Форум » Библиотека » Читальный зал (продолжение) » Ответить

Читальный зал (продолжение)

Стюша: Просторное помещение с высокими потолками и большими окнами. В ночное время библиотеку освещают факелы. Часть комнаты занимают массивные дубовые столы. И, естественно, присутствует множество стеллажей с разнообразными книгами. Немного поодаль располагается запрещенная секция, которую разрешается посещать только преподавателям и старостам. На доске объявлений, на белом пергаменте было выведено: "Уважаемые ученики! Если Вам требуется какая-либо литература, то убедительно прошу оставлять свои заявки здесь, в читальном зале. [off]выделяйте, пожалуйста, свои требования жирным курсивом[/off]."

Ответов - 104, стр: 1 2 3 All

Радомира Милованова: "Какого черта он смотрит на меня как маньяк?!" - взбесилась Мира. Еще полгода назад она бы сбежала из этой странной ситуации, но сейчас в ней поднялась волна такой ярости, что рассудок помутился, зубы скрипнули, глаза вперились в одну точку: маленький открытый участок шеи под мочкой уха... - Попробуй укусить, если сможешь. Это стало последней каплей. Девушка как-то расслабилась, лицо смягчилось, приняв почти безмятежное выражение. На один миг. В следующую секунду она с рычанием уже летела к его горлу. Зубы вцепились в светлую кожу. Милованова ощутила металлический вкус крови на губах. Но в приступе бешенства она забыла о том, что жажда жаждой, а ни волчьих силы, веса и ловкости ей от природы не досталось. Рамира вспомнила об этом только тогда, когда скрученная в пару незаметных движений Эолом, уткнулась носом в каменный пол читального зала. Парень почти без усилий удерживал её руки за спиной, пока девушка извивалась всем телом, чтобы вырваться. Бессильное рычание рвалось из груди. Мира больно стукнулась подбородком и прикусила язык прежде, чем начала потихоньку остывать. Когда она, наконец, замерла, лежа щекой на прохладных камнях, то голова её снова была пуста. "Какой позор... Зачем ты мучаешь меня?!" "Интересно, при чем тут я? Я не хотел его кусать. Этого хотела ты. А я лишь подыграл тебе, девочка," - услышала Мира такой знакомый насмешливый голос Ррокхарта в своих мыслях. - Что? - задохнулась от возмущения брюнетка, забывшись, вслух.

Эол Олайн: Рамира вспомнила об этом только тогда, когда скрученная в пару незаметных движений Эолом, уткнулась носом в каменный пол читального зала. Парень почти без усилий удерживал её руки за спиной, пока девушка извивалась всем телом, чтобы вырваться. Бессильное рычание рвалось из груди. Мира больно стукнулась подбородком и прикусила язык прежде, чем начала потихоньку остывать. Эол хорошо знал как обезвреживать и успокаивать людей. Но не всегда получалось сделать это как можно мягче и не так больно. Как говорится, раз на раз не приходится. - Что? - задохнулась от возмущения брюнетка, забывшись, вслух. - Успокойся, мы ведь играем в твою игру. Парень расслабил хватку, чтобы не так больно было девушки. - Мира, ты остыла и тебя можно отпустить?, - Олайн прошептал на ушко Рады. - Такие сладенькие ушки.

Радомира Милованова: - К-какую игру? - внутри всё похолодело от этого шепота, и девушка в страхе заерзала по полу. "-Твой новый дружок как-то подозрительно пыхтит над твоим ухом, ты не находишь?" - иронически поинтересовался оборотень, забавляясь над ситуацией. Миру словно огрело. Она была слишком наивна, чтобы заметить такие детали, на которые обратил её внимание Ррокхарт... - Отпусти меня. Не надо никаких игр, - почти проблеяла она от ужаса, вдруг взглянув на всё происходящее с другой стороны. "Может, он, и правда, маньяк? И на самом деле спас меня, чтобы я теперь была ему должна?" - бились в голове панические мысли.


Эол Олайн: - К-какую игру? - внутри всё похолодело от этого шепота, и девушка в страхе заерзала по полу. Парень удивился после слов девушки, - Может у нее раздвоение личности? - Как какую? Эта постановка и нападение на меня в читальном зале. На озере, когда ты шла и заманивала меня своим видом в одной рубашке. Забыла? Олайн отпустил девушку, но не сводил с нее глаз и ждал какой сделает следующий ход тигрица. Опять попытается укусить или убежит от него. Или может отличный вариант от предполагаемых.

Радомира Милованова: Получив свободу, Мира перевернулась на спину и отползла от парня метра на два, пока не уперлась в книжную полку. - Я? Заманивала? - девушка даже покраснела от такого заявления. Всё ещё сидя на полу, она подтянула коленки к груди. Ей вспомнилось тогдашнее безудержное веселье, как легко и радостно танцевалось на льду под лунным светом... - Это неправда! - с отчаянием выпалила первокурсница. - Я не знала, что за мной следят. Нечестно обвинять меня в таком... В глазах Эола плясали чертики, а в уголках губ затаилась ухмылка, отчего Мира поспешно отвела взгляд и вдруг заметила... - У тебя кровь! - ахнула она, подымаясь и хватая парня за руку. - Пойдем! Надо обработать рану! "Интересно, всех ли учеников Тибидохса, я успею перекусать, пока нахожусь здесь?" - риторически вопросила Мира у самой себя. >>Комната Радомиры Миловановой и Веры Гросс

Эол Олайн: - Мм, тогда я ошибся получается, прости. - Интересно какая будет реакция Миры. Парень встал с пола облокотился об книжную полку, капюшоном зажимая ранку. И так особо не придавал значение крови, идет ну идет подумаешь. Сама же и остановится, как это бывало раньше. - У тебя кровь! - ахнула она, подымаясь и хватая парня за руку. - Пойдем! Надо обработать рану! - Хорошо, не против с тобой пройтись. Олайн послушно последовал за Радой, не сопротивляясь ей, все больше входя в роль в спектакле или постановке. - Даже очень интересно стало, что из этого выйдет.

Эрика Максимова: Из коридора с огромными окнами, ага >>> Эрика, таща за собой Владу, ворвалась в библиотеку и тут же направилась к Абдулле, опять сочиняющему проклятие. - Принесла книгу? Почему такая помятая? Проклясть, что ли? - проворчал Абдулла, одним глазом вперившись в тетрадь, другим, переплывшим на нос, раздумчиво разглядывая книгу. - Не знаю, я, наверное, её уронила, а кто-то потом на неё наступил, - с искренним удивлением пожала Эрика плечами. Абдулла было открыл рот, и вдруг противно захихикал. - Ну-ну. Кто-то, значит? Хорошо, принимаю. Полка с книгами по сглазам там, - взмах расплывчатой рукой в сторону стеллажей. - Удачи! - с противной улыбочкой добавил джинн. - Спасибо! - искренне ответила синеволосая (какой милый джинн, всё-таки!), после чего с отеческой заботой спросила: - А тебе не холодно - без одежды-то? Не хочешь плащ? Глаза джинна полезли на лоб. - Ну, не надо, так не надо, - огорчённо проворчала тёмная и направилась к стеллажам, чувствуя, как Влада идёт за ней. - Книга по сглазам... сглазы... - бормотала она по пути. - Так... "Книга о сглазах для начинающих". Не то... "Редкие сглазы"... А, эту книгу я и брала. О! "Очень редкие сглазы"! - обрадовалась Эрика и потащила книгу к столам, чувствуя идущую за ней Радугу. - Сглаз Хико... нет, не то... Цветочный сглаз... Пузырьковый сглаз... мамосглаз... Абри... о, мамосглаз! - Эрика, чуть было не пропустившая описание мамосглаза, вернулась к прежней странице. Сама бы она не остановилась там, но внутри что-то толкнулось, напоминая тёмной. - И зачем он мне нужен? - пробормотала девочка. Внутри протянули: "Не тупи. Смотри скорей, как избавиться от этого ужаса". - "Чтобы избавиться от этого сглаза, нужно выпить 50 миллилитров слёз грешницы, после чего чётко произнести: "МиАкус нарнОкус"", - вслух прочитала Эрика и ужаснулась: - Слёзы грешницы! О боже, какая гадость! И где я это возьму? Внутри нетерпеливо зарычали: "Да поймай тёмного и сунь ему под нос лук, и дело с концом!" - Не знаешь случайно, где их можно раздобыть? - растерянно спросила у Влады Эрика.

Влада Радуга: Бродя между стеллажами с книгами, Владка взяла одну, которая первая попалась на глаза. "Драконы" прочитала Владка, на первых же страницах была анатомия драконов. Вспоминая своего лоскутного полетного дракончика, Радуга врезалась в стенку и поняла, что многих деталей не хватает. - "Чтобы избавиться от этого сглаза, нужно выпить 50 миллилитров слёз грешницы, после чего чётко произнести: "МиАкус нарнОкус"... Слёзы грешницы! О боже, какая гадость! И где я это возьму?.. Не знаешь случайно, где их можно раздобыть? - говорила Эрика. Минуту спустя, до Владки дошло что это её спрашивают и, положив книгу на стол, задумалась. -Может... Хотя нет. Смотря что подразумевать под понятием грешник. Возможно, что подойдут любого, кому есть хотя бы лет 15-16, за это время обычно успеваешь много чего сделать...- Задумчиво сказала Радуга и добавила - Может, мои подойдут? Мне все-таки 316 лет и я уже много натворить успела. - Радуга надеялась, что синеволосая поверит без доказательств, иначе косых взглядов и расспросов не избежать. Три или четыре сущности в одном теле, причем далеко не все миролюбивые и добрые.

Эрика Максимова: - Может... Хотя нет. Смотря что подразумевать под понятием грешник. Возможно, что подойдут любого, кому есть хотя бы лет 15-16, за это время обычно успеваешь много чего сделать... Может, мои подойдут? Мне все-таки 316 лет и я уже много натворить успела. Где внутри расхохотались: "Я обожаю нынешнее Светлое отделение!" Эрика покачала головой. - Не думаю, что твои подойдут. Нам понадобятся слёзы действительно грешницы, осознающей это и принимающей этот факт, - со знанием дела протянула синеволосая. - Лучше всего с Тёмного отделения, конечно... интересно, кто бы согласился для нас поплакать? - Эрика крепко задумалась, перебирая у себя в голове различные имена. Список грешниц набрался изрядный, но девушка сильно сомневалась, что они согласятся плакать просто так. - Интересно, грешниц можно чем-нибудь приманить? - выдвинула ещё одну бредовую идею тёмная.

Влада Радуга: Слезы Владки не понадобились, что не могло не радовать. «Интересно, а куклы могут плакать?» - Думала Радуга. Сама она никогда не видела плачущих кукол, разве что на картинках. - Мне на ум приходит Ши и Рысина.- Проговорила тихо Радуга, возвращаясь к теме о грешницах.- Рысину зарыдать заставить проблематично, если не какао. А вот Табачницу... Надеясь, что дальше Эрика додумает все сама, Владка полистала книжку по сглазам. Кукол там нет. И это радовало! Хотя какой тут сглаз, если это от зелья? Видимо мозги на пару минут куда-то телепортировались погулять.

Эрика Максимова: - Мне на ум приходит Ши и Рысина. Рысину зарыдать заставить проблематично, если не какао. А вот Табачницу... - Это гениально! - воскликнула Эрика и от обилия чувств обняла Радугу. - Таши, точно! Как я сразу не догадалась! Порывшись в сумке, Эрика достала из неё зудильник и, потыкав в кнопки, попыталась соединиться с Табаки. Та всё не брала зудильник, и синеволосая, пожав плечами, оставила ей сообщение: "Срочно приходи в библиотеку!" Убрав зудильник обратно, Эрика, словно оправдываясь, пробормотала: "Я сделала всё, что смогла" и села за стол, став заинтересованно читать книгу по сглазам в ожидании Таши. Табачница, если хочешь помочь, то приходи быстрее, а то Эрика быстро заскучает ХЪ

Селестина Остен: Остен гуляла по коридорам замка в поисках приключений и вдруг наткнулась на дверь с заманчивой вывеской. В обитель Абдулы Тина зашла, легонько хлопнув дверью, зная по слухам, какой жестокий хранитель этого места. Она не хотела на него наткнуться, а хотела взять книгу по Магии Стихий. Только и всего. Оглянувшись, девушка увидела двух беседующих особ. "Может спросить у них, где находится раздел Магии Стихий?" Решив, что это самое правильное, Сел, направилась в сторону говорящих. - Привет. Вы не могли бы мне... - начала Тина, но увидев знакомое лицо в виде синеволосой магвочки перестала думать о чем говорит, - Староста? Ты, то есть, вы помните меня? Я Селестина. Помогите мне найти раздел Магии Стихий! Стоп. Вы о чем то говорили? Вам помочь? Если нужна помощь - я к вашим услугам. Стоп, чем я могу помочь? Повернув голову в другую сторону, она произнесла: - Привет. Мы с тобой ещё не встречались... Я Селестина Остен, Темное отделение, 1 курс. Приятно познакомиться. - и протянула девушке руку. - Ах, да. Простите, староста, а как вас зовут? - Тина посмотрела на синеволосую, в ожидании ответа.

Эрика Максимова: - Привет. Вы не могли бы мне... Эрика подняла голову, заинтересованно посмотрев на девочку. Её лицо показалось ей смутно знакомым. - Староста? Ты, то есть, вы помните меня? Я Селестина. - Да, - вспомнила Эрика. - Ты была в комнате Славы вместе со мной, да? Прости за тогдашнее поведение, - мило улыбнулась синеволосая. Где-то внутри проворчали: "За что извиняться-то? И я сто раз говорила, что мне неприятно обращение "староста"! И почему на вы, а?" - Помогите мне найти раздел Магии Стихий! Стоп. Вы о чем то говорили? Вам помочь? Если нужна помощь - я к вашим услугам. Чем я могу помочь? - Не волнуйся ты так, - смехом перебила Эрика Селестину. - Да, ты могла бы помочь. Смотри, - Эрика подвинулась, чтобы девочка смогла разглядеть книгу. - Мне зачем-то нужно найти снятие мамосглаза. Вернее, я уже нашла способ, но мне нужны слёзы грешницы, - тёмная подвинулась обратно и тоном бывалого соблазнителя осведомилась: - Ты случайно не грешница? - Ах, да. Простите, староста, а как вас зовут? - Эрика Максимова, - синевласка протянула руку для рукопожатия. - Как ты уже и сама догадалась, Тёмное отделение. Третий курс.

Селестина Остен: - Ты была в комнате Славы вместе со мной, да? Прости за тогдашнее поведение, - Ничего страшного. С кем не бывает - улыбнулась Тина. Да, ты могла бы помочь. Смотри - Остен заглянула в книгу. По всей видимости она была о сглазах. Это девушка поняла по содержимому. "И чем я могу ей помочь? Сглаз наложить, или снять?" Ты случайно не грешница? Сел помедлила с ответом. "Сказать о воровстве, или это не грех. Ну не очень большой. Или все таки не нужно этого делать. Я знаю эту девушку совсем недолго и сомневаюсь. Блин, что же делать?" - размышляла первокурсница, а после ответила: - Нет. Что ты? Какая я грешница? - с милой улыбкой произнесла темная. - Но я могу помочь найти и словить таковую.

Эрика Максимова: - Ничего страшного. С кем не бывает. - Действительно, - пробормотала Эрика, снова вперяясь взглядом в книгу. - Нет. Что ты, какая я грешница? Но я могу помочь найти и словить таковую. - Это было бы здорово! - Эрика взволнованно обернулась ко Владе и обратно. - Найди мне Таши... а, ты ж её, наверное, не знаешь, - сообразила она. - Табаки Ши, тоже Тёмное отделение... не помню какой курс, - расстроилась тёмная. - Я что-то слышала о том, что она сейчас тоже под сглазом, - о боже, как упорото это звучит, - так что уговорить её помочь будет не сложно. Сможешь найти?

Влада Радуга: К двум девушкам в библиотеке тихонько примкнула и третья - Селестина. Радуга видела ее в первый раз, или нет, но забыла об этом. Протянув свою фарфоровую ручку для знакомства и тихо представившись - Радуга- Владка встала из-за стола и поставили книжку с драконами на место. Слушая краем уха, о чем говорят девочки, она бродила между стеллажами, осматривая все вокруг, проводя пальцами по корешками книг, вдыхая их запах, как хотелось их все прочитать! Владка всегда была книжным червем и очень любила читать, а тут такая огромная библиотека и книги, которых нельзя найти в обычной библиотеке. Взяв одну из книг со стеллажей, Владка уселась на пол, оперевшись о стенку стеллажа, и погрузилась с головой чтение. На некоторое время все перестало существовать для нее, и была только книга, говорящая с ней о дальних мирах. -Найди мне Таши... а, ты ж её, наверное, не знаешь. - голос из вне оторвал Владку от книги. Это была Эрика, которой нужны была Табаки. -Я ее знаю... И поэтому искать не пойду, ибо бесполезно. - Ответила Радуга немного грустным и обиженным голосом. Она не любила, когда ей говорили что-то сделать и делала все с точностью наоборот или делала так, что бы больше никогда не просили. Вот и сейчас Радуга могла бы и пойти поискать Табачницу, но из-за своего упрямства не пошла бы и за шоколадку, хотя его она ненавидела. Оставалось только пнуть посильнее Радугу, что бы она что-то начала делать.

Табаки Ши: >>из недр замка На шум боя драк сражений поисков в читальный зал, сметая все на своем пути, ворвалась.. маленькая, рыжеватая лисичка. Скажем, мало что сметала и разрушала - вы только посмотрите на размер фенька, - но появилась в помещении, будем надеяться, весьма эпично и эффектно. У Таши затормозить не очень получилось, потому что та начала разъезжать ногами по полу библиотеки. Со стороны это выглядело очень мило, смешно и нелепо. Только бы звук поубавить. - Пф, куда ж вы забрались, доберешься до них, - запищала, наконец остановившаяся, Табаки. - Кто-то тут назвал имя моё? Я пришла помочь всем страждущим! Максимум пять человека. зато безвозмездно! - если бы сейчас у лисички были бы пальца на руках, то указательный точно важно поднялся бы вверх. Покемон в жилетке перебежал ближе к собравшимся, осматривая присутствующих. Что-то маленькому феньку не очень понравилась книга в руках Максимовой. И сама Макстмова. Что может быть _вдруг_ нужно ей от Таши? - Приветствую, о велики герои! Или вы не герои?- лисичка подозрительно сощурилась. - Раадуга! Давно не виделись. Столько всего произошло и изменилось! Кстати, ты в покер умеешь? Фенек развернулся и подбежал в сторону Эрики. Верча во всю ушами, поскреблась коготочками - они же маленькие! - по ноге синеволосой. Чтоб заметила. - Привет, Эрика! Что, помощь нужна или что-то в этом духе, ммм? - вкрадчиво пропищала Таши. Рядом ещё стояла новенькая (?), с которой Табаки успела познакомиться ещё в комнате Славы и при всех стоящих там обстоятельствах. - Кхм, а вы знали, как неуютно и неудобно стоять тут на сырой земле, да и с таким ростом? - покемон с укором заговорил. - Найдется тут мил человек, который не надорвется поднять меня? Я так работаю лучше.

Эрика Максимова: Пока Эрика размышляла, как найти Таши, она сама их нашла. Точнее, фенек. - Пф, куда ж вы забрались, доберешься до них. Кто-то тут назвал имя моё? Я пришла помочь всем страждущим! Максимум пять человекам. Зато безвозмездно! - Ой, какая прелесть! - восхищенно протянула Эрика. - Таши, тебя тоже сглазили? Как мило! Пощебетав о чём-то с Радугой, Таши подбежала и поскреблась коготками о ногу синеволосой, привлекая внимание, видимо. - Привет, Эрика! Что, помощь нужна или что-то в этом духе, ммм? - Типа того, да, - оживилась Эрика, после чего, опережая жалобу Таши, с тревогой спросила: - Тебе не холодно стоять на полу? Может, тебя на руки взять? - и, не дожидаясь ответа, подняла фенька и посадила к себе на колени, задумчиво начав поглаживать. - Да, нам нужна помощь. Мне нужно снять мамосглаз, - в сотый раз объяснила тёмная. - А для этого нужны слёзы грешницы. Поплакать не хочешь, не?

Селестина Остен: -Я ее знаю... И поэтому искать не пойду, ибо бесполезно. - Я Таши знаю, только не знаю где её найти. - Остен посмотрела сначала на Владу, потом на Эрику. Тут в библиотеку забежала маленькая лисичка - фенек. Только из разговора девушек Тина поняла, что это сглаженная Ши. В разговоре первокурсница не участвовала - её не спрашивали, а говорить она не собиралась. Кроме всего прочего, темной все ещё нужна была книга по Магии Стихий. Думая, как лучше спросить о помощи, девушка развернула конфету и засунула в рот. В следущий миг, зуб, на который попала сладость, невыносимо заболел. - Ауч! - вскрикнула Тина, держась за щеку. - Эрика! - девушка начала махать свободной рукой перед глазами, точнее, перед носом, синеволосой. - Эрика! Помоги... Ай! - от разговора зубы заломило ещё сильнее, - найти раздел Магии Стихий! - довершила фразу темная. "От чего у меня зубы болят. Ну, надеюсь, это скоро пройдет." - пронеслось в голове Сел.

Табаки Ши: Таши великодушно подняли на колени. А именно Эрика. Лисичка даже чуть-чуть испугалась от такого поведения товарища, но тут в маленькую головку пришла мысль, что Табаки ту не единственная сглаженная. «Ну и хорошо, - подумал покемон. – Чем больше народа страдает вместе со мной, тем лучше!» Была такая поговорка «тонешь сам – топи другого». На коленях синеволосой было на удивление мягко и уютно, даже спокойно. Таши почесала лапкой одно из больших ушей-локаторов. Все вокруг были такими большими, Гулливерами в стране лилипутов. А от этого становились только смешнее. Но тут все-таки Табаки начала возмущаться и протестовать. - Какое потребительское отношение к живому существу, - фенек многозначительно начал. – Которое всегда рядом поддержит и поможет. И почему – хотела бы я знать – как слезы грешницы, так сразу Таши, да Таши. Да я ничего плохо в жизнь не сделала. Все мною сотворенное законно, как минимум. Возможно, - последнее слово затихло, когда личика чесала лапкой мордочку. А кстати, вопрос чисто биологический (или какой там): феньки способны плакать? Или хотя бы что-то в этом роде? Кто у нас тут специалист по животным, занесенным в Красную книгу. - Тиина, - деловито протянула Таши. – Тебе нужна книга по Магии Стихий? Да? Если так, то я могу тебе _бесплатно помочь, ага. Прямо здесь и сейчас, стоит тебе только согласиться! Табаки свернулась в клубочек на коленях Эрики, только высунув голову, чтобы все слышать и всем отвечать.

Рин Нестеренко: - Ташиташиташиташи! - в Читальный Зал ураганом влетело нечто, после ближайшего рассмотрения оказавшееся Нестеренко на последнем сроке проклятия. - Я знаю ты тут. Я знаю о безвозмездной помощи. У меня есть просьба. - Рин носилась между полок, хватая и ставя обратно книги, наконец, ее словно ненадолго отпустило и она плюхнулась на стул, обхватив себя руками и легко покачиваясь. - Срок проклятия истекает сегодня ближе к полуночи. Я уже практически чистая энергия. Сможешь помочь?

Алана-дер-Неруа: Рин, твое личное время растягивается еще на два дня, потому что мне бы хотелось, чтобы ты отыгралась, и не хотелось бы, чтобы ты умерла. Срок проклятия - до полуночи, но твоя полночь с 23 на 24 может произойти в течение ближайших двух суток.

Влада Радуга: Минуту спустя, после Владкиного отказа, в зал вбежала лисичка. Судя по болтовне это была сглаженная Таши, только она столько болтает. Был еще способ проверить это - помахать перед ней часиками, но часиков не было, а если бы и были, то Радуга все равно не отдала бы их на растерзание рыжему зверю. Только Радуга приблизилась, что бы погладить Лисичку( она же не кусается?), как в зал вбегает Рин и просит Таши о помощи. - Срок проклятия истекает сегодня ближе к полуночи. Я уже практически чистая энергия. Сможешь помочь? - Быстро проговорила Рин, пока Владка бесшумно приблежалась к зверьку. -АПЧХИ!- громко чихнула Радуга. Аллергия! А я думала, что у кукол их не бывает. И как я чихаю, если органов нет? -Продолжая чихать и ускать ручьи слезы из глаз, Радуга быстро выбежала из библиотеки, говоря на ходу Эрике свои извинения. - Прости, АА-АПЧХИ! Мне нужно, пчхи, иди. Уаа- Уже звывая выбежала радуга и унеслась в неизвестном направлении.

Рин Нестеренко: - Прости, времени нет, я вынуждена. - Нестеренко потерла лоб и попыталась перестать раскачиваться, что, однако, не слишком получилось. - Напрямую, у вас у всех слишком много мыслей. Тише, тише. У тебя есть идея, чувствую. Формировать долго. Я возьму. - Нарушая все законы личного пространства, Ринушка прикоснулась к Табаки, легко поглаживая ее по шерстке. - Огонь, ангар, я понимаю. Прекрасная мысль. Кто об этом рассказывал? Он. Я поняла, поняла. Я пока пойду. Передайте ему, пожалуйста. Или не стоит. Не знаю. - Оставив всех в легком шоке и сумбуре от своего присутствия, девушка покинула помещение в стиле своего же прихода. >> Ангары Правда, простите за нарушения всех возможных правил игрового этикета. Время до завтрашнего вечера, нужно успеть. Спасибо всем))

Табаки Ши: То что почувствовала Таши, как её потрепали по пушистой меховой спинке. Табаки это, на удивленье, восприняла. Во-первых, это приятно. Во-вторых, когда она ещё ходила в обличие человеческом, то любила время от времени потрепать эти милые и хорошие пушистые комочки мяса. Лисичка хотела дальше продолжить свой разговор с Эрикой, а так же бескорыстно помогать людям, но осознала, что потрепавшим её существо была никто иная, как Рин. Фенек нахмурился в раздумьях. Нестеренко довольно странно себя и вела. Если сравнивать с её прежним обычным поведением, конечно. При всей при этой активности было в словах старосты что-то грустное, как будто они уже никогда не увидятся. А после разговоров о драконах, огне-пламени и прочих, сейчас отнюдь не привлекательных вещах, Таши забеспокоилась. Сглаз сглазом, лисиное обличье, лисиным обличьем, а потерять верного друга-товарища не хотелось. Но не успела Табаки ничего сказать, как Рин уже убежала в неизвестном направлении. Хотя, если включить хваленую всеми логику, то можно и сообразить. Где в Тибидохсе есть что-то отвечающее слова «драконы», «пламя» и всё в этом духе? Конечно близ драконбольного поля в ангарах. Благо Табачница с недавних пор завела уши-локаторы и могла потом примерно найти местоположение Нестеренко, если она решит уйти от ангаров. Всё-таки бывает польза от зверьков. «Эй, может податься мне в анимаги? Вот уже практикую вовсю освоение тела зверя.» - Это так оставлять нельзя, - важно сказала Таши, спрыгнув с коленей Эрики. – А пойду-ка я за ней от греха подальше. И вы давайте. По желанию, конечно. Просто, если тащить человека, это маленькое тельце вряд ли сгодится. И Табаки побежала, быстро-быстро перебирая лапками, в сторону ангаров или куда-то ещё. >>>куда уши повели>>>

Эрика Максимова: Эрика равнодушным взглядом следила, как Селестина, непонятно морщась, жуёт конфету, после чего хватается за щёку. – Ауч! Эрика! Эрика! Помоги... ай! ...найти раздел Магии Стихий! – Рукой-то махать зачем? – Эрика немного отодвинулась, дабы увлёкшаяся Селестина не заехала синеволосой по жизненно важному органу чувств. – Короче, так. Прямо-прямо-прямо, там большая яма, в яме той... ой, – синеволосая прекратила цитировать детский стишок, немного подумала и предприняла вторую попытку. – Прямо-прямо-прямо, налево и направо, прямо-прямо-прямо, налево, огибаешь кресло и опа! – довольная собой тёмная щёлкнула пальцами. Понятно же объяснила, ну. – Какое потребительское отношение к живому существу. Которое всегда рядом поддержит и поможет. И почему – хотела бы я знать – как слезы грешницы, так сразу Таши, да Таши. Да я ничего плохо в жизнь не сделала. Все мною сотворенное законно, как минимум. Возможно. – Ври больше, – отмахнулась Эрика, после чего добавила: – Потому что ты единственный доступный сейчас челове... существо. Рин же меня пошлёт. Где-то внутри удовлетворённо сказали: "Сглаз потихоньку теряет силу... ещё дня три, и тогда..." После этого внезапно в библиотеку влетело нечто. Пока нечто засыпало вопросами Таши, синеволосая, внезапно понявшая, что это её соседка, честно пыталась упасть в обморок. – О боже, Рин, что с тобой стало? – прохрипела тёмная на последнем, можно сказать, издыхании. Рин явно ничего не услышала и выбежала из библиотеки, на ходу что-то бормоча на непонятном языке (просто темп речи Рин был слишком быстрым для поражённой сглазом тёмной), а за ней (или перед?) выбежала Влада, яростно чихая, а за ними выбежала Таши, тоже что-то делая. В библиотеке остались подвывающая от боли Селестина и невозмутимая Эрика, которая наконец-то смирилась с тем, что она не понимает ни-че-го. – Ну что ж, меньше народа – больше кислорода, – выдала синеволосая народную мудрость, после чего добавила, обращаясь к Селест: – И всё-таки. Где мне достать слёзы грешницы, а? Какой дефицитный продукт оказался, никогда бы не подумала! Я очень люблю Рин и всё такое, но мне та-а-ак лень описывать, как я за ней пошла... считайте, что я мысленно с ней, да.

Селестина Остен: – Рукой-то махать зачем? – Тина нахмурилась и посмотрела на синеволосую. А как ещё привлечь чужое внимание прикажете?- мысленно возмущаясь, Остен ничего не сказала, продолжая охать от боли. – Прямо-прямо-прямо, налево и направо, прямо-прямо-прямо, налево, огибаешь кресло и опа! Селест возмущённо посмотрела на Эрику. И это объяснение? А попонятней нельзя? И с милой улыбкой уже голосом добавила: - Может ты покажешь, где это находится? А то, боюсь, заблужусь я. И ещё, раз на всех сглазы насылают... Дай как книгу- и пододвинула книгу к себе. Решив все таки помочь бедной Максимовой, произнесла: - Услуга за услугу. Ты поможешь мне справиться с зубной болью, а я найду тебе грешницу. Согласна? - произнесла тёмная и снова взглянула в книгу. Из всех ситуаций нужно находить выгоду, не так ли?

Эрика Максимова: – Может, ты покажешь, где это находится? А то, боюсь, заблужусь я. И ещё, раз на всех сглазы насылают... Дай-ка книгу. – Делать мне нечего – каждому нуждающумуся помогать, – сказала бы Эрика раньше. – Конечно! – мило воскликнула Эрика и вскочила, показывая готовность помогать. – Услуга за услугу. Ты поможешь мне справиться с зубной болью, а я найду тебе грешницу. Согласна? – Действительно? Так мало? Не умеешь торговаться, девочка. – Конечно! – опять мило воскликнула Эрика, после чего подняла кольцо: – Болеус обуздатус! Красная искра мгновенно спорхнула с кольца и залетела прямо к Селестине в рот, как раз открытый. Та, наверное, поперхнулась, но во рту искра, коснувшись зуба (и никаких болезненных ощущений, ожогов и так далее, она же снимает боль!), тут же пропала, а Эрика, ничуть не сомнивавшаяся в действенности заклинания, бодро сказала: – Пошли, я покажу тебе стеллаж! – затопала по библиотеке, чётко следуя своим инструкциям. Встав напротив огромного стеллажа, наверху которого грохотал гром и метались маленькие молнии, рукой показала на книги – мол, вот, пожалуйста.

Селестина Остен: В первый раз Остен удивилась, когда боль прошла благодаря заклинанию. Мысленно стукнув себя по лбу, Тина подумала, что плохо выбрала желание. Во второй раз удивлением было то, что Эрика согласилась на помощь. Быстро, без споров. Сейчас, стоя у стелажа с громыхающими молниями, Сел быстро придумывали пути бегства. - Эм, Эрика? Спасибо за помощь. На счёт грешниц... Ты не пыталась найти их поисковым заклинанием?- посмотрев на синеволосую, Остен схватила книгу со стелажа, не заботясь о её содержимом и быстро засеменила к столу. Отложив книгу в сторону, Селест, убегая от ответа решила полистать книгу сглазов. Но, собравшись с духом и силами, ожидая дальнейшие пытки тихо произнесла: - Перед тобой воровка в третьем поколении. Да, я та самая грешница.

Эрика Максимова: – Эм, Эрика? Спасибо за помощь. Насчёт грешниц... Ты не пыталась найти их поисковым заклинанием? Эрика поднимает бровь. Эрика закрывает глаза и досчитывает до трёх, стараясь не сказать: "Какая же ты дура". Эрика мягко улыбается. – Нет, и не думаю, что им можно искать человека, – спокойно говорит тёмная. А затем задумчиво следит за непонятно почему нервничающей Остен, и открывает рот, чтобы спросить, и закрывает рот, так как это не её дело, и открывает рот, так как любопытно же, и закрывает, так как... – Перед тобой воровка в третьем поколении. Да, я та самая грешница. Эрика хмурится, но не из-за новости, а из-за того, что потеряла мысль. Эрика фыркает: "Да ты опасна. Так вот из-за чего ты нервничала, да? Ох, ты такая ещё маленькая". Эрика ласково гладит девочку по голове: – Ничего страшного, это пройдёт, – непонятно говорит она, имея в виду то ли воровство, то ли самокопание. – Давай ты сейчас поплачешь, я соберу слёзы, и тогда уже буду тебя утешать? – с надеждой на скорое завершение этого итак затянувшегося квеста вопрошает тёмная. Эрика фыркает: "Да когда ты очнёшься, я скорее поверю в то, что ты сбежишь из замка на неделю, чтобы никто не напоминал о твоём позоре, чем поможешь девчонке". – Так договорились? – нетерпеливо вопрошает тёмная.

Лой Ивер: Комната Лой Ивер – Давай ты сейчас поплачешь, я соберу слёзы, и тогда уже буду тебя утешать? – услышала Ивер, едва войдя в читальный зал. Она едва не прыснула от такой милости, отметив, что Темные всегда остаются Темными. Лой дружелюбно кивнула девочками, направляя вглубь библиотеки. А именно, в запретную секцию. Книга, которая воительнице приснилось, очень хорошо отпечалась в голове. Сложность заключалась в том, что видела она только ее обложку, на которой не было даже названия. Вздохнув, девушка присела в отдалении на корточки и принялась искать по полкам, один за одной, останавливая внимание на каждой темной корочке, какая только попадет на глаза.

Лой Ивер: ...Темная проводила в запретной секции уже часа три. Рядом покоилась длинная стопка книг в черных обложках. Кажется, это были все, теперь можно было уже рассмотреть их поподробнее. Довольно быстро оказалось, что большая часть книг были по темной магии: здесь было все, от некромагических ритуалов и до автобиографий темных волшебников, души которых, кажется, жили в их работах и ждали любопытных душ, чтобы сожрать. Темная очень быстро сортировала книги, отправляя их обратно на свои места: либо тематика не подходила ситуации, либо же кожа, которой переплели книгу, выглядела немного по-другому, либо же размер не подходил. Лой едва не сошла с ума, натыкаясь на одни неудачи. Но она должна была быть здесь! Последние три книги. Воительница нервно раскрывает большой древний фолиант без заголовка. Пожелтевшие от времени страницы были потрепанными, как будто бы их часто листали. Но при этом, они были пустыми. Минут пятнадцать Темная просто перелистывала, надеясь найти хоть что-то. Не нашла. И очень сильно ругнулась, осознавая, что книга - магическая и что-то тут не так. На всякий случай, обсмотрела оставшиеся два фолианта, но и они оказались неинтересными. Закрыла глаза, вспомнила все книги до этой... Нет, это должна была быть книжка из сна. По крайней мере, она очень сильно на это надеялась. Теперь же следовало ее хорошенько спрятать. Девушка еще ненадолго остановилась у справочника заклинаний, а затем направилась к выходу. На этот раз Лой выскользнула из библиотеки совершенно бесшумно. -> Комната Лой Ивер

Стася Булгакова: Стася уже битых два часа пыталась найти ту самую книгу. Она перерыла все близ лежащие полки, но чёрной кожаной обложки без надписей так и не обнаружила. Неужели её мог взять кто-то почитать? Девушка чуть ли не зубами скрипела от досады, для того чтоб теперь найти книгу ей потребовалось бы обойти весь замок и перерыть все тумбочки. Без толку спрашивать джина кто мог её взять, проклянёт и пошлёт куда подальше. Девушка закусила губу, нужно было срочно что-то придумать, ведь времени оставалось совсем немного.

Лой Ивер: Воительница долго околачивалась неподалеку от собственных покоев, в ожидании. Почему-то ей казалось, что у ее возлюбленной хватит мозгов догадаться самой, но, видимо, не судьба. Поставив на дверь охранное заклинание, которое должно было оповестить Лой в случае прихода гостей, она неспешно прогуливалась по коридорам, ведущим в библиотеку. И правда, не прошло и пары часов, как она почуяла знакомый запах. В недавно посещенный ею зал девушка вошла бесшумно. Замерла у уже исследованного ею стеллажа позади мятежницы, облокотившись спиной на книжные полки. Скрестив руки на груди и с усмешкой наблюдая за суматошными движениями темной Стаси, Ивер лениво протянула: - Что-то потеряла, милая?

Стася Булгакова: Стася уже предчувствовала, что нынешний день ничего хорошего не сулит, но чтоб на столько. В дверях показалась воительница, Стася так увлеклась, что не успела почувствовать её приближения. Вампирка стиснула зубы. Снова попалась. - Что-то потеряла, милая? После потраченного в пустую времени девушка была не в духе. Стася медленно повернулась к Ивер, - Не твоё дело, - процедила она сквозь зубы, а взглядом, что она бросила на Лой, можно было убивать.

Лой Ивер: - Не твоё дело, - процедила Стася сквозь зубы, а взглядом, что она бросила на Лой, можно было убивать. - А, ну хорошо, - Лой улыбнулась, как ни в чем не бывало развернувшись к Стасе спиной и собравшись уходить. - Ну я тогда книжку себе оставлю, - как бы невзначай кинула она и направилась к выходу. В душе пели птицы и хотелось громко смеяться. Но Ивер пока сдерживалась, наслаждаясь сценой.

Стася Булгакова: -Драк, - выругалась темная, - так и знала что без тебя тут не обошлось. Догадывалась, но всячески старалась отбросить эти мысли, чтоб не идти в комнату воительницы. Ивер уже скрылась из виду, а Стася всё стояла не двигаясь и пыхтя от досады. Однако ничего не оставалось другого как последовать за тёмной. Раз она украла у неё артефакт, значит собирается выдвигать свои условия. Комната Лой Ивер >>

Катя Твердохлебова: Один поворот, другой, третий. Катерина не спеша прогуливалась по вечернему замку, поглаживая пальцами массивные каменные стены. Это было почти первое, что сделала Темная, после того, как они с Лой не менее эффектно, чем в первый раз, выпали из страниц книги. Наш дом везде. Вроде так прозвучала фраза на собрании. Конечно, везде, только замок был самым родным. Волосы растрепались, пряди падали на лицо, скрывая его, но менее узнаваемая Катерина от этого не стала. За пазухой привычно грелся небольшой нож, который Катя не вытаскивала уже из принципа. Не то, что он был нужен, но за год Темная уже так привыкла хотя бы к какому-то оружию, что без него было уже неуютно. Последний запоздавший ученик покинул поле зрения, И Твердохлебова осталась одна в слабоосвещенном коридоре. На ум сразу пришли вылазки с Рысиной, когда те были еще курсе на втором. Сейчас это было как в тумане. Все было как в тумане. Девушка никак не могла отойти от путешествия, а кокон, в котором она была, помогал. До сих пор она проводила рукой по воздуху, пытаясь коснуться его, так явно и четко он ощущался. Жаль, не контролировался. Размышления прервали. Катерина замедлила шаг и нахмурилась, заметив на полу какую-то тень. Ничего удивительного в этом не было, но складывалось ощущение, что человек лежит. Она уже хотела было поднять руку с кольцом, а затем дернувшись, вспомнила, что его нет на своем месте. "Чертов Ротт". Без страха свернув за угол, Катя и правда увидела человека. Лежащего на спине, без сознания, бледного человека. Не удержавшись, Катерина захохотала, без труда узнав его. - О, вот так встреча, Алееекс, - прошипела она. Настроение поднималось, но в душе рождалась какая-то неведомая злость. Удивительно, но те эмоции остались слишком яркие, именно их не покрыл темный туман. - Ты идешь со мной. Даже если не хочешь, - Темная схватила парня за руку и потащила его за собой, не особо заботясь о его сохранности. а зачем? "Скоро должна быть дверь в библиотеку, там как раз сейчас пусто". В голове роились жесткие и жестокие мысли, а в душе просыпалось желание отомстить. Тьма заворачивалась вокруг нее вихрем, стремилась поглотить ее всю, шептала идеи, подталкивала. Катерина толкнула тяжелую дверь, придержала ее, чтобы заранее не убить жертву, а затем затащила Ротта в Читальный зал. Здесь было тихо, пусто, темно - все, как ожидалось. Подтащив парня к наиболее освещенному месту, Катерина перевернула его на спину, пристроила как ей удобно и, хмыкнув, задумалась. Что бы сделать? Убивать его было нельзя, да и не хотелось, поговорить не получится - он без сознания, а вот помучить... Идея пришла неожиданно. Глазки загорелись, губы пересохли - Катерина стала сразу выглядеть какой-то безумной, дикой. Темная в два шага преодолела разделяющее их расстояние, а затем удобно уселась на бедра парня, заодно блокируя его ноги. Чтобы не убил, если очнется, угу. - Солнышко, я тут подумала, - Катерина вытащила нож из-за пазухи, который сейчас пригодился как никогда, - Ты отдал волосы Табаки. Я ведь могу сделать тоже самое и тоже получить какую-нибудь плюшку. Или распять тебя, как в зале двух стихий, - она маниакально улыбалась, склоняясь ниже к его лицу, - Но ты все это не почувствуешь. Без сознания же. А это ты почувствуешь даже, когда очнешься, - Алые волосы скрывали их лица, скрывали капли крови, рисунок на щеке парня. Катерина провела пальцами по сжатым губам, размыкая их, размыкая челюсть. Лезвие у ножа тонкое, оно без проблем прошло в рот, впиваясь в язык. Катя видела, как оно проскальзывает по языку, сильно, как выступает кровь. Она сочится изо рта, струйкой стекает по подбородку. Витая где-то в своих мыслях, Твердохлебова завороженно рисовала кровью узор на щеке Ротта, а парень все так же лежал без сознания, с порезанным языком.

Александр Ротт: «Мир продолжает уничтожать самого себя и, конечно же, все при этом оправдываются, что иначе нельзя. Но ничто в этом мире не может дать вам право убивать другого.» Но кто сказал, что мне нужно это право? Боль накатывает волной, рот наполнен теплой кровью. Сознание включается сразу, анализируя обстановку, инстинкты срабатывают мгновенно. Как дурой была, так и осталась. Ничем не зафиксированные руки, хватают шею. Пряди красных волос скользят между пальцев, мешают, но это ничего. Не до церемоний. Ротт стаскивает с себя девушку, хорошенько прикладывает ее головой об пол. Поднимается, шатаясь на онемевших ногах, сплевывает кровь. Кто же тебе помог. В голове пустой звон. Ничего. Ни грамма воспоминаний, ни капли событий. Каждое движение языком невыносимо. Кому-то немой Алекс явно нравится больше. Я не знаю, что произошло. Но ты натворила, ты будешь отвечать. И исправлять. Вряд ли Эйнэ читает мысли, но парню все равно. Со звериной силой, но с абсолютным спокойствием, присущим только такому монстру, как человек, он перехватывает руку красноволосой с ножом. Ухмыльнувшись, переворачивает девушку на спину и, наклонившись, подводит ее руку к ее горлу, легко надавливая лезвием. Я даже скучал. Пристально смотрит в глаза. Говори.

Катя Твердохлебова: Ротт очнулся как-то уж слишком неожиданно. Указательный палец скользит по коже к виску, вырисовывая густую кривую линию. Она не знала, что рисует, это не было похоже ни на что нормальное, лишь набор разных завитков и прямых. Резких, ядовитых, живых. Руки хватают за шею молниеносно быстро, сдавливают, останавливая поток воздуха. Даваааай! Катерина смеется с надрывом даже, голос не проходит, на шее наверняка будут синяки. - Приятно быть немым? - В голосе сочится яд, ни капли сожаления. Твердохлебова хватается рукой за запястье Алекса, пытаясь убрать руку с горла, а через секунду в глазах темнеет. Головой о пол, как просто. И ведь не отвернешься, когда тебя держат за горло. Сил повернуться почему-то не хватает, да и надо ли. Человек плох тем, что в отличии от нежити, животных и прочих обитателей этого мира, он может действовать жестко, беспощадно, сохраняя холодную голову. С последним у Темной всегда были проблемы. Ярость поднимается откуда-то из глубины души, волнами захлестывая все остальное. От нее не убежать, они обнимает, призывает убить. В Ривейле было легче. Там был длинный меч, там нельзя было подпустить кого-то на расстоянии ближе метра, там нужно было выживать. А здесь... Так близко. Любопытство когда-нибудь погубит. - Давно не виделись, - Катя улыбнулась, смотря в чужие глаза. Холодные, бешеные даже. Не пугает. Однако, тело автоматически напрягается, когда ее переворачивают, как куклу, а собственную руку подводят к горлу. - Горло мне перезать решил? - Катерина не чувствует боли, но по ключице вниз ползет капля крови. Ну уж нет. Темная хватается второй рукой за руку Алекса и с усилием отводит ту в сторону от горла. Тренировки не прошли даром. Эйнэ садится, подтягивая к себе ноги, все так же не отрывая взгляд от Алекса: - Так круто, когда ты молчишь, - она усмехается, - Отдай нож, пожалуйста, он мне дорог, - Темная протянула руку, аз тем встала, подходя к Александру. Провела тыльной стороной ладони по губам, стирая кровь, а затем, ухмыльнувшись, слизнула ее с руки. Она пробовала кровь и это было не так плохо, как думалось вначале. - Я не мастер чтения мыслей, да. Но пока мне интересно. А что ты делал в коридоре весьма в херовом состоянии? Что вообще с тобой происходит? - Про язык объяснять совсем не хотелось, поэтому пока ей было гораздо интереснее узнать про него, - Кстати, чудесный, я вот чего еще хотела. Меня по-прежнему интересует мое кольцо. Оно у тебя.



полная версия страницы