Форум » Кружки и клубы ПТС » Поэтический кружок (с 23.09.14) » Ответить

Поэтический кружок (с 23.09.14)

Гроттер: Глава кружка: Алиса Найтли. Правила: Пожалуйста, подписывайте авторов стихотворений. Указывайте тематику стихотворения. Например, классика/современное, ведьма/драконы/зима/сказка. Проверяйте выставленные произведения на ошибки. Русский язык - ваш родной язык! Не портите его случайными опечатками и нелепыми ошибками. Комментарии по стихотворениям отправляйте автору в ЛС (Личное Сообщение). [off]НЕ ФЛУДИМ![/off]

Ответов - 245, стр: 1 2 3 4 5 6 7 All

Чайка Сонливая: а у кого-то даже морозно Автор - Ирина Шабалина Лыжня Тот далекий январь был морозным. Ссора глупой, прощание странным… И чертила лыжня знак вопроса, убегая в заветные страны. С той поры все сложилось непросто, и услужливый времени знахарь наболевшие наши вопросы заменил восклицательным знаком. Снова лес, и зима, и метели, и как в ступор попавшие лыжи: под заснеженной лапою ели я фигуру знакомую вижу. Кружит ветер, обиды сметая. Вновь лыжни не закончена строчка. Я с надеждой смотрю — запятая? Снег лавиной обрушился — точка.

Чайка Сонливая: красивое и зимне настроенческое, автор утрачен на просторах И снова тихо сыплет снег, Ложится на сырую землю. И снова чувство, что вовек Весны и лета будто не было. И кажется, что впереди Один лишь холод нескончаемый… А радость лета и весны — Просто счастливая случайность…

Vorona: Катарина Султанова Вот он я, кто ранил, а после смиренно ждал. Оголенный провод, пустая комната и кинжал - Я цветы наши срезал и больше их не сажал - Без тебя я пустое место. Мой позвоночник - 11 лезвий и 8 жал, Ты ушла - я ни словом не возражал - Лишь ладонь разжал, Когда стало тесно. Боль повсюду, куда бы я ни бежал, Мое сердце никто так не обнажал - Я бы вырвал его, похоронил, сбежал, Но за мною тень твоя следует, как невеста. У подножья ладоней июнь поменяет май, Моя вечность, я терпеливый Кай - Привыкай ко мне по кусочку, заново привыкай. А сейчас закрывай глаза, засыпай. Сколько я протяну вот так - мне доподлинно неизвестно. *** Мне говорили: увидишь, и в горле затихнет звук, кудри черные обволокут плечо, и дракон, что живет в позвоночнике, тут же расправит крылья и опустит голову на твои ключицы. Мне говорили: в глазах тех не сыщешь дна, пропадешь и не вынырнешь - и погубит она тебя, и беда с тобой приключится. Что любовь - это дар, книги, конечно, лгут: тысячи брошенок ищут твой стылый след, но когда ты заносишь над ними свои слова - сердце за сердцем падает в талый снег. Падает, угасая. Оставляя горькие полыньи. Я стою ближе всех обожженная и босая, прикрывая подолом кусочек живой земли: мы случились однажды - больше мы не смогли, и весна отказалась просить за нас. Платье мокнет в студеной твоей воде, не пуская под кожу смертельных фраз, губы бережно повторяют: все рассветы творятся только в живой душе, остальное лишь тени, лишенные Божьих глаз. Остальное - лишь тени, лишенные Божьих глаз.. И твоя вода меня накрывает.


Чайка Сонливая: Автор - Маргарита Чикалина Это просто зима Это просто зима на лету замерзают птицы это снег поселяется в шапках и рукавицах это души становятся мягкими как варенье это просто зима неизбежное недовремя ничего личного это просто зима просто дребезжащий трамвай уходящий за перекресток белый иней на стеклах и на щеках иней форма жизни такая — ты же, но только зимний … Это просто ночами медовое лето снится и ленивое солнце склеивает ресницы и вода в затоне как молоко — парная забегаешь идешь дна ногами не доставая… ну, а тут застывают руки дрожат колени это чертов миллениум, а шевелиться лень и не согреешься даже чаем горячим чаем с чабрецом с которым столько ночей встречали с плоскодонных крыш где зимуют вороньи стаи сходит снег пластами исписанными листами лед цепляется за ноги держит не отпускает это просто зима и имя ее тоска и это холод бессонница черт знает что такое это просто зима и оставьте меня наконец в покое. Автор - Ирина Шабалина Зима Затаилась зима под замершей сосной, Руки зябкие стужи ко мне протянув. . . Сколько дней и ночей груз её ледяной С плеч поникших берёз и с души не столкну. . . В равнодушном безмолвье леса и поля, Крепко сомкнуты веки заснеженных рек, В белотканном покрове застыла земля Не на сто долгих дней, а как будто на век. Эхо слов недосказанных ветер унёс. В стылой дымке неспетые песни парят, Нерастраченной нежности ярким огнём Цвет рябины горит в седине декабря.

Чайка Сонливая: Автор - Губерман Я рад, что вновь сижу с тобой, сейчас бутылку мы откроем, мы объявили пьянству бой, но надо выпить перед боем. *** На собственном горбу и на чужом я вынянчил понятие простое: бессмысленно идти на танк с ножом, но если очень хочется, то стоит. *** Глупо думать про лень негативно и надменно о ней отзываться: лень умеет мечтать так активно, что мечты начинают сбываться. *** Когда, глотая кровь и зубы, мне доведется покачнуться, я вас прошу, глаза и губы, не подвести и улыбнуться.

Эол Олайн: Крч, не разобрался как тут все заполнять. Да здравствует тлен. Автор я сам, - Полевой Влад. Говорю сразу, пунктуация не мое, и не люблю ее ставить в своих стихах. *** Скверна течет в твоей крови Все будут прокляты тобой Все покинут тебя в нужный час Не жди их, не ищи, так надо Оставь это все в прошлом Иди в перед, со скверной внутри Будь прокляты все! И все те, кому весело это наблюдать За падшим ангелом! За его наивностью и добротой. Ведь это весело, смотреть Как он спотыкается, убиваться И вновь возрождается И вновь погибает под проклятием.

Чайка Сонливая: Автор - Разгадаев я килькой с хлебом наслаждаюсь в тени холодных батарей а ты в шампанском на канарах старей *** да я нисколько не рисуюсь кричит веласкесу аннет художник грустно подтверждает вы нет *** нарисовал бутылку водки и с грустью вижу как с холста мне прямо на ноги стекают полста *** когда в душевном равновесьи души шатается карниз ты вверх без сожаленья падай не вниз *** я вас хочу немного тайно в надежде грёзах и во сне и вас и вас и вас вот тоже вас не

Эол Олайн: Автор я сам, - Полевой Влад *** Время бежит, Люди меняются. А что на счет тебя? Ты все тот же человек. Смотрящий сквозь время, Как люди меняться Находят друзей, любимых Осваивают новые профессии. А ты тихо молча пьешь чай В ожидании чуда. Быть может раньше.. Ты старался, стремился. Но совсем не давно понял.. Что люди это не твое, Да и мир не твой.

Чайка Сонливая: Автор - О. Мандельштам О, как мы любим лицемерить И забываем без труда То, что мы в детстве ближе к смерти, Чем в наши зрелые года. Еще обиду тянет с блюдца Невыспавшееся дитя, А мне уж не на кого дуться И я один на всех путях. Но не хочу уснуть, как рыба, В глубоком обмороке вод, И дорог мне свободный выбор Моих страданий и забот.

Алиса Найтли: Ах Астахова Может, встретимся в Новом году? Может, встретимся в Новом году? Где-то пятого... Можно под вечер... И у прошлого на поводу Мы обнимем друг друга за плечи! Покататься пойдем на коньках! Или даже залезем на сани! И на красных, румяных щеках Будут таять снежинки слезами! Выйдем к площади, где детвора Лепит снежную бабу в сугробе, Или греться пойдем у костра, Души наши оттаяли чтобы! И в (от пламя) подтаявший пруд Бросим пару монет — на удачу! И куранты на время замрут! И случайный прохожий заплачет! И, глинтвейна не тронув стакан, Мы друг друга простим и забудем Про обиды и глупый обман, Что когда-то развел наши судьбы. И я знаю и верю в мечту! (Пусть оно и не очень-то мудро). Нужно встретиться в Новом году! Обязательно. Первого. Утром.

Эрика Максимова: Тео Маклин Говорю ей: сестра, для чего ты пришла ко мне? У меня из ответов всегда будет только "нет", никакое из зелий не даст человечьих ног, не поможет на суше заклятие ни одно. А проклятие - да, но не смей для себя просить, из волос жемчуга не смогу удержать в горсти, в сундуках не закончились стебли редчайших трав - не хочу ничего, только счастья тебе, сестра. Не тебе белой кожею чувствовать солнца жар, не тебе чернозём и песок - остриё ножа, от любви страдать лучше, чем пеной морскою стать - у меня таких сказок - столетье читай с листа. И она отвечает, давая мне прядь волос: для чего быть двуногой? Мы принцу подарим хвост. И проклятьем вода обжигающе-холодна, а обнять и утешить умею лишь я одна. Обнимаю сестру и подводных молю богов никогда-никогда не узнать мне ее любовь.

Алисия Ротт: Гексли Иээ Талант волшебный мне был дарован (из тех, что лучше не принимать). Былое видела, глядя в воду, как научила старуха-мать. Варила зелья из мухоморов, плела венки из колючих трав. Я пела песни с седым народом и грела сердце у их костра. Меня боялись в родной деревне, и страх тот злобой в сердцах пророс как прорастает любое семя, впитавши влагу дождей и рос. Они грозили мне и кричали (и крик их был на мольбу похож): ты будешь проклята небесами. А я смеялась - мол, ну и что ж, как будто ту, что родило пламя, способен жар напугать сердец. Я не боялась людей расправы, поскольку мне не грозила смерть. Но ту защитой, какой с пеленок была природой одарена, я с теми, кто мне сердечно дорог, делить хотела - но не могла. И в час, когда в предрассветной дреме из окон в мир вылетали сны они пришли в мой уютный домик со спящей мамой. И подожгли. Мой крик был худшим из всех проклятий, какие насланы быть могли - в аду не так полыхает пламя, как занялось оно в этот миг. Смотря, как стонет моя деревня, не чуя жалости к ним в себе, я понимала, что злобы семя так прорастает в моей душе.

Алисия Ротт: Элизабет Хэл Не стоять перекрестком и слов не держать в горсти, ты рисуешь акрилом вдоль вены и по кости, кисть танцует на коже и прячется в тень листа. И в руках твоих плавиться будет любая сталь. Не дышать дымным воздухом и не смотреть назад, понимать этот мир - каждый день чтоб - глаза в глаза, прикасаться к незримому пальцами наугад - так найдешь недоступные ранее берега. Не откладывать краски, не видеть пустых теней и протягивать руки - себя находить в огне, ты внутри отражаешься целой вселенной лет. Кисть коснется артерий, восьмой разливая цвет.

Алисия Ротт: Сделай громче полночный город прячется в туман, и кажется, что ты совсем одна, и бегает по небу и домам, как призрак сумасшедшего, луна. скользит по переулкам черепиц, заглядывает в окна и поёт. в тебе живёт дыханье тысяч птиц, которые забыли про полёт. тебе обидно не о чем писать, хоть столько чувств — излить не хватит сил. в дрожащих пальцах крошится тетрадь, нетронутая мрачностью чернил, болит от смятых мыслей голова, короткий локон пляшет на щеке. в тебе живут надежды и слова, которые не поняты никем. печальный город спит и видит сны. ты начинаешь длинный монолог. про то, как сильно хочется весны, про то, как ты устала от дорог [пустых дорог, ведущих в никуда, с раздробленным асфальтом под ногой]. про то, что — боже правый — иногда ты кажешься себе совсем больной, что здесь, в бездушной клетке серых крыш, под взглядом миллионов копий лун, ты бьёшься, будто птица, и кричишь, бесшумно и отчаянно, во тьму. что — господи, да разве же никто не видит то, что видишь ты сейчас? — небесный свод дыряв, как решето, и рушится всей тяжестью на вас, что лунный свет танцует на руках, бездумно повторяя контур вен, что этот край, нуждавшийся в богах, что этот край, не славленный никем, рождённый средоточием могил [и в этом, в общем, нет его вины] вот-вот падёт под гнётом тысяч крыл, в ошмётки рвущих дёрн твоей спины. дитя ветров, дитя лесов и рек, ты далека безмерно от земли. в тебе живёт и мыслит человек, но там, в груди - там, глубоко внутри, — сама природа создала приют для тысячи пылающих сердец. прислушайся, услышь — они поют и рвутся из тебя, чтоб наконец разбитый мир внял птичьим голосам, остановился, ими покорён… усталый луч скользит по волосам, послушно опираясь на ладонь, и город смотрит холодно в рассвет, зияя пустотой провалов глаз, как будто больше ничего и нет, помимо пресловутого «сейчас». твой голос тих, отчаян и высок, в нём — всё, что называешь ты собой. и всходит солнце - ало, как висок, простреленный дрожащею рукой, и город пробуждается: уже усталые трудяги из дверей выходят. на девятом этаже двенадцатиэтажки чуть левей включают свет — ты видишь силуэт соседа [превесёлого мальца]. ты тянешь песню, у которой нет мотива, слов, начала и конца. ты тянешь песню миллиардов птиц, ты тянешь песнь — награду и укор. и слёз твоих на бахроме ресниц прозрачное стекло туманит взор. ты тянешь песню — песню про полёт, про то, как это здорово — летать. однажды этот город запоёт, как ты поёшь, прижав к груди тетрадь.

Алисия Ротт: Настя Брунец Похороните меня В лесу. Что б лишь треск сучьев черных Тишину нарушал. Похороните меня В лесу. Что б только ветвей сплетение над головой. И ворона крик. Похороните меня В лесу. Чтобы ничто не росло на земле. Темно и сыро. Похороните меня В лесу. Чтоб ни луча солнца. Ни ветра в верхушках деревьев. Похороните меня В лесу. Чтоб никаких гробов. На земле. Лисы мой труп обглодают. Похороните меня В лесу. Чтоб никого. Никогда. И нигде. Люди меня позабудут. Похороните меня В лесу. Можно живьем. Привяжите, чтоб не сбежала. Буду одна Каких-то пару минут Однако, теперь добровольно. Я слышу их шаг Шорохи, цокот когтей. Словами встречаю: Зайдите на ужин Серые-рыжие братья: я угощаю.

Алисия Ротт: Елена Тараганская Забудешь, о чем ты при жизни мечтала, забудешь, принцесса, что значит семья, когда тебя ветры с волной обвенчают, а матерью станет сырая земля. Когда-то молил я о милости, даже колени склонял, опуская лицо - теперь назовешь ты сестрицею сажу, кострище - любовником, пламя - отцом. Вреда никому не принес я, принцесса - не крал я детей, не летал на метле. Но ты в наказанье не выйдешь из леса, запутавшись в мягкой болотной траве. Пусть волки тебя разворуют по норам, тобою накормит детишек сова: попомни проклятье "убийцы" и "вора" - покуда я мертв, ты не будешь жива. Никто не оплачет принцессы пропажу, сотрется из памяти фрейлин твой лик - готовил лекарство, а взяли под стражу, я знахарем был - колдуном нарекли. Пускай опустеет твое королевство, меня не волнуют мирские дела. Мне нужно одно - чтобы ночью принцесса в гробу деревянном спокойно спала...

Vorona: Катарина Султанова Своего различают по шороху в грудной клетке. Следом крови шаг превращается в бег наперегонки. И звериный пульс, что был для тебя не ведом. Вдруг бросается из карманов куртки в вены чужой руки. Своего ощущают дико, подкожно, рьяно. По составу души и воздуха, Нежеланию "тыкать", рушить чужих границ. Своего выбирают по редкому диалекту: Такт, терпимость, скромность и деликатность Не присущи носителям здешних лиц. Каждый ищет первоисточник: насытиться и напиться. Пересечь пространство в один прыжок. Никогда не пытайся силой пройти границы - Мир другого тонок и одинок. Своего ощущают за тысячи километров. Ты стоишь на обрыве и налегке. Своего различают по слою дорожной пыли И огромному сердцу, лежащему в рюкзаке.

Vorona: Лисий сон. Во мне лисица спит, уткнувшись нежно В баргянец листьев, в мед рассветных трав... И сны ее крылато-безмятежны Среди эльфийских сказочных дубрав. И, только звезды выйдут в небе в полночь, Она по Млечности, как по лугам бежит, Сверкают хвост огнем и лапы, как у кошки... А взгляд зеленый - словно шлейф комет! Она играет в прятки с лунным диском, Танцуя среди фей восточных стран; И снится ей, как я пишу сонеты, Едва заснет средь солнечных полян. (с) Наталія Гермаковська

Алисия Ротт: Хана Вишнёвая я сама себе сила, сама себе инь и ян, я сама себе небо, море, сама земля, я сама себе солнце тёплое в царстве тьмы, я сама себе холод, сама себе снег зимы, моя кожа — доспех, мои руки мне будут меч, я сама попытаюсь хранить себя и беречь, я сама себе воздух, сама себе враг и друг, заклинанья слова, круг призыва и страха круг, я сама себе горечь, сама себе чистый лист, я сама себе смерть, я сама себе буду жизнь, я сама себе сила, добро я сама и зло, если б кто только знал, как это всё тяжело.

Vorona: Произведение моей хорошей знакомой Даркфик Lex Fatum Бетонный призрак В этом городе нет света, Здесь царствует вечная ночь. В этом городе солнце слепо, И не в силах никто помочь. И на улицах холодно, сыро, Всегда льются с неба дожди. Здесь разбитые осколки мира Загнивают в ранах души. Здесь под асфальтовой кожей, Задыхаясь, стонет земля. Не пройдет здесь случайный прохожий, Не услышать их голоса. В этом городе время застыло, Здесь вечность распята в стенах. В этом городе все так уныло, Обитает здесь брошенный страх. Этот город – бетонный призрак. Это жертва человеческих рук. Этот город был при жизни, Как её уничтожили вдруг. Теперь здесь открыты все двери, Но в них никто не войдет. Здесь под дождем умирают качели, Но к ним никто не придет. Ты нас никогда не осудишь, Судьбою забытый навек, Но ты никогда не забудешь, Что подарил тебе человек.

Vorona: Катарина Султанова Никого Никого. Только ты. Только соль обрамляет овал лица, вместо глаз два взволнованных озерца, синих, что вода заколдованного колодца. Ты мой город, моя оживленная улица, я похожа на вора, голодного беглеца, замерев в ожидании у крыльца, на пороге придуманного дворца, у закрытых дверей, что ведут в кладовые сердца. Моя нежность, ты обратила меня в слепца, от смущения кровь закипает и бесится, речь бессвязна как у младенца или глупца, чья улыбка честнее сонного полумесяца. Я безделица, дочь одного купца, что растили чужие матери без отца, колыбель на двоих, но без близнеца, одинокое деревце у болотца. Но когда ты проводишь пальцами вдоль крестца, голос пьян, и довольная хрипотца покрывает меня мурашками без конца – ни-ко-го. Только ты. Я свиваюсь с тобой в дороги, ведущие прямо к солнцу.

Алисия Ротт: monatomic_dial поиск идей, абсолюта — аmоrphо, чайник дымится на старой плите. правда маячила в облаке торфа, руку протянешь, но суть в пустоте. дивный рецепт изученной лекции: старые книги избито легки. истины нет — работа перцепции, гений получит в награду — плевки. взрыв за окном — карандаш из пенала, все записать как таинственный код. наших эмоций, сердец анаграмма — только по-прежнему ясен исход. люди как знаки — числа и функции, жаль, не разрушат неравных систем. мир разорвет на части и пункции, жизнь превращая лишь в поиск замен.

Алиса Найтли: Доброго времени суток, дорогие любители поэзии и компания! Совсем немного осталось до весны,и душа просит тепла и солнца, поэтому, объявляется новый конкурс - конкурс стихотворений о весне и обо всем, что с ней связано. Это могут быть ваши собственные стихотворения или стихотворения любимых вами авторов, стихотворения, наполненные солнечными лучами и капелью или стихотворения о душевном весеннем переломе, кароче, абсолютно любое стихотворение о весне. Срок проведения конкурса - с 9 февраля по 8 марта. Да прибудет с вами вдохновение! гореть,любить и ждать весны)

Рин Нестеренко: На конкурс весна Accel Lime Я не знаю: быль ли, небыль? Спишь ли ты, созданье неба? Спишь ли ты, созданье сна? Я не знаю: быль ли, небыль, И когда придет весна. Крыша дома поцелует Наши души на снегу. Я не знаю: быль ли, небыль, И куда опять бегу. Тонкой плетью отхлестали Нас колючие ветра. Я не знаю: быль ли, небыль, И окончится ль муштра. Город стонет, город воет, Город плачет и кричит. Я не знаю: быль ли, небыль, И когда он замолчит. Мысли наши утонули В пыльных трещинах зеркал. Я не знаю: быль ли, небыль, И кто снимет оракал. Слышишь ли, созданье неба? Слышишь ли, созданье сна? Я не знаю: быль ли, небыль… Скоро в нас умрет весна.

Эрика Максимова: Конкурс было\не было? не помню. сделаем вид, что ещё не скидывала. Хана Вишнёвая И я цвела Надрывалась скрипка, И я цвела, Прорастали ветки из рукавов, Зеленели ноги, росла трава Мягче, чем дражайшие из шелков. Зеленели волосы, тишь да гладь, Мне на плечи птицы садились петь, Шелестом старалась им подпевать, Подпевать, смеяться и шелестеть. Зеленели руки, кольцом на них, Драгоценным камнем была роса, Пролетали мимо года и дни, Проходили быстро за полчаса, В волосах моих распустился май, Хотя вьюгой будто зимой мело. У меня в груди расцветал миндаль, Я – сухое дерево – зацвело.

Александр Ротт: Конкурс Алекс Ротт Арчи-Арчи, что ж ты, мальчик, где так долго пропадал? (с) Арч живет от звонка до звонка от того самого единственного звонка самому себе маленький Арч до ужаса боится дверного глазка а свечей сегодня в торте могло бы быть двадцать две только нет свечей и торта со звонком и никто не придет, даже с дешевой бутылкой вина Арчу не придется пользоваться дверным глазком маленький Арч уже очень давно одна или один, или одно, этого не знает и сам Арчи забивается под диван, старенький, у стены он слишком сильно подвержен квартирным полюсам маленький Арч никогда не видел весны

Табаки Ши: Конкурс Александр Блок "О, весна без конца и без краю..." О, весна без конца и без краю - Без конца и без краю мечта! Узнаю тебя, жизнь! Принимаю! И приветствую звоном щита! Принимаю тебя, неудача, И удача, тебе мой привет! В заколдованной области плача, В тайне смеха - позорного нет! Принимаю бессонные споры, Утро в завесах темных окна, Чтоб мои воспаленные взоры Раздражала, пьянила весна! Принимаю пустынные веси! И колодцы земных городов! Осветленный простор поднебесий И томления рабьих трудов! И встречаю тебя у порога - С буйным ветром в змеиных кудрях, С неразгаданным именем бога На холодных и сжатых губах... Перед этой враждующей встречей Никогда я не брошу щита... Никогда не откроешь ты плечи... Но над нами - хмельная мечта! И смотрю, и вражду измеряю, Ненавидя, кляня и любя: За мученья, за гибель - я знаю - Все равно: принимаю тебя!

Табаки Ши: современное, философская лирика Анна Шевченко Я перестал бояться Если меня ломает собственный взгляд на мир, Должен ли я остаться над или перед ним? Я ухожу, наверно, чтобы прийти другим или же не прийти. Если меня раздавит даже т в о е плечо, Должен ли я бояться или мечтать о чем? Самый родной и верный станется палачом, пусть и в конце пути. Жизнь добивает в спину или болит в груди. Ты ничего не должен: если идешь - иди. Если бежишь - скрывайся, прячь и считай до ста. Я перестал бояться, верить - не перестал.

Табаки Ши: современное, любовная лирика Анна Шевченко В моей голове лабиринты... В моей голове лабиринты, А в пульсе сбиваются ритмы, Мы ходим по лезвию бритвы, Не глядя друг другу в лицо. А в душах извечное пламя, В руках разноцветное знамя, Мы мир поменяем словами, Умы накаляя свинцом. Все ясно без слов и намеков, И пусть все до паник жестоко - Я жив, пока мне одиноко, Пока ты в моей голове. Я рядом - для всех и навечно, Снимаем свою бессердечность: Дай руку - сойдем на конечной И больше не будем во тьме. Мой Рай все равно будет Адом: Мы больше не встретимся взглядом, Закрыты своим маскарадом, Мы пишем друг другу с л о в а. Твой город меня не отпустит, Я справлюсь когда-нибудь с грустью, Но сердце, убившее чувства - Большая гнилая тюрьма. Смотрите, я плачу стихами! Горит разноцветное знамя! Мы мир разрушаем словами, Крича о надежде другим. Срывай к черту старые двери, По трупам и ртам - к новой эре, И если ты все еще веришь: Я слишком влюблен в этот мир.

Алисия Ротт: Конкурс Хана Вишнёвая Если лезешь на стену С добрым утром, весна, кто вручил тебе нынче власть? Почему жизнь дрожит, словно сброшена за карниз? Если лезешь на стену – то выдумка удалась. Если лезешь на стену – старайся не падать вниз. С добрым утром, весна, почему так настойчив взгляд? Почему ты не хочешь чаю и поболтать? Если лезешь на стену – а как тебе слезть назад? Если лезешь на стену – а надо вообще слезать? От тоски в кулаки сжимаются руки и жжёт глаза, От усталости хочется лечь и лежать пластом. С добрым утром, весна, тебе нечего мне сказать? С добрым утром, весна, поболтаем – о том, о сём, Например, поболтаем о том, что тебя не жду, Например, поболтаем о том, как болит спина, Ну скажи, ты ещё не встречала таких же дур, Или я на твоей на памяти лишь одна? С добрым утром, весна, как бы выдержать, не упасть, И усталость моя так огромна и холодна, Если лезу на стенку – то выдумка удалась? Только вот расскажи мне – зачем тебе, а, весна?

Александр Ротт: Конкурс весна Автор: Савелий Небесный Ну здравствуй, Герда, Ты помнишь Кая? И кучу снега в начале мая, И эту злую во льдинах с*ку, Как отпускал я твою руку... Ну здравствуй, Герда! Ты как с картины. Вернулся снежный Твой Кай-бл*дина.

Эрика Максимова: кто придумал ставить теги? у меня не хватает словарного запаса для подбора нужных. жизнь Хана Вишнёвая Часть 71 (из сборника "Пустяки") Ты здесь проездом, город – красив и чист, улицы все улыбаются как одна, ты выбираешь – врач или журналист, что за предметы надо учить, что знать, много тетрадей, книжек, а в голове план – неисполненный (только пока) – простой, ты здесь проездом, в окна струится свет, и этот город будет, конечно, твой. *** Ты здесь живёшь, пару дней всего, но уже – всё, что хотел, всё, посмотри, сбылось, съёмная комната на восьмом этаже, выговор первый, радость, немного – злость, кружка с совой, руки в карман засунь, вечером не забудь завести будильник. Сделай пометку – надо купить шампунь. Сделай пометку – надо казаться сильным. *** Ты здесь живёшь, город такой большой, ты в нём – никто, небо – большая клякса, сессия зимняя – это большой отстой, ты – идиот, твоя девушка – просто плакса, учишь фигню, куришь как паровоз, серое всё, а было цветным когда-то. Что ж, поздравляю, ты справился. Ты подрос. Что-то вот радости в этом всё маловато.

Vorona: Конкурс Катарина Султанова Без вариантов Спать с тобой или любить до гроба – не поняла еще. Весна в городе, но эффекта пока не видно: Март ввалился беспомощен, сер и грязен. Страшно тянет оплакивать неизвестно что – Да причина неблаговидна. Это новые игры, сражения, мини-войны: Кто кому сдастся первым звонком или утренней смс. Суть не ясна, но одно безапелляционно: Впиться в другого глубже, усесться рядышком и любовно смотреть на срез. Может быть, нет ничего – просто черти во мне танцуют, Дурная наследственность, вредный ген. Я просыпаюсь. Я просыпаюсь, слыша, как нежность ломает ребра И замирает тенью твоей у моих колен. Спать с тобой или любить до гроба? Я выбираю спать. Поворачиваюсь спиной. Я выбираю спать, чувствуя каждой клеткой, Как его крышка закрывается надо мной.

Алиса Найтли: Доброго времени суток, дорогие любители поэзии и компания! Всех магвочек и ведьмочек поздравляю с чудесным весенним праздником!Девочки, тепла вам и хорошего настроения! А еще я поздравляю Рин, Александра и Ворону с общей победой в конкурсе весенних стихотворений, а все остальные получают бонус за участие. Наш новый конкурс - конкурс стихотворений собственного сочинения. Срок проведения конкурса - с 9 по 31 марта. Да прибудет с вами вдохновение!

Рин Нестеренко: Конкурс Accel Lime Лучший из миров Иди! Танцуй! Беги! Врывайся! Ломай системы и мосты. Но только, как ты ни старайся, Всем падать нужно с высоты. Я призову вандалов в храмы, Я призову попов с вином. Мне просто не хватает драмы, Мне просто слишком низок дом. Давай же! Действуй! Медлишь что ты И под собою топчешь ров? Как ни борись, души пустоты Плодятся в лучшем из миров.

Ленора: Конкурс Добавим немного депрессивного настроения этому позитивному кружку.. *** Я не хочу громких фраз говорить, Они для меня непривычны. И не могу никого я любить, И для меня этот вывод логичный. Я не могу покончить со своей свободой, Меня убьет неволя клетки той, Что заключает в обязательства природу, Которой не понять стабильности покой Мне новы эти фразы, эти взгляды. Они внушают сердцу дикий страх, Что хочется вперед бежать и без оглядки, Но в этом мире без любви никак. Я никогда не слышу голос сердца, Да и оно не билось никогда. Я как фигурки, что стоят на полках, И в них живые только лишь глаза. Я холодно целую его губы, И фраза каждая моя пуста, И не пугает с ним и долгая разлука. Но все-таки он нужен мне, такой вот кавардак! Его улыбка осветляет, Его глаза черны, как ночь, В которой нет ни страха, ни печали, Есть только жизнь, стихия и любовь. Он манит непонятной силой, Что не посмеешь уходить. Но мне пора, и снова мы у той развилки, Откуда увезут меня пустые поезда. Как может он любить меня, Такой хороший, распрекрасный? И надо вспомнить, кто есть я… И, может, чувства все его напрасны? Я кукла в жестком сером платье Вниз опустившая глаза. Мне не понять ни радости, ни счастья, И не играет ветер в волосах Меня создали попросту случайно, И места в мире мне здесь нет. И я совсем уже отчаялась, Ведь я не виновата в том, что я такая есть. А я готова измениться, Ожить, взлететь и полюбить. Но крылья расклевали птицы, А сердце выжжено до дыр..

Эрика Максимова: Черничный дым Драконы уходят Говорят, что драконы уходят и костры между скалами гаснут. Сказки глупые нынче не в моде, а мечты – так и вовсе опасны. Для того, чтобы слухи не плыли над трубой жидкой грязью и дымом, нужно зелья безжалостно вылить, книги бросить в объятья камина. Нужно дом перекрасить, а кошку заменить поддиванной собачкой. Вместо шляпы – манто и сапожки, вместо мётел – тойоты с прокачкой. Латы нужно пустить на монеты, чтоб оплачивать счёт за парковку. Не держать ни слова, ни секреты, обсуждать не бои, а обновки. Нет для ведьм или рыцарей места в однокомнатной на двадцать пятом. Эльфам в городе страшно и тесно. Маги молча считают зарплату, после смены идут не на крыши, чтоб спокойно – в портал и до дома, а под землю. В метро еле дышат… Нынче что-то случилось с законом, по которому в небе парили быстрокрылые кони и птицы. Нынче тролли мосты позабыли, без конца обновляя страницы. Нынче только принцессы довольны – всё под ноги и без остановки. Впрочем, этим принцессам так больно, когда их не проходят уловки – не становятся принцами жабы, что в постели к себе приглашают… И в асфальт закатали ухабы, по которым герои шагали. Волшебство просочилось сквозь пальцы, истончилось до призрачных бликов. Нынче нужно налогов бояться, а не тихих пустынных ифритов. Нынче магия лишь на экранах – на полотнах зелёного цвета. Не осталось ни капли дурмана в бесконечных тяжёлых рассветах. Да, драконы уходят. И горы постепенно пустеют за лесом. Опадают цветные узоры, рассыпается чуда завеса. Опускаются руки и взгляды, те, в которых ещё что-то бьётся. Слишком быстро идут листопады и рутинно взбирается солнце не на пики в снегах, а на шпили из стекла и сверкающей стали. Для того, чтоб дотла не спалили, нужно выкинуть перья. Едва ли в небе кто-то ещё, кроме птицы, пролетит, облака обгоняя. Волшебство по частям, по крупицам без возврата из нас исчезает. Остаётся лишь там – за горами, оседая под ряской затонов. Охраняя забытое нами… И пока неушедших драконов.

Алисия Ротт: Билеты в параллельные миры Мэри строит козни, Мэри строит глазки, дочка твоего конюха чувственна и прекрасна Вместе с твоими псами на барской скачет кровати, хохочет и нарывается, хочется уже взять ее и Наказать. Месяц проходит, Мэри твоя невеста. Выберет белое платье, в замке теперь ей тесно Куда-то ходит гулять, бегает где-то с псами, часто зовут ее слуги разными голосами. Не откликается. Ей бы дышать свободой, ей бы бродить на воле, поле у замка вдруг стало милее твоих покоев, Псы ей покорны, если ты зол, они телом своим от тебя закроют, и думаешь ты, что сам уже скоро Завоешь. Но дело близится к лету, дело близится к свадьбе, тебе просто хочется взять Мэри, взять и переиграть. Сделать такой, как надо, сделать своей рабыней, дать ей свое воспитанье, дать ей новое имя. Словно своей собаке. Вот уже все готово, ты ее точно приручишь, предателей-псов застрелишь, новых себе обучишь, Только не видно Мэри, слуги твердят: «Сбежала», ты выбираешь быстро, между кнутом и кинжалом, Ты ее очень любил, свидетели тебе боги, но за такую дерзость Мэри найдут на дороге. Белое платье в красном, теперь несомненно покорна, еще немного терпенья, и красное станет черным Прекрасное удобрение для рощи и этого сада. Ты Мэри глаза не закроешь, пусть видит, Что виновата.

Алалина: современное, пронзительная осенняя безнадёжность Автор - Лемерт (Анна Долгарева) воздуха в квартире становится мало. выбегаешь в осень мокрую, бешеную. у потолка замызганного вокзала желтая лампочка болтается, как повешенный. и свет ее – тощенький, словно матрас в бараке, а другого света и нет, кроме этого. и выходишь к поезду цвета хаки, сигарету сжав в губах фиолетовых, и пустота, обитающая в тебе, метастазами вгрызлась тебе в хребет. и ты говоришь: господи! я ведь живой, посмотри, из меня растет золотой цветок! а тебе в ответ, конечно же, ничего, словно вышел из кабинета бог. вышел покурить, и щелкает зажигалкой, под дождем и осенью стоит, потерянный, и тоскливо ему, и каждого жалко. справа вот стоит он, в курточке серенькой.

Василиса Побежали: Не знаю, было ли раньше, но: живёт в Новосибирске чудесная девушка Кира Бергвинд. О себе говорит, что она тату-мастер. И просто пишет иногда. Лично мне хотелось бы, чтобы это её "иногда" наступало почаще. Современное. Про Питер. Про вообще. В картинках.



полная версия страницы