Форум » Кружки и клубы ПТС » Поэтический кружок (с 23.09.14) » Ответить

Поэтический кружок (с 23.09.14)

Гроттер: Глава кружка: Алиса Найтли. Правила: Пожалуйста, подписывайте авторов стихотворений. Указывайте тематику стихотворения. Например, классика/современное, ведьма/драконы/зима/сказка. Проверяйте выставленные произведения на ошибки. Русский язык - ваш родной язык! Не портите его случайными опечатками и нелепыми ошибками. Комментарии по стихотворениям отправляйте автору в ЛС (Личное Сообщение). [off]НЕ ФЛУДИМ![/off]

Ответов - 257, стр: 1 2 3 4 5 6 7 All

Янис Янсон: я бы спорил с тобой в живую, но тратить буквы – никчемно, пусто. я влюбляюсь так сильно, жутко, что срываю с твоей груди блузку; и плевать, что там скажут люди. они скажут: "чужие, но рядом"; никто не заполнит пустошь в груди, правда! ты! – запалишь свечи, разложишь карты на нас и расскажешь, что будет дальше. я хотел бы поверить, но черта с два – я не верю правдивой фальши. я пытался гадать по руке, но, пьянея, схватил тебя выше локтя. я целую тебя я люблю тебя настолько сильно - насколько можно; © Женя Мори прикосновения болезненно жгучи. воспоминания опасно больны. раньше хотелось стать лучшим, сейчас можно просто – твоим. и от этого нет лекарства. ни один не заметит врач недостатков нашей с тобой любви. а я чувствую дрожь в руках, и как горло дерёт простуда. сердце бьётся немножко глухо через раз, через раз, через два. мера любви во времени, горячем сердце и глубине взгляда. в таком случае – я в бесконечном полёте на солнце в поисках рая. © Женя Мори

Алиса Найтли: *стыдливо сдула пыль с дверей ВНИМАНИЕ,РАЗЫСКИВАЕТСЯ НОВОГОДНЕЕ НАСТРОЕНИЕ! И поэтому, объявляется конкурс стихотворений, посвященных праздникам Новый Год и Рождество. Итоги конкурса будут объявлены 13 января 2017 г. Делитесь любимыми строками, делитесь радостью, верьте в чудеса!

Алалина: новогодний конкурс всем, для кого Новый год - про жаркие костры в самой глубине самых тёмных зимних ночей в темном бору раскрывает листки морошка, пляшут во мху неприкаянные огни. я, Туу-тикки, слепила из снега лошадь, белую дикую лошадь чужих равнин. лошадь несет в седле ледяную стужу, год к перелому, хвост распушив, бредет. уши – в шапчонку, шарф затяни потуже, окна закрой и дверь закрепи гвоздем. бей, барабан, не молчи в темной холодной ночи! в темном бору серебрятся стеклом побеги, стынет дупло, заброшенное, ничье. снег – он всегда и везде остается снегом, даже когда парит и бежит ручьем. зреет шиповник, в норе барсуки уснули, птицы о зернах с бельчатами говорят. даже у тех, кто родился в разгар июля, в сердце есть капля застывшего января. бей, барабан, собирай всех у ночного костра! снег распирает сосуды до зябкой дрожи, красит в голубизну изнутри глаза. я, Туу-тикки, слепила из снега лошадь, лошадь ускачет в буран, не придет назад. в предках у каждого были печные тролли, кто-то, шуршащий под столиком по утрам; так что шагай через вьюгу – она не тронет, ближе к долине увидишь огни костра. бей, барабан, веселей, веток в огонь не жалей! что за создания – крылья, хвосты и рожки? зимние тайны знает зима одна. где-то во мраке белая мчится лошадь, песня на хоровод собирает нас. лапы к теплу, шарманки, снежки, заклятья. мох в волосах, взгляд странен и клык остер. летом ты всё забудешь. так надо, братик. ну а пока – пусть зимний горит костер. © wolfox (Анастасия Шакирова)


Алиса Найтли: Доброго времени суток! Настало время объявить победителя новогоднего конкурса. Очевидно, что фаворитом становится Алалина Поздравляем победителя! Друзья,продолжайте делиться любимыми стихотворениями в нашем поэтическом кружке. Волшебства вам и вдохновения! Алиса Найтли

Алалина: о разочаровавшихся и нашедших силу в себе, к которым всё-таки приходят сказки найдено тут Ассоль 16, в ней смех и ветер, мечты и мерцанье звезд, Она гадает — вот Грэй приедет, коснется ее волос, Вот Грэй приедет, красивый, странный, особенный — как она... Ассоль 16. И жизнь ей мнится подобной красивым снам. Лет пять минуло — диплом, защита, работа, в конце концов. Ассоль моргает — где Грэй? Хоть отблеск тех призрачных парусов Поймать - тех алых, неповторимых... Неужто все было сном? Друзья смеются и приглашают Ассоль отмечать диплом. Им — скоро годик... Игрушки, кашки, прогулки, день у плиты. Их папа стал персонажем книжным — мифическим и пустым; Всё чаще — пропуски на мобильном, позднее — приходы в дом... Ассоль молчит. Он ведь не был Грэем. И жизнь застывает льдом. Все сказки — в мусор, какие сказки? Развод и потухший взгляд. Ассоль становится злой, угрюмой, ночами не может спать, А днем — работать. Какие сказки? Паскудство одно. Не жизнь. Ассоль вновь тянется к сигарете, вдруг думает — нет. Держись. Ассоль смеется, целует сына, тот тычется ей в живот, Смотри, как плавает мой кораблик, ну, мама, смотри же, вот! Кораблик белый, река и лето, небес озорная синь... Прекрасный Боже, ну разве можно еще о чем тут просить? Ребенка — к маме на пару суток, подруги, вино и смех, Ассоль — одна на всем белом свете. И пусть. И плевать на всех Когда-то-Грэев, совсем-не-Грэев, на книжные чудеса. ...А над волнами вдали виднеются алые паруса...

Василиса Побежали: Капризная память У памяти моей дурное свойство, – Любая пакость будет долго тлеть. Хочу прогнать больное беспокойство, Но не могу себя преодолеть. Как в безразмерной камере храненья, В сознаньи – чемоданы и мешки, В которых накопились оскорбленья, Обиды, униженья и щелчки. Не в силах изменить свою природу, Я поименно помню всех врагов. Обиды-шрамы ноют в непогоду, К прощенью я, простите, не готов. В самом себе копаюсь я капризно, На свалке памяти я черт-те что храню... Обидчиков повычеркав из жизни, Я их в воображеньи хороню. Конечно, признавать все это стыдно, И я раскрыл свой неприглядный вид. Я очень плох, и это очевидно, Мое сознание – летопись обид! У памяти моей дурное свойство – Я помню то, что лучше позабыть. Хочу прогнать больное беспокойство, Но не могу себя переломить. (с) Эльдар Рязанов

Василиса Побежали: старый трамвай тормозит со стоном, ярко искрятся во тьме рога. сумку хватай и беги из дома, кто будет вправе тебя ругать? мысли по ветру - легко и быстро, будто вовек не прибавят лет... значит, шли к чёрту своих Магистров, быстро садись и бери билет. небо - чужое, свои кумиры, кружит волшебной каймою стих... даже пусть где-то ты центр Мира - сможет ли это тебя спасти? в Ехо дела не бывают плохи, беды - нестрашные мотыльки. вот мне пятнадцать, и я в лоохи - кто еще помнит меня таким? гибель моя обитает в птице, жизнь обращается к нам на "вы" - эй, а не хочешь ли прокатиться вниз по мерцающим мостовым? орден за Орден, и брат за брата, только звенит в глубине струна - мысль о том, что пора обратно - и есть твоя Тёмная Сторона. мантию снять, и стянуть корону, скабой завесить дверной глазок; бросить монетку на дно Хурона, чтобы приснился еще разок. в мире другом зацветает вереск, как не тасуй - наверху валет. где бы ты ни был, я здесь надеюсь, что ты умеешь вставать на след. поезд летит, заедают дверцы, в Лондоне холодно в ноябре. если еще не разбито сердце, так ли уж важно, кто здесь храбрей? гул заголовков — "волна террора", "происки Лорда", "борьба за трон"...только какая судьба, авроры, если семнадцать, и ты влюблен? хитрость, мозги, доброта, отвага, страшно ли, мальчик? ничуть, ничуть...можно не быть с гриффиндорским флагом, чтобы сражаться плечом к плечу. старая песня, тебе не знать ли: дружба - и воин, и проводник; самого сильного из заклятий нет ни в одной из запретных книг. палочка, клетка, за плечи лямка, чуточку пороха брось в камин - глупо всю жизнь ждать письма из замка, нужно садиться писать самим. здесь не заклятья - скорей патроны, маггловский кодекс, извечный рок... где-то вдали стережёт Патронус зыбкие грани твоих миров. старые сны накрывают шалью, чьи-то глаза сберегут от пуль — я замышляю одну лишь шалость, карта, скорей, укажи мне путь. раз уж пришёл - никуда не деться, строчки на стенах укажут путь. волчья тропа охраняет детство - значит, мы справимся как-нибудь. струйка из крана - заместо речки, зубы порою острей меча; ночь старых Сказок продлится вечно - или пока не решишь смолчать. кто выделяется - тот опасен, лучше не знать ни о чём лихом... но почему в надоевшем классе пахнет корою и влажным мхом? но почему всё сильнее знаки, руки - прозрачнее и светлей? странные песни поёт Табаки, древние травы бурлят в котле, пальцы Седого скользят небрежно, вяжет холщовый мешок тесьма... если сумеешь найти надежду, то соберёшь её в талисман. но почему всё сильнее знаки, ветер за окнами сер и тих; все коридоры ведут к Изнанке - хватит ли духа туда пойти? пусть нелегко и пусты пороги, истина, вообщем, совсем проста - здесь ты становишься тем в итоге, кем ты нашёл в себе силы стать. строчки из книги - тоска, потеха, пусть тебе скажут, мол, что на том?... Дом никогда не бросает тех, кто взял, и однажды поверил в Дом. (с) Сергей Лачинов

Василиса Побежали: В старый город пришёл Апрель. Из плаща сыпал снег и град. Вечерами пил морс и эль, ел чернику и виноград. Просыпался часам к пяти. Иногда – к четырём и трём. Был огромный как синий кит. И любил рисовать углём. У Апреля был верный друг. Его имя, конечно, – Март. У него было тридцать штук (или сорок) игральных карт. Март любил бергамот и «Сплин», ездил в Лондон и Петербург. Он был рыжий как апельсин, разноцветный как летний луг. Вместе с ним приходил Февраль. Приносил арманьяк и сыр… …до рассвета горел фонарь. И Апрель выходил босым, завернувшись в короткий плащ. Допивал из бутылки эль. И чеканил футбольный мяч о большую сухую ель. Напевал ДДТ под нос и смотрел, как горит рассвет. Вспоминал, что конечен пост уже тысячи длинных лет. Небо цвета как карамель отражалось в потоках рек. В старый город пришёл Апрель. В старом городе выпал снег. (с) Джек Абатуров

На-Сы-Дзя Фу-Ке-Си: Татьяна Шубина "Цветок" Как упрямо весна, как упрямо Помнит каждый земной уголок; И на свалке - у ямы, у ямы Лепестки отворяет цветок. Ну скажи, что не нужен, не нужен! Ну скажи, что напрасен весь труд. ну скажи, что у ямы, у лужи Его завтра машины сотрут. Но качаясь, качаясь сегодня, Как читая неведомый стих, Он так счастлив, что землю бы поднял На шершавых листочах своих. Он так счастлив своей сверхзадачей Наши зимние души будить, Чтобы мы, ненавидя и плача, Не устали любить.

Алалина: Аля Москаленко Ведьма Ну, какая же я ведьма? Не выдумывай... Цветом глаз не заколдуешь, не заворожишь. Присмотрись - я для колдуньи слишком юная,- Отчего же ты у двери, Не входя, стоишь? Что ты смотришь, как мальчишка, недоверчиво? Знаю я - со мною рядом боль и неуют... Мы с тобой теперь одной зимой отмечены, И не я, а всё она наколдовала тут. Ты не бойся глаз моих, и не беги от них, Мне последние минуты эти подари, Может быть, я и колдунья, только для других- Кто-то мудрый от меня тебя заговорил. И в который раз разлука уготована, Я молчу - зачем теперь ненужные слова? Я сама своей любовью заколдована - Разве ж ведьма не смогла б себя расколдовать?

русалка Тиль: Татьяна Мелисса Щербакова Ведьма Она не колдует, как в сказках писали, И зелье не варит в огромных котлах. Для истинной ведьмы всё это - детали, А сила запрятана в тёмных очах. И белые лески седых волосинок Напомнят на миг о земных ей годах. Но жизнь её носит характер глубинный, И это не выразишь просто в словах. Она освещает потухшие души, И свет, как вода, наполняет сосуд. Услышит взмах крыльев имеющий уши, Запомните, ведьмы правдивы - не лгут. Отважится кто поступить некрасиво И подлостью ей за добро отплатить... Она милосердна, но жизнь - справедлива. Ох, туго затянет судьбинушка нить. Прощать - всех простит, но поверит едва ли, Ей свыше дано видеть чуть наперёд. Ведь ведьмы всегда больше прочих всё знали, И это не дар, но не каждый поймёт. И длинное платье, волос водопады - Во все времена поражали мужчин. Сейчас нас не жгут, и мы этому рады, Но тонут, как прежде под толщей глубин. Вы скажете: "вымысел, ведьм не бывает!", А я только мысленно вам улыбнусь. Молчание - вещь иногда колдовская, И спорить с людьми я давно не берусь...

русалка Тиль: Елена Стёпина Стратович Ведьма Кого-то твоя раздражает прямая осанка, Ты – ведьма для них, а все ведьмы горбаты, сухи. А кто-то процедит сквозь зубы вослед: «Шарлатанка!» Но кто-то с последней надеждой шепнёт: «Помоги!» Придёт на околицу ветхой деревни у леса По мшистой дорожке под филина злое «угу». Увидит, что дверь заколочена, нет занавесок, Висит указатель и слово на нём: «Помогу!». Пойдёт он на поиски, следуя прямо по стрелке, Надежда его приведёт непременно к тебе. Ты станешь на время ему кем-то вроде сиделки, Отвары из трав изготовишь, на чайном грибе. И будешь потом замирать у старинной иконы, И взглядом следить, как он корчится в муках, бранясь. Ему померещится будто влетели драконы И дышат огнём, разевая клыкастую пасть. Потом сто потов он прольёт на холщовую простынь, А утром проснётся здоровым непрошеный гость. И скажет довольно: «Ошиблись, видать, диагносты: Ещё поживу я!» И мелочь посыплется в горсть. Уйдёт он домой по тропинке копить снова хвори, А ты будешь долго смотреть вслед ему из окна И думать, что воздух лесной для тебя благотворен, И хоть нет семьи, но кому-то ты всё же нужна.

русалка Тиль: Джезебел Дары фей старшая фея приносит свои дары юной принцессе: "будь молчаливей рыб, нежной и тихой - само воплощенье грёз, чтоб не узнать солёную горечь слёз". средняя фея смотрит на колыбель: "нежная девица, слушай: дарю тебе голос нежней и звонче, чем пенье птиц, чтоб с первой ноты был очарован принц". младшая фея молча дары несёт: сила, здоровье - они затмевают всё - чтобы она не погибла во цвете лет, чтобы была прекраснейшей на земле. ведьма пришла незваной. о как же строг взгляд и остёр, как веретено остро. тёмная тень собой накрывает трон. "о, как нежна принцесса и как тиха - всё, чтоб найти благородного жениха и рядом с ним прожить как в дурманном сне, словно ни чувств, ни собственных мыслей нет. что ж, раз пришла, дары принесу и я: быть тебе, дева, коварнее, чем змея, кошки хитрее, мудрее совы, мой свет, будешь сильна в интригах и колдовстве, чтобы самой решения принимать, даже когда в груди ледяная тьма". ведьма уходит. зал укрывает ночь. феи вздыхают: "лучше б веретено".

Рин Нестеренко: Простите если было, не увидела современное, Снежная Королева, Кай, грустное Илья Мазо иже HOW_IT_COULD_BE ? Кай, Кай - ледяное сердце, Разве лукавый предложит выкуп За грязную душу? В мерзлых травах, затравленный Спишь Что тебе снится? И прежде чем стать блудницами, все они были избранницами, На каждое из лиц их Были готовы венцы И всех их смела метель, Посрывала с петель, Истпоптала и бросила В пьяную ржавую канитель, Оставив в качестве признака жизни Пар изо ртов Кай, Кай! Ты услышать готов Кто победил? Кто растил тебя, кто пожнет? Кай, ты заметил как стало любо тебе Рвать десны в кровь, Уплетая за обе щеки лед На ужин, завтрак и обед И что ты уже мертв И что ты уже слеп И что вроде ты есть, Но там снег, но там снег... Но там снег.

Алалина: осень, пронзительная ясность бытия, победа над цинизмом взросления Я говорю: живу. А он отвечает: блажь, здесь невозможно выжить, спроси любого. Я его страх. Он мой неподкупный страж, не отводящий глаз, не дающий слова. Он говорит: я честен с тобой, прости, я ли не знаю, как ты меня не любишь. Все вы храбритесь примерно до тридцати, рветесь куда-то… А после - почти как люди. Те, что вокруг, тоже думают, что живут. Но, как ни бейся, тебе никуда не деться: ты ляжешь безропотно в высохшую листву, закроешь глаза, и тогда я смогу смотреться в тебя, как в зеркало… …небо светло и чисто. Он знает правду. Он хочет мне дать совет. Мы поднимаем глаза, и кленовый лист кружит над нами в меркнущей синеве. Кружит над нами, цепляется за края призрачных крон, за крыши уставших улиц. Он говорит за спиной: «так и жизнь твоя» - так беспощадно скучен, что сводит скулы. «Видишь, вот это осень, считай до ста, только закончишь - она уже вступит в город…» …и наконец отточенный край листа чисто и тонко проходит ему по горлу. И заставляет умолкнуть. Теперь все будет правильно. (с) _raido

Эвриал Горгонов: Осень. Непогода — осень — куришь, Куришь — всё как будто мало. Хоть читал бы,— только чтенье Подвигается так вяло. Серый день ползёт лениво, И болтают нестерпимо На стене часы стенные Языком неутомимо. Сердце стынет понемногу, И у жаркого камина Лезет в голову больную Всё такая чертовщина! Над дымящимся стаканом Остывающего чаю, Слава богу, понемногу, Будто вечер, засыпаю… Афанасий Фет

Александр Холод: Классика/осень Эту песню я впервые встретил именно в форме стихов. Поэтому для меня это, навсегда, именно стихотворение. Автора этого нетленного шедевра я точно назвать не могу, Но, кажется, это группа "Беломорс", знаменитая своим скандальным клипом, где дети ампутанты из острого отделения Московской Областной Хирургической Больницы танцуют под рок версию песни "Ну где же ручки, ну где же ваши ручки". Великая скорбь Перестали птички петь, Красно солнышко не светит, У помойки во дворе Не резвятся злые дети. А девчонка у окна В это утро загрустила, И с ресниц ее слеза На пол плюхнулась тоскливо. Ей сегодня ни к чему Дискотеки и тусовки - Пусть останутся в шкафу Супермодные кроссовки. Не пойдет она в кино, Телевиденье достало... И вообще, вся жизнь – говно… Все пропало, все пропало! Все окрестные леса Пожелтели в одночасье, И природа замерла От великого несчастья. Плачет жухлая трава, Скорбно воет пес блохастый, Нудный дождь идет с утра… Как ужасно, как ужасно! Пьет печально алкашня Под корявыми кустами, Депрессивная луна Показалась над домами. И угрюмые бомжи В лужах топчутся печально, Ложки, вилки и ножи Так блестят суицидально. Всем на свете наплевать, Как же это получилось! Вам, убогим, не понять, Что случилось, что случилось! О-о-о! Сегодня умер Децл!



полная версия страницы