Форум » Кружки и клубы ПТС » Поэтический кружок (с 23.09.14) » Ответить

Поэтический кружок (с 23.09.14)

Гроттер: Глава кружка: Алиса Найтли. Правила: Пожалуйста, подписывайте авторов стихотворений. Указывайте тематику стихотворения. Например, классика/современное, ведьма/драконы/зима/сказка. Проверяйте выставленные произведения на ошибки. Русский язык - ваш родной язык! Не портите его случайными опечатками и нелепыми ошибками. Комментарии по стихотворениям отправляйте автору в ЛС (Личное Сообщение). [off]НЕ ФЛУДИМ![/off]

Ответов - 257, стр: 1 2 3 4 5 6 7 All

Табаки Ши: современное, мрачненькое Archais Так говорил Заратустра Пустыня ширится сама собой. Вакуум утопий есть храм Признаков жизни, погребенных в ночи, в молчании останков, Когда покидает даже собственная тень, оставляя там, У пропасти неверия в монументальность песчаных замков. Вязь иероглифов собственной кровью. Дневники одиночки. Философия молотом тихих слов, развеянных по ветру, Предвещающий бурю глашатай, оставляет вместо точки В столкновении аффектов шанс вовремя уйти по пеплу. Жажда зреет в малом, вблизи зрелищ моральных вскрытий, Разложений идолопоклонника медленных самоубийств, Жертва человеческим пред молчащей вселенной наитий. Халкионический тон — северный ветер для дыма витийств. Острием по живому струится в легких разреженный воздух, Кислород макабре заполняет пустоту размером с Бога В глубинах собственного я, где хаос порождает звезды. Так становятся самим собой из пепла волчьего острога. И пустота наполнена хрустом чувств в преддверии помех. Так говорил Заратустра... Ни для кого и для всех.

Анна Рысина: современное, все тлен, жисть - боль Иван Магазинников АРМАГЕДДОН Плывет закат, ложится спать природа, Но лишь быстрее стал безумья бег. Мир охватили зависть, боль и злоба, Власть и богатство сделал богом человек. Слепая ненависть пронзила человека, Усмешкой ярости его лик искажен. Рукой коснулся он проклятья века, И миру подарил АРМАГЕДДОН! И старики, и нерожденные младенцы Познали боль - коснулся их огонь. От ласки света разрывалось сердце, Когда обрушился на мир АРМАГЕДДОН! Он и она закат встречали счастьем. Она любила, и счастлив с нею он. Но вспыхнул горизонт, и в одночасье Развеял по ветру любовь АРМАГЕДДОН! Над выжженной землей кружится белый пепел Его рассвет окрасил в алый цвет. Движенья нет - здесь движутся лишь тени, И под свинцовым небом жизни нет. Не слышно птиц, поющих песнь рассвету. Здесь звуков нет - земли лишь тихий стон, Лишь этот стон, и песня боли ветра: Покой земле принес АРМАГЕДДОН!!! Исчезли грани между тьмой и светом, Границ не стало меж добром и злом. Планета жизни стала мертвою планетой, Когда на ней расцвел АРМАГЕДДОН! Наступит миг, все вздрогнут на планете И проклянут двадцатый век. Весь мир швырнет в объятья смерти Не всемогущий Бог, а жалкий человек. Исчезнут грани между тьмой и светом, Границ не станет меж добром и злом. Планета жизни станет мертвою планетой, Сожжет дотла мечты АРМАГЕДДОН!

Рин Нестеренко: современное nika_nobody Куда уходят умирать киты? Куда уходят умирать киты, Скрываясь далеко в глубинах моря? И в одиночестве, совсем без суеты, Они тихонько корчатся от боли... Куда уходят умирать киты? Где цвет воды смешался с цветом крови? И где угасшей жизни бледные черты, Разъест очередным раствором соли?


Vorona: любовные современности о дружбе Эдуард Асадов Мы решили с тобой дружить, Пустяками сердец не волнуя. Мы решили, что надо быть Выше вздоха и поцелуя... Для чего непременно вздох, Звезды, встречи... скамья в аллее? Эти глупые "ах" да "ох"!.. Мы - серьезнее и умнее! Если кто-то порой на танцах Приглашал тебя в шумный круг, Я лишь щелкал презрительно пальцем - Можешь с ним хоть навек остаться. Что за дело мне? Я же друг! Ну а если с другой девчонкой Я кружил на вешнем ветру, Ты, плечами пожав в сторонке, Говорила потом мне тонко: - Молодец! Нашел кенгуру! Всех людей насмешил вокруг.- И, шепнув, добавляла хмуро: - Заявляю тебе, как друг: Не танцуй больше с этой дурой! Мы дружили с тобой всерьез! А влюбленность и сердца звон... Да для нас подобный вопрос Просто-напросто был смешон! Как-то в сумрак, когда закат От бульваров ушел к вокзалу, Ты, прильнув ко мне, вдруг сказала: - Что-то очень прохладно стало, Ты меня обними... как брат... И, обняв, я сказал ликуя, Слыша сердца набатный стук: - Я тебя сейчас поцелую! Поцелую тебя... как друг... Целовал я тебя до утра, А потом и ты целовала И, целуя, все повторяла: -Это я тебя, как сестра... Улыбаясь, десятки звезд Тихо гасли на небосводе. Мы решили дружить всерьез. Разве плохо у нас выходит? Кто и в чем помешает нам? Ведь нигде же не говорится, Что надежным, большим друзьям Запрещается пожениться? И отныне я так считаю: Все влюбленности - ерунда. Вот серьезная дружба - да! Я по опыту это знаю...

Чайка Сонливая: Новый год, детское =3 Сергей Михалков Говорят: под Новый год Что ни пожелается - Всё всегда произойдёт, Всё всегда сбывается. Могут даже у ребят Сбыться все желания, Нужно только, говорят, Приложить старания. Не лениться, не зевать, И иметь терпение, И ученье не считать За своё мучение. Говорят: под Новый год Что ни пожелается - Всё всегда произойдёт, Всё всегда сбывается. Как же нам не загадать Скромное желание - На "отлично" выполнять Школьные задания. Чтобы так ученики Стали заниматься, Чтобы двойка в дневники Не смогла пробраться!

Чайка Сонливая: а вот это уже мне поближе Х) Новый год, детское Заходер Борис Встречали звери Новый год Встречали звери Новый год. Водили звери хоровод. Вокруг зеленой елки. Плясал и Крот, И Бегемот, И даже - злые Волки! Пустился в пляс и Дикобраз - Колючие иголки, И все - дрожать, И все - визжать, И все - бежать от елки! Гляди-ка: Уж - Хоть сам хорош! - И тот дрожит от страха!.. -Зато меня уж не проймешь! - Сказала Че-ре-па-ха! -Мы спляшем Шагом Черепашьим, Но всех, Пожалуй, Перепляшем!

Чайка Сонливая: детское, Новый год Автор: Е. Михайлова Что такое Новый год? Что такое Новый год? Это все наоборот: Елки в комнате растут, Белки шишек не грызут, Зайцы рядом с волком На колючей елке! Дождик тоже не простой, В Новый год он золотой, Блещет что есть мочи, Никого не мочит, Даже Дедушка Мороз Никому не щиплет нос.

Чайка Сонливая: детей и зверей должно быть больше ХЪ детское, Новый год Здравствуй, Новый год! Снова пахнет свежей смолкой, Мы у елки собрались, Нарядилась наша елка, Огоньки на ней зажглись. Игры, шутки, песни, пляски! Там и тут мелькают маски... Ты - медведь, а я - лиса. Вот какие чудеса! Вместе встанем в хоровод, Здравствуй, здравствуй, Новый год! Развеселый Новый Год Скоро в гости к нам придет Развеселый Новый Год! И подарков целый воз Приготовит Дед Мороз! Приходите к нам зверушки Приносите нам игрушки Будем ёлку наряжать! Будем праздник приближать!

Чайка Сонливая: ну милота же детское, Новый год Смотрит ежик в небеса: Это что за чудеса? В небе ежики летают, А возьмешь в ладошки - тают. Ежики-ежинки Белые снежинки. Елка вытянула ветки, Пахнет лесом и зимой. С елки свесились конфетки И хлопушки с бахромой. Мы похлопали в ладоши, Встали дружно в хоровод... Наступил такой хороший И счастливый Новый год! Праздник радостный настал — Мы готовим карнавал, Ведь у двери Новый год Уж давно детишек ждёт! Он принёс с собой для всех Игры, сладости и смех. Пусть ворвётся на порог Самый добрый поздравок, Чтоб и дедушка Мороз, Пробежал весёлый кросс, Наши выслушал стишки, Развязал свои мешки И подарки всем раздал, Счастья много пожелал! и на закуску ХЪ Где живёт Дед Мороз? Удивительный вопрос! Не в лампе, не в будильнике, Посмотрим в холодильнике!

Алиса Найтли: Доброго времени суток! =) Совсем немного времени осталось до волшебных волшебностей Нового Года, воздух уже пропитан ароматом мандаринов, оливье и хвои А пока, мы подводим итоги конкурса на лучшее стихотворение про НГ. И фаворитом этой гонки становится Чайка , поздравляем, ура-ура! Остальные награждаются баллами за участие) Также, все члены клуба награждаются баллами за активность. Спасибо за то, что радовали меня чудесными стихотворениями. А наше замечательно Общество Мертвых Поэтов(спасибо Колендо XD) уходит на зимние каникулы! Всем спасибо, все свободны С наступающими праздниками, вдохновения вам и отличных каникул Алиса Найтли

Анна Рысина: современное, про женщин Автор где-то наверняка имеется :) Слабая женщина рано проснулась, Слабой рукой покормила семью, Слабыми ножками влезла на шпильки И понеслась на работу свою. С слабою волей, терпением слабым Уж завершен мозготрепства процесс! Слабым торнадо бежит в продуктовый, Втягивая, чтоб стройнее быть, пресс. С взглядом горящим, чертовкой из ада, Слабенько 10 кг нагрузив, Слабо хватает ребенка из сада, Слабо на шпильках домой потрусив… Дома еще все слабее, чем было — Стирка, уборка, с ребенком борьба… Вдруг от напряга слеза покатилась … Что же ты хочешь — ведь ты же СЛАБА!

Табаки Ши: современное Archais Кошмары аиста марабу Те, кто жжет костры для меня в старой гавани, Кто из под кровати гонит прочь ночные страхи, Оставляют в ладонях ветра дальних плаваний К землям, стоящим на трех слонах и черепахе. Три шага влево от солнца и начинается космос, Как взрыв сверхновой, сотканный из детских грез, Набирает высоту в груди удивленный возглас, Вырываясь за ломкий скафандр в новый вопрос. А спустя годы становятся целым бетонные блоки. У качель, сорванных с петель, ожидая подсказки Застыл маленький путник с большой дороги... И почему-то не умер, перестав верить в сказки. Ушедшие на юг коты моей сакральности Порой возвращаются, не смотря на табу, Минуя тенета повзрослевшей реальности, К увязшему в кошмарах аиста марабу.

Табаки Ши: современное, лес Дана Сидерос За сгоревшим бором, плешивым камнем, Под изрезанным звездами брюхом ночи Он ревет, как боров, поёт с волками, Прорастает, струится, преграды точит — Мой двойник, несбывшийся лучший образ, Невесомый, умеющий видеть кожей, Пьющий лунный свет, быстрый, словно кобра, Идеальный контур, избранник божий, Ждущий утро у солнечного причала, В высоту взмывающий пёстрой птицей. Иногда он грезится мне ночами, И наутро хочется удавиться. Я — охапка слов, он — изящней хокку. Он властитель времени — я не в силах Обуздать даже мимику и походку. Хоть бы там, на небе, перекосило Тех, кто сортирует и делит чары, Тех, кто пел его и меня чеканил. Иногда я грежусь ему ночами. Утром он пыхтит над черновиками: Сгорблен, сер, испуган, сосредоточен, Будто вдруг нащупал в себе прореху. И когда он не может сложить двух строчек, Я давлюсь злорадным, натужным смехом.

Анна Рысина: классика, тлен Уильям Шекспир Монолог Гамлета в переводе Б.Пастернака Быть или не быть, вот в чем вопрос. Достойно ль Смиряться под ударами судьбы, Иль надо оказать сопротивленье И в смертной схватке с целым морем бед Покончить с ними? Умереть. Забыться. И знать, что этим обрываешь цепь Сердечных мук и тысячи лишений, Присущих телу. Это ли не цель Желанная? Скончаться. Сном забыться. Уснуть... и видеть сны? Вот и ответ. Какие сны в том смертном сне приснятся, Когда покров земного чувства снят? Вот в чем разгадка. Вот что удлиняет Несчастьям нашим жизнь на столько лет. А то кто снес бы униженья века, Неправду угнетателей, вельмож Заносчивость, отринутое чувство, Нескорый суд и более всего Насмешки недостойных над достойным, Когда так просто сводит все концы Удар кинжала! Кто бы согласился, Кряхтя, под ношей жизненной плестись, Когда бы неизвестность после смерти, Боязнь страны, откуда ни один Не возвращался, не склоняла воли Мириться лучше со знакомым злом, Чем бегством к незнакомому стремиться! Так всех нас в трусов превращает мысль, И вянет, как цветок, решимость наша В бесплодье умственного тупика, Так погибают замыслы с размахом, В начале обещавшие успех, От долгих отлагательств. Но довольно! Офелия! О радость! Помяни Мои грехи в своих молитвах, нимфа.

Эрика Максимова: Гарри Поттер, грустное Я верю, что у этого шедевра есть автор! :) Знаешь, бывают такие драмы: вроде бы сказка, но не без слёз. Вся открывается панорама: замок, лесничий, сухой мороз, свечи, парящие над головою – странно, конечно, но хоть бы так. ...Самое страшное – звук прибоя, в зелье крестраж – бесполезный враг... Как было раньше: обычно, просто. Тёмный чулан, ну чего тут взять? Дело не в деньгах, игрушках, росте... Главное – это уметь мечтать. ...Эти кареты не едут сами, ты это позже потом поймёшь. В мире, наполненном чудесами, есть также ненависть, смерть и ложь. Всё это будет потом. Но вспомни! Первые чувства, немой восторг – скоро на скорый на той платформе, что ты никак сам найти не мог... ...Как это сложно – терять любимых. И невозможно – в который раз. Кто-то остался. Они – невредимы. Слушай же дальше ты мой рассказ! Жди необычного, жди интриги. В сердце от каждой строки горячо. Видишь тех двух (у девчонки книги)?.. Оба подставят тебе плечо. Золото в небе слови, ведь надо! Надо бороться и побеждать! Что тебе будет потом наградой? Это твой выбор. Тебе решать. Если бояться, то только страха, если быть верным, то будь же им. Всё не решишь с одного лишь маха, надо быть честным с собой самим. Сколько на долю твою, на совесть, сколько на годы - помножить боль? Я бы продолжила эту повесть, ведь у тебя в ней – большая роль. Магия дружбы преобладает, если ты веришь, что дружба есть. Больше пугает нас и меняет вера в величие, вера в месть. Слово “война” не останется словом. Купол надломится, враг придёт. Место, что ты называл своим домом, будет разрушено. Но не падёт... Знаешь, бывают такие драмы: вроде бы сказка, но только где? Тобою гордятся папа и мама, но не вернутся уже к тебе... Ты не грусти, ведь любовь – защита, так ведь сказал тебе тот мудрец?.. Снитч в твоих пальцах ещё закрытый... Он открывается под конец.

Эрика Максимова: ведьмовское Хана Вишнёвая Говорила мать: ты не смей мне лгать, по ночам не спать, накликать беду. А замок-то ржав, стёклам не сдержать, и, венок свой сжав, по воде иду. Слышу голос я, он твердит: "Моя", я молчу: "Твоя", и его ищу, Шепчет ли волна, помня имена, падать ли до дна в царство змей и щук? Я иду, иду, мой мятежен дух, если упаду – разобьюсь об лёд. Говорила мать: ты не смей мне лгать, и не смей бежать. ...но ведь он зовёт.

Анна Рысина: современное, сказочно-ведьминское Вадим Жмудь Иные готовят варенья, Солят огурцы и грибы, А я запасаю коренья, Для хитрой своей ворожбы. Мне сладкой не надо черники, Малина меня не манит, А эти крысиные лики, Они для меня как магнит! И носится, как заводная, Моя костяная нога, На свете такая одна я, Поскольку я Баба-Яга! Я плюну, потру и подую, И что-то тихонько шепну, Кого захочу – заколдую, Кого-то к любимой верну. Промашки не знала ни разу, Волшебные знаю слова. Есть травки от порчи и сглаза, А есть и для порчи трава. Нет, я не готовлю ватрушки, Из теста и из творога, Ведь я – не простая старушка, Поскольку я Баба-Яга!

Эрика Максимова: зима, сказка, грустное Лемерт (Анна Долгарева) Была такая одна, она всегда боялась зимы, она ещё с ноября законопачивала все окна, говорила: люди не созданы для этого времени, мы для другого климата, вот видишь, как нам зимой одиноко? Говорила: зима – это время для тех, других, снежных фей с ледяными ладонями и губами, они появляются с первым снегом, холодом веет от них, хочется спрятаться под подушку, под юбку к маме. Они появляются везде, где снег, не всегда доступные глазу, они опасны, говорила, опасны для человека – у меня так пропал лучший друг, не увидел эту заразу, а была там всего лишь снежинка, маленькая снежинка под веком. Говорила: они приходят, а потом находятся трупы, якобы замёрзших под снегом, но я-то все знаю, знаю... А зимой она закрывала все щели и трубы, работала из дому, ела лапшу и крупы, не выходила на улицу – такая смешная. Так что хватились её весной – и ищут поныне, запертая изнутри квартира, никто ничего не трогал... Перед исчезновением она вроде как рисовала, и на картине была нарисована заснеженная дорога.

Эрика Максимова: "Маленький принц", течение времени, грустное, несказочное Little Foxxie Маленький принц уже король, не так уже и мал, и солнечную улыбку вытеснил полузвериный оскал, в правой руке – багрово-хрустальный бокал, и в доброй сказке – не добр совсем финал. На маленькой планете внезапно настал жестокий февраль, и мёртвой розы лепестки умчались вдаль, но рыжую шкурку случайно нашарят глаза, во взгляде чуть померкнет сталь и воровато скатится слеза: – Прости, мой Лис. Мне очень жаль.

Табаки Ши: современное, герои Olivia Герои недописанных историй Герои недописанных историй, Замерзшие во льду своих страниц, Обломки искривленных траекторий, Лишенные судьбы, души и лиц. Оставлены творцом на полдороге, Забыты, как ненужный чемодан, Развратники, монахи, недотроги, Правители земель, планет и стран И просто люди, созданные как-то В один из долгих зимних вечеров, Но ста-ли планы, образы и карты Все-го лишь смятым топливом костров. И с каждым днем снижался градус пыла В душе творца и январился взгляд. Река сюжета попросту застыла, По ней разлился брошенности яд. И вмерзли в недописанность герои, Исчезла жизнь из ледяных сердец, Напрасно проливались реки крови, Остался в неслучившемся конец. Архивы недописанных историй — Музей покрытых инеем фигур. Погост метафор, свалка аллегорий — Устроить можно знатный некротур. А лучше разморозить все страницы И сотни душ мгновенно оживить. Отбросить «не хочу» и потрудиться — Допрясть из судеб радужную нить.

Табаки Ши: современное, жизнь airheart Я однажды родился — и больше не умирал. Я шёл по дороге между чужих детей. И я был так мал — за что же я был так мал — мне встретились люди... как бы сказать?.. Не те. Меня брали на руки, чтобы поить рот-в-рот, и я собирал всё то, что давали мне. И мне говорили — всё. На земле. Умрёт. Но я — я не верил. Верил, точнее, не. Верил не им я — тому, что цвело в груди. Оно говорило — шип, что так жжёт, люби. Оно говорило — надо идти. Иди. И я уходил, но был неизбывно бит, меня возвращали, поили меня рот-в-рот, но я уже знал, что шип, хоть болящий, прав — и если во мне та жгучая боль умрёт, мне лучше уйти и пеплом уснуть средь трав. Но слово разило всех — и меня сильней, и яд моей боли сладостно вены жёг; но я желал смерти — и говорил о ней. Только ответил мне мой Всевышний Бог. * * * Ведавший правду — правду и говорит, знамя её неся и ведя толпу. Ведавший истину... чаще всего молчит. Истины саван пустит ли в дальний путь?.. * * * Но разве, ведомый правдой, я это знал? Знал ли о том, чего я посмел желать? Я был так пылок, жаден... я был так мал — и получил на душу свою печать: Я однажды родился. И больше не умирал.

Эрика Максимова: современное, грустное, смерть My Insanity Во мне живут люди; их много, они немы, Поэтому не поют. Для них я – больница, смесь города и тюрьмы; Я – голос, я – их приют. --- Меня зовут Тони. Я умер двенадцать дней назад; Пуля прошла в висок. Я помню, как тени росли, становясь длинней, Окрашивая песок. Я помню, как падал, как время неслось вперед, Как кровь залила глаза. Меня зовут Тони, и я открываю рот, Пытаясь что-то сказать. --- Меня звали Фрида. Мне было тринадцать лет. Любила ванильный шейк. В карманах носила обертки из-под конфет, Обломки карандашей, Какую-то мелочь – наверное, на проезд. (Теперь она не нужна) Тогда было лето; я ехала к морю, без каких-либо страхов. Нам с семьей оставалось проехать всего-то час – Последнюю часть пути. Погибли в аварии. Слово – живой балласт В моей неживой груди. --- Меня зовут Игорь. Мне было семнадцать лет. Не знаю, как я погиб. Скорее всего, не выдержал бронежилет, Растрескавшись изнутри. Я верил в везение, в истину, а еще – И в то, что меня спасут. Меня зовут Игорь. Срок моей веры истек. Теперь я – безмолвный труп. --- Меня зовут Эмма. Я умерла от рака. В общем, нелепая смерть. В квартире остались только цветы, собака И вечная круговерть Работы, снов, свиданий с семьей по вторникам, С друзьями – по четвергам. А теперь истощилось всё, стало ноликом, Как старый ненужный хлам. Слово вросло в гортань мою метастазами – Молча страдать и терпеть. Лучше бы боль меня раздавила сразу же. Тишина – это тоже смерть. --- Мне был где-то месяц. Родился бы в ноябре. (Три тысячи двести. Мальчик) Но мама решила, что лучше меня стереть, Ломая свои же пальцы. Врачи ей сказали, что я нездоров, что я не выдержу и недели; И я стал ненужным – инфекция или яд В родном и любимом теле. Меня не услышали; я не успел сказать, Что буду здоровым, добрым... Я помню лишь боль и как мама кричит в слезах. А больше – уже не помню. --- В моем горле клекот и хрип: Так растут слова – устало-просящи, тихи. И я научусь говорить. Ведь кто-то же должен писать Вместо них.

Эрика Максимова: современное, "Корпорация монстров", грустное Мальямкин твоего чайника *** Бу надевает синюю кофту, зеленые кеды, в сетку колготки. Давно променяла на вина соду и улыбается лишь новым шмоткам. Смеется нещадно в влюбленные лица, все же она почему-то холодная. На плюшевых монстров зачем-то кривится. монстры ее головы стонут. Бу и не знает сути проблемы. Помнит, что было тепло и... Двери?! К врачу бы пойти, только надо быть смелой, чтобы понять, зачем она верит. Зачем любит шарики и зеленый? Зачем ненавидит все, что фиолетово? монстры ее головы стонут. монстры ее головы в нее верят. Бу задолбалась глушить грусть коктейлем. Как же устала, подумайте сами. Зато каждый вторник каждой недели ходит гулять с красавчиком Салли. Салли высокий, не любит смеяться, заботлив и ждет ее глупое "да". монстры считают его самозванцем. Бу "надо подумать" уже года два. Ей говорят, мол, мы верим в Бога, хоть и не видели никогда. Бу никогда не осудит строго, Бу понимает их. Ерунда. Только ее постоянно шпыняют, мол, почему ты не веришь с нами? Они ее больше чем не понимают. монстры ее головы реальны.

Эрика Максимова: соврменное, кошки Дана Сидерос Один мой друг подбирает бездомных кошек, Несёт их домой, отмывает, ласкает, кормит. Они у него в квартире пускают корни: Любой подходящий ящичек, коврик, ковшик, Конечно, уже оккупирован, не осталось Такого угла, где не жили бы эти черти. Мой друг говорит, они спасают от смерти. Я молча включаю скепсис, киваю, скалюсь. Он тратит все деньги на корм и лекарства кошкам, И я удивляюсь, как он ещё сам не съеден. Он дарит котят прохожим, друзьям, соседям. Мне тоже всучил какого-то хромоножку С ободранным ухом и золотыми глазами, Тогда ещё умещавшегося в ладони... Я, кстати, заботливый сын и почетный донор, Я честно тружусь, не пью, возвращаю займы. Но все эти ценные качества бесполезны, Они не идут в зачет, ничего не стоят, Когда по ночам за окнами кто-то стонет, И в пении проводов слышен посвист лезвий, Когда потолок опускается, тьмы бездонней, И смерть затекает в стоки, сочится в щели, Когда она садится на край постели И гладит меня по щеке ледяной ладонью, Всё тело сводит, к нёбу язык припаян, Смотрю ей в глаза, не могу отвести взгляда. Мой кот Хромоножка подходит, ложится рядом. Она отступает.

Алиса Найтли: для вдохновения)

Табаки Ши: да простят меня позитивные люди за небольшую порцию безысходности современное, грустное, одиночество Mr Loser До весны Ты ненавидел свой город, людей, что вокруг тебя, Кричал, что здесь тонешь, как камень идёшь на дно. Хотел убежать, увидеть вдали причал, Но вечером снова тащили друзья в кино. А ты засыпал, в зале сидя пустом… И смысла не видел в прогулках и терпких снах. Ты будто бы жил, спокойно и как всегда, Но повесть писал о самых паршивых днях. Писал свой сюжет из серых пустынных снов, Из выжатых слов и стёртых до крови ног. Ты думать боятся о том, что на небе есть… Тот честный и мудрый. Который вдруг не помог. Ты был одинок, депрессия словно моль Съедала тебя, как шубу или пальто. Ты был одинок. Извечно привычный ноль, Но ты не один, ты просто опять никто. И сводят с ума… Город и пустота, Сотни людей, но рядом ведь ни души. Ты просто устал, ну же, закрой глаза. Забудь обо всём. Расслабься… И не дыши… До боли кусай за пальцы опять себя, Пытайся понять, как выйти из этой тьмы. Ведь всё хорошо, систему пора принять, Но только не знаешь, протянешь ли до весны…

Табаки Ши: современное, одиночество, драма Mr Loser Сорок три Максим весит всего сорок три И так долго не спит по ночам. Его раньше пытались лечить, А теперь вдруг не водят к врачам. Его мама так часто кричит И в подушку роняет слезу. Только он лишь упорно молчит, Превращая бурю в грозу. Он прошёл страшный путь из потерь, Ему в спину кричали: «урод», Он связал себе крест из петель И зашил им безжалостно рот. И какую неделю скандал… Он не слышит совсем ничего. Максим весит всего сорок три… Ненадолго ведь хватит его. А все те, кто смеялись над ним, Теперь кривятся или молчат. «Что ж такое, ну что за дурак?» Осуждающе где-то кричат. Но он просто идёт в пустоту, На плечах несёт крест из потерь. Он не верит в пустую мечту, Открывая для смерти лишь дверь. И чего он хотел - не понять… Он когда-нибудь будет любим? Его нужно ведь было принять, Только люди глумились над ним. И пытаясь им всем доказать, Что он тоже вот в чём-то хорош… Он себя научился топить… И поверил в скользящую ложь. Максим весит всего сорок три… И так долго не спит по ночам. Ты, прошу, на него посмотри, Но не думай таскать по врачам. Ты сожми его крепко ладонь И скажи ему, как он хорош. Обещай пройти вместе с ним путь, Пусть поверит в наивную ложь. Пусть остынет, увидит в тебе… Человека, который помог. Он ведь просто хотел быть «как все», Но он снова разбился, не смог. Он хотел доказать, что он прав, Что он может себя изменить. Его люди спустили на дно, Но забыли, увы, утопить. И словами как будто петлёй… Ему шею тянули они. А ты просто побудь рядом с ним, А ты просто в него загляни…

Vorona: Принцы, принцессы, драконы, стокгольмский синдром Сестра Риммовна Восемь писем для Принца на белом коне - 1 - Ваше Высочество, делаю, как мы условились - В выбранный час поджидаю на небе звезду. Знаю, что Вы больше года к походу готовились. Ваше Высочество, верю, надеюсь и жду! - 2 - Ваше Высочество, с молью борюсь за приданое, А вместо лестницы скинуть могу Вам косу. Наша звезда, отчего-то, сегодня туманная. Выйду размяться - Дракона чуток попасу. - 3 - Ваше Высочество, змей досаждает намёками, Что Вашей «прыти» причина скрывается в нём. Тихо лелею мечту увидать, как под окнами Змея потопчете Вы своим Белым Конём. - 4 - Ваше Высочество, змей прямо со смеху катится, Коли обмолвлюсь про Ваши отвагу и честь. Моль принялась уже за подвенечное платьице. Ваше Высочество! Совесть, вообще, у Вас есть? - 5- Ваше Высочество, может быть Вы - безлошадное? Вашей неявки упорно ищу я предлог. А у Дракона дыхание вовсе не смрадное. Он, словно пёс, вечерами ложится у ног… - 6 - …он говорит (и я, кажется, верю чудовищу) В жизни главенствует подлости вечный закон - Принцы не знают, как правило, цену сокровищу, Цену сокровищу ведает только Дракон. - 7 - …наша звезда потускнела и, будто, качается. В свете её остаётся дорога пуста. Только Дракон не даёт мне, вконец уж, отчаяться. Мудрый и верный, он принцам иным нечета. - 8 - Принц, нынче мне целовать Вас по-сестрински хочется. Благословляю окольные Ваши пути. Я полюбила Дракона! О, Ваше Высочество, Чтоб Вам…такое же счастье навек обрести!

Табаки Ши: классика Марина Цветаева Я тебя отвоюю у всех земель, у всех небес, Оттого что лес — моя колыбель, и могила — лес, Оттого что я на земле стою — лишь одной ногой, Оттого что я тебе спою — как никто другой. Я тебя отвоюю у всех времен, у всех ночей, У всех золотых знамен, у всех мечей, Я ключи закину и псов прогоню с крыльца — Оттого что в земной ночи я вернее пса. Я тебя отвоюю у всех других — у той, одной, Ты не будешь ничей жених, я — ничьей женой, И в последнем споре возьму тебя — замолчи! — У того, с которым Иаков стоял в ночи. Но пока тебе не скрещу на груди персты — О проклятие! — у тебя остаешься — ты: Два крыла твои, нацеленные в эфир, — Оттого что мир — твоя колыбель, и могила — мир!

Табаки Ши: современное, природа airheart Я весь промок от пота не по своей вине. Я иду по болотам. Болота идут по мне. Я иду по болотам много бессонных дней, чуя и зная — кто-то, гибельный для людей, молча идет по следу не пригибая трав... Многие скажут — бедный, бредит он, но я прав. Горстью срывая клюкву, быстро глотая хлеб, я его слышу звуки — легкий, воздушный бег; я ускоряюсь, слыша тихий и злой смешок... Разум мой еле дышит через испуг и шок. Жадно глотая воду в ржавом лесном пруду, слышу, как рядом ходит, что-то шипит в бреду. Сквозь беспокойный сон мой вижу, как скачет тень, как шевелится крона в ясный без ветра день. Ночью я слышу топи — что-то звенит, рыча, будто бы манит, просит, ластится у плеча. Тропки ведут по кругу, кочки уходят вниз, хвойные ветки туго бьют и хохочут — цыц! В сумраке, в серой дымке мутно мигает свет, тоже ведет поимку... я не куплюсь, о нет. Призрачные огонёчки мило мигают там, знаю: ступлю на кочку, тут же погибну сам. Змеи шипят все время, ночью смыкают круг, шепчут: хоть тверд, как кремень, сдохнешь, крича от мук. Вижу, блестит в трясине золото, кварц и медь, знаю: согнусь за ними, там же и встречу смерть. Пахнут цветы так сладко, как короли цветов, тут же в мозгу догадка — в них уже яд готов, ведь на стволе над ними вырезан чем-то знак: рунами мое имя цвета черней, чем мрак, и отпечаток длани ржавчиной на стволе... Дерево быстро чахнет в мутной зловещей мгле. Звезды почти не светят, Млечный зеленый путь словно раскинул сети, мне под ним не уснуть; солнце желтеет сыром, плесень на нем растет, месяц прогрызли дыры, скоро он упадет. Дождь здесь шуршит тревожно: все замирает вдруг, а по топям таежный снова проходит дух, воет, ища добычу, каплет слюна со рта — он мое имя кличет, рыскает до утра... Я вытираю щёки, в горле глотаю ком и по глухой дороге снова ищу свой дом, что уже вряд ли свижу: ведь за моей спиной чьи-то смешки я слышу, смех Преисподни злой; скоро догонит кто-то, кто меня звал во сне... Я иду по болотам. Болота идут по мне.

Эрика Максимова: ведьмовское Хана Вишнёвая Я венок из лилий плету-плету, На свою любовь, на твою беду, Оберегом станет он для меня, Для девицы, вышедшей из огня. Для тебя проклятием станет он – Ты в меня ведь всё ещё не влюблён, И венок из лилий я закляну: Не полюбишь – значит, пойдёшь ко дну. Я в венок вплету нить твоей души – Хочешь жить – пожалуйста, поспеши, Полюби, пожалуйста, полюби – Чтоб не смела я и тебя сгубить, Привяжи, пожалуйста, привяжи – Я вплетаю нити твоей души. Отпущу венок ночью я в пруду – На твою любовь, на свою беду. Я я воду ласково закляну: Не полюбишь – значит, пойду ко дну.

Алиса Найтли: Доброго времени суток! =) Поздравляю всех с новым семестром и с днем Святого Валентина)) Но новый конкурс не будет связан с любовью и верностью – вдохновленная ПТ 13 и Эрикой Максимовой в частности, объявляю конкурс стихотворений на тему колдовства и мистики открытым!))Не забываем помечать работы НА КОНКУРС. Итоги конкурса будут объявлены в следующую ПТ 13 - 13 марта 2015. Всем хорошего настроения и любовной лихорадки! Алиса Найтли.

Эрика Максимова: НА КОНКУРС колдовство, ведьмовское Хана Вишнёвая Если заблудишься вечером средь тропинок, переплетавшихся нитью в Седом Лесу, если споткнёшься, зацепишь ты паутину, если смахнёшь с травы или листьев росу – лучше беги. Этот лес не желает видеть ночью гостей. Если жизнью ты дорожишь – не оставайся. Тебя уже ненавидят. Просто беги и пытайся спасти свою жизнь. Если заблудишься – за полночь время ляжет – если найдёшь среди тропок мою тропу, дальше тебе нужный путь уже звёзды укажут. Дом мой – избушка в травах на берегу, я буду ждать тебя, буду с открытой дверью и с фонарём разгонять темноту ночи. Если рискнёшь ты всё-таки мне поверить – то заходи. Хочется – не молчи. Я накормлю тебя сытно и очень вкусно, в горечь полыни добавив клубничный джем, оберегу тебя я от вечернего гнуса, от лесных козней. Спросишь, поди: зачем? Я усмехаюсь. «Скучно мне стало намедни». Ты говоришь: «У тебя очень добрый взгляд». Ты ошибаешься. Я – не добрая ведьма. Двери захлопнулись. Быстрой дороги в Ад.

Эрика Максимова: НА КОНКУРС мистика Хана Вишнёвая Анне семнадцать, в её волосах трава, она у реки и некуда ей спешить. Пахнет смолой, легко шелестит листва, и так спокойно и тихо в её глуши – Анна бежала, Анна искала, и вот наконец-то этот покой нашла – выстраданный, измученный край земли, где – вот впервые! – ей так легко дышать, где её место, и где её не найдут. Знает, что делать, Анна, коль кто найдёт. Анне семнадцать, и ей так прекрасно тут, только ломается речки прозрачный лёд, и под ногами тропа превратилась в гниль, Анна кричит, бьётся, опять кричит... Но головой качает сухой ковыль, пахнет смолой, но только вот не в ночи. Анна замрёт – а пахнет-то тут сосной, Анна застынет – нечем-то ей дышать! Только ломается речки прозрачный лёд, только никто и не думал её искать. Анне семнадцать, в её волосах трава. Анна уже больше тысячи лет мертва.

Алиса Найтли: Возможно, это уже было, ибо стойкое ощущение дежавю, но мне очень-очень... Волшебные сказки (не на конкурс) Найдено на просторах интренета, автор некий Арчет Здравствуй, Алиса. Пишу тебе из апреля. Мои соседи - большие фанаты дрели. Вчера почитал газету... Они смотрели почти минуту. И стали намного тише. По телеку все орут о большом, высоком. Слушал о нас. Давился кофейным соком. Пулю загнать бы, прямо туда, в висок им... Я, к несчастью, очень от них завишу. Тут я не делаю шляп, - их уже не носят. Тут я не сумасшедший, а просто осень. Не пью никакого чая. Сплошное prozit. Садовая соня в сахарнице живёт. Прочие наши как-то поразбежались. Король с Королевой здорово издержались, Карты-гвардейцы долго еще сражались, справился только опытный банкомёт. Мартовский заяц сидит у себя, в марте. Помешан. Теперь - на типа-винтажном арте прошлого века, ну да, при его-то фарте... Впрочем, и это дело довольно зыбко. Кот заходил недавно. Принес чаю. Правда, не весь, и я его понимаю. Чешик еще подержится. Но отчаян, осталась одна приклеенная улыбка. Кролик прижился в цирке. Ушами машет. Гусеница - содержит притон, и даже все говорят, чего-то свое бодяжит. В общем, блекджек и шлюхи. Еще стихи. Птица До-до пропала. Уже искали повсюду, - горизонтали и вертикали, диагонали обшарили, но снискали Только угрюмое авторское "хи-хи". Знаешь, Алиса... Я по тебе скучаю. Письма пишу. Ответа не получаю. Чаю не пью - ну да, он остался чаем, только его не хочется. Даже чай. Ты, наверное, выросла. Очень мило. Ты о нас забыла? И разлюбила? Это письмо - последнее. Нет чернил, а если ты не вернешься, то все... Прощай.

Анна Рысина: [тут вроде как должна быть тематика обозначена, но мне лень] Б. Пастернак Февраль. Достать чернил и плакать! Писать о феврале навзрыд, Пока грохочущая слякоть Весною черною горит. Достать пролетку. За шесть гривен, Чрез благовест, чрез клик колёс, Перенестись туда, где ливень Ещё шумней чернил и слёз. Где, как обугленные груши, С деревьев тысячи грачей Сорвутся в лужи и обрушат Сухую грусть на дно очей. Под ней проталины чернеют, И ветер криками изрыт, И чем случайней, тем вернее Слагаются стихи навзрыд.

Анна Рысина: Б. Пастернак Никого не будет в доме, Кроме сумерек. Один Зимний день в сквозном проеме Незадернутых гардин. Только белых мокрых комьев Быстрый промельк маховой, Только крыши, снег и, кроме Крыш и снега,— никого. И опять зачертит иней, И опять завертит мной Прошлогоднее унынье И дела зимы иной, И опять кольнут доныне Неотпущенной виной, И окно по крестовине Сдавит голод дровяной. Но нежданно по портьере Пробежит вторженья дрожь. Тишину шагами меря, Ты, как будущность, войдешь. Ты появишься у двери В чем-то белом, без причуд, В чем-то впрямь из тех материй, Из которых хлопья шьют.

Анна Рысина: А. Ахматова Кое-как удалось разлучиться И постылый огонь потушить. Враг мой вечный, пора научиться Вам кого-нибудь вправду любить. Я-то вольная. Все мне забава, — Ночью Муза слетит утешать, А наутро притащится слава Погремушкой над ухом трещать. Обо мне и молиться не стоит И, уйдя, оглянуться назад... Черный ветер меня успокоит, Веселит золотой листопад. Как подарок, приму я разлуку И забвение, как благодать. Но, скажи мне, на крестную муку Ты другую посмеешь послать?

Анна Рысина: ковылиная тема Л. Журавлёва Ты, ковыль-трава, Словно шёлкова, Приласкать рука так и тянется. Мне б в твоих волнах Утопить свой страх - Пусть ни капельки не останется. Стали вещими, Сны зловещие - Машут крыльями, словно вороны. Душит сеть разлук - Ускакал мой друг, Только пыль летит во все стороны. Как боюсь теперь, Что не скрипнет дверь, Не прильну к плечу я любимому. Ах, ковыль-трава! Только б он позвал!… – Ринусь к клинышку журавлиному…

Анна Рысина: о природе, ковылиная тема, меня слегка плющит И.А. Бунин Что шумит-звенит перед зарею? Что колышет ветер в темном поле? Холодеет ночь перед зарею, Смутно травы шепчутся сухие, - Сладкий сон их нарушает ветер. Опускаясь низко над полями, По курганам, по могилам сонным. Нависает в темных балках сумрак. Бледный день над сумраком забрезжил, И рассвет ненастный задымился... Что шумит-звенит перед зарею? Что колышет ветер в темном поле? Холодеет ночь перед зарею, Серой мглой подернулися балки... Или это ратный стан белеет? Или снова веет вольный ветер Над глубоко спящими полками? Не ковыль ли, старый и сонливый, Он качает, клонит и качает, Вежи половецкие колышет И бежит-звенит старинной былью?



полная версия страницы