Форум » Общая Гостиная » Углы » Ответить

Углы

Медузия: Тускло освещённые углы общей гостиной, где обычно происходят какие-то беседы тет-а-тет, но которые можно "вынести в свет". Где-то за выступом стены прячется узкая деревянная скамейка с резной спинкой (и выцарапанной на ней кривой надписью: "Шура, я люблю тебя!"); где-то в дальней части зала свалены старые подушки на радость любителям посидеть на полу; где-то за большой кадкой, в которой когда-то предполагалось выращивать морозостойкую пальму, обнаруживается уютный закуток.

Ответов - 103, стр: 1 2 3 All

Северина Смерть: Из смутной близорукой темноты выплыли знакомые лица. Сверкнула красная искра, и боль начала утихать, к невероятному облегчению Северины. В голове прояснилось, хотя пускаться в пляс она всё равно бы пока не рискнула. - Спасибо, Ань... - Северина неопределённо махнула рукой, тут же уронив её на живот: боль-то прошла, но вот слабость в измученном теле осталась. Даже приподняться на локтях, чтобы немного оглядеться, сейчас казалось недосягаемым подвигом. - Кажется, меня действительно придётся нести... - девушка жалобно и виновато посмотрела снизу вверх на Шульдиха. - Видимо, у меня нога сломана... И шевелиться тяжело. Значит, в меня вселялся дух? А вы его изгнали? С ума сойти, а я ничего не помню... Северина отчасти лукавила: кое-что в её памяти осталось - тяжёлый комок потустороннего холода под рёбрами, смутный первобытный ужас и чувство вины, но признаваться в этом всём было страшно даже самой себе. Прикосновение к Потустороннему миру оставляет на живой душе неизгладимые шрамы, а для неё это был уже второй раз. Анна Рысина, а ты сама с собой в магпункте не боишься встретиться? :)

Анна Рысина: Северина Смерть, я никого и ничего не боюсь, муахаха... сказала бы я, и соврала А вообще-то все это было давно и не правда, и всех ходячих и к больничной койке не привязанных оттуда погнали =)) Но если от этого будет легче, я могу написать, что гонимые суровой и беспощадной Клопской, бедные дети были самым жестоким образом выставлены за дверь. Особенно Рысина. Потому что она все равно не доверяет современной колдомедицине, зато верит в спасительную зеленку и чистый медицинский спирт. - Это хорошо, что ты ничего не помнишь, - отозвалась с надсадно скрипящего при каждом движении стула Рысь, - Потому что иначе мне пришлось бы тебя побить за невольное соучастие в страшном преступлении. Меня пытались убить серебряным подсвечником. Народный суд имени Анны Леонидовны, основанный ею же, имеющий право карать и миловать направо и налево, на ходу сочинявший законы и состоявший из нее одной, был крайне суров с теми, кто осмеливался посягнуть на ее здоровье. А чертов подсвечник, не проломивший ей голову только благодаря чуду и волчьей башке, оставил весьма заметный отпечаток на ее затылке. Под копной волос пряталась огромная шишка. - Но если ты вспомнишь, как благородный сэр, не без участия твоей руки, решил уничтожить славный род Рысиных, - Аннет уже откровенно спала, откинувшись на спинку опасно накренившегося стула, - Если вспомнишь и придешь с повинной... Я, так уж и быть, сжалюсь. И всего лишь... ласково и очень нежно... приложу тебя... этим же подсвечником... Дикий грохот и жалобный скулеж подтвердили опасность засыпания глупых девочек на ветхих предметах мебели.

граф Самаэль: Скрипящий стул не вызывал у графа доверия, поэтому мужчина перетёк поближе к своей женщине, но стул успел уронить Рысь на пол раньше, чем Самаэль успел её подхватить. - Прости, - тихо сказал Самс, приседая рядом с Рысью на корточки и пристально на неё смотря. - Проводим этих двоих в магпункт, забежим в Зал Двух стихий, где остались пожиратушки, и спать? К списку мысленно прикрутилось "...и найдём Шелену". Хотя ближайший диванчик, на графский взгляд, тоже неплохо подходил для горизонтального положения.


Шульдих: - Кажется, меня действительно придётся нести... - девушка жалобно и виновато посмотрела снизу вверх на Шульдиха. - Да ничего страшного, - Рыжий отмахнулся. Тащить в магпункт ему не привыкать - в недавнее побоище двоих туда тащил. Третью, правда, не донёс... Хотя сейчас Лэр немного лукавил: чёртово заклинание, побившее ногу в прошлой битве, так ещё и не рассосалось до конца, и мужчина всё ещё хромал, но уже не так сильно, да и Северина лёгкая. - Значит, в меня вселялся дух? А вы его изгнали? С ума сойти, а я ничего не помню... - Мы его отпустили, - поправил Лэр, улыбаясь уголком рта. - Он был хорошим человеком при своей жизни, только что-то привязало его душу к земле. А теперь он смог уйти туда, где его уже давно ждали. И рыжий осторожно, стараясь не сделать Северине ещё больнее, хотя Болеус обуздатус ещё действовал, поднял девушку на руки. Светлая действительно оказалась лёгкой, так что мужчина, слегка пошатнувшись, обрёл равновесие, сделал пару пробных шагов, убедился, что нога терпит, и зашагал было в сторону магпункта, но процесс прервал грохот рухнувшего стула. - Догоняйте, - крикнул Рыжий какао-некросной паре и окончательно направился в магпункт, попутно поинтересовавшись у Северины, не прихватить ли им тоже еды из Зала Двух Стихий в магпункт, чтобы ей потом было, что покушать, если голод подкрадётся к больничной койке. Северина, тебя правда нести в магпункт или ты предпочтёшь побывать в нём чисто номинально?)

Анна Рысина: Северина, если появится желание полежать в магпункте, с удовольствием развлеку свежесочиненной пошловатой... да что уж там - откровенно пошлой сказочкой, навеянной обожаемым... музом =)) Но, в общем-то, я готова рассказать ее в любое время дня и ночи =) Лежать на полу было крайне удобно. Холодно, конечно, но все же удобно. Особенно вот так - в позе выброшенной на берег рыбки. Рыбка была не в пример костлявая, особенно если учесть, что бряцанье костей почти наверняка перекрыло грохот дурацкого стула, ныне почившего. Кряхтя, пыхтя, постанывая и вообще всячески давя на жалость, Рысенька восстала из дохлых рыбок - пожиратушки были воистину весомым аргументом - и приняла очень даже вертикальное положение. Причем, близость своей кончины, о которой стонала еще пару секунд назад, Анечка явно преувеличила, потому как выглядела весьма бодрой, пусть и бледноватой с недосыпа, девушкой. - Ох, не зарастет народная тропа к магпункту, - задумчиво пробормотала темная, намекая на высокую степень народонаселения любимого места паломничества всех буяновских жителей. Ухватив Самаэля за руку, Рысь потянула его в магпункт, при этом улыбаясь как обожравшийся сметаны кот. Довольная такая. Словно всякие тыквоголовые, восставшие из мертвых и прочие жуткие вещи случились в другой жизни и не с ней. Примечательно, что какао, расстройства психики и прочие неадекватности были абсолютно не при чем. Просто Аня соскучилась по любимому графу и теперь наслаждалась возможностью топать рядом, держать его за руку и совершенно глупо улыбаться.

Рикки Ирр: >>Водопад за Тибидохсом Тяжелые ворота Тибидохского замка пропустили парня с девушкой на руках... Рикки казалось, что его потряхивает, но скорее это девушка в его руках мерзла. Прохладная (весенняя? летняя?) ночь и открытое платье - явно не лучшее сочетание. Парень чувствовал тепло девушки, мягкость ее тела, и не оставалось сомнения, что она все еще ему нравится, что он все еще любит ее, все еще хочет... обнимать, целовать, и... Полуинкуб принял решение подняться в общую гостиную, надеясь на то, что тибидохцы ночами спят, а не бродят по школе, как вот Вив. Инкуб вспомнил, что в лесу никого не было, а значит вполне возможно, что в самом деле все спят сладким сном. Он направился к Лестнице Атланов со своей милой ношей, чувствуя на себе пристальное внимание дремлющих титанов. Диван у камина мог бы стать хорошим вариантом для замерзшей девушки, но парень (не желая ворошить прошлые воспоминания, связанные с Гостиной и Днем Валентина), окинув просторную комнату взглядом сапфировых глаз, узрел подушки, набросанные уютной кучкой в углу на полу. И, определив их как место подходящее, направился к ним. Встав на одно колено и аккуратно уложив на них Вивьен, Ирр подложил ей под голову маленькую подушечку, убрал пряди волос с лица, стер большим пальцем слезу с щеки девушки и невольно залюбовался. Сейчас она вся была в его власти - слабая, безвольная, открытая. У Рика было много вопросов, которые он хотел бы задать ей, себе... но не сейчас. В камине потрескивало пламя, наполняя гостиную теплом, доходящим даже сюда, в темные углы, докуда не дотягивался свет пламени. С трудом удерживаясь от желания поцеловать волшебницу, инкуб подтянул лежавший тут же в приличной стопке вещей плед, встряхнул и накрыл им Редную, дабы она согрелась. - И что мне с тобой делать? - выдохнул тихо парень, отворачиваясь от красивого лица. Поднявшись (а Ирр счел это единственной возможностью и вариантом успокоиться - быть подальше от предмета своего желания) и сложив ладони в карманы, парень снова огляделся. Сделал несколько шагов, чтобы закрыть окно на улицу, откуда тянуло прохладой. Поджав губы, снова взглянул на мирно сопящую под пледом девушку. Прошелся взад-вперед. Вдруг понял, что на нем грязные ботинки. Снял их (осыпавшиеся кусочки земли он носком загнал под диван, типа без палева) и поставил на нижннюю стойку камина, сбоку. Даже если они и не влажные - пусть согреются, все лучше.

В. Редная: Вивьен снились тяжелые сны. Точнее, это были малосвязные видения самых ярких событий последних пары дней, в которые иногда вкраплялись кусочки кошмаров о том, как она тонула в чем-то плотном и задыхалась-задыхалась-задыхалась. Так ее истинное я звало на помощь, ощущая нечто чужеродное, чужое этой доброй искренней девушке. Но все эти чувства были еще слишком неосознанными, чтобы предпринять что-то толковое. Лицо Вивьен большую часть времени в пути до замка оставалось ясным, но иногда брови ее сдвигались и губы были плотно сжаты, а потом светлая вновь успокаивалась. Со стороны, может быть, это и не было очень заметно. Когда волшебница слабо приоткрыла глаза, первым делом она почувствовала жуткий холод. Она четко ощущала, как ее тело дрожало, словно в ознобе. И это при том, что она была в замке, кажется, в одной из гостиных и укрыта пледом. Мерное потрескивание выдало неподалеку камин. Вздохнув довольно шумно (а звук почему-то получился жалобным), светлая сильнее укуталась в плед. Мысли ее были сумбурными, и Вив никак не могла разобраться, где же сон, а где реальность? Что произошло на самом деле? От этого ей становилось страшно. Собравшись с силами, которые медленно возвращались вместе с теплом, светлая приподнялась на локте. Взгляд ее медленно прошелся по залу и замер на нем. В сердце снова что-то оборвалось. Как Вивьен ни старалась оставаться спокойной и ласковой, она не могла. Просто ласковой, какой она была со всеми с СО. А с ним… Ничего простого нет. Ничего не просто! Она втрескалась в эти глаза, как школьница, еще тогда, в феврале! И сейчас, после того ледяного (по ее женскому мировосприятию) разговора в Магпункте, Вивьен не могла дышать, не могла двигаться, не могла говорить, даже сердце ее, казалось, совершило бешеный скачок и остановилось. Она могла только беспомощно смотреть на этого юношу, и в ее взгляде зеленых глаз читалось столько всего: отчаяние, страх, растерянность и в то же время какая-то мольба, мольба о пощаде. Она так больше не могла. Не могла больше жить в неопределенности, не знать, любит ли он ее, любит ли она сама его? Вдруг она просто все это выдумала ради красивых глаз? Вдруг недостойно вешалась ему на шею, а затем это все переросло в чувство вины? А если еще хуже? Что, если она действительно полюбила, а он… Он пришел за советом к профессору Алалине. Вивьен в волнении сжала руки у груди. Она чувствовала, что сейчас вновь заплачет. Когда она последний раз была такой? Такой ранимой? Та упорная и волевая Вивьен, которая всегда шла к своей цели, что бы ни говорили за ее спиной? Что делало ее такой ранимой?.. Нежность, - светлая дрожала, с ужасом признавая это. Она становилась слабой с тем, кого любила. Даже если он не полюбил ее, слишком поздно. - Почему… - тихо начала рыжеволосая, но голос сорвался. Теперь уже всем было очевидно ее нервное состояние. Девушка облизнула губы и продолжила скороговоркой. – Почему ты здесь? Ты ведь должен быть у профессора Алалины, - протараторив это, циркачка взглянула на свои руки. Они дрожали так, что ходили ходуном. Девушка снова легла, спрятав пол лица в пледе. Так ей не пришлось бы натягивать эту ужасную улыбку, когда ей казалось, что все рушится на глазах. Все-все-все… - Мне страшно, - прошептала девушка и вдруг всхлипнула, - и холодно, - слова давались с трудом, лицо словно было чужое, как и тело, совсем не слушалось. Златовласка прикусила губу и снова подняла свой взгляд брошенного под дождем щенка на Рикки. Ей казалось, что она не переживет еще хотя бы одно равнодушное слово о том мире, куда он отправится, чтобы им больше никогда не встретиться.

Рикки Ирр: Ирр дернулся, услышав тихий стон девушки и мгновенно метнулся к ней, ступая по полу черными в красный горошек носками. При плохом освещении мало чего можно было прочитать на лице очнувшейся девушки, но Ирру это не нужно было: - Молчи. И спи. Тебе нужно отдохнуть, - тихо произнес парень, поглаживая девушку по волосам горячей ладонью. Сердце его в этот момент готово было вырваться из грудной клетки. Он и волновался, и переживал, но ему также не терпелось узнать, что произошло. Инкуб устроился на подушке рядом с Вивьен. - Все вопросы утром, хорошо? Предугадывая в расширившихся зеленых глазах вопрос, Рик взял свободной рукой ладонь девушки и сжал ее, крепко, но мягко, чтобы не причинить боли, но словно желая этим жестом передать ей свое тепло. Он бы и рядом лег, типа чтоб согреть, но что-то ему подсказывало, что такого издевательства его тело просто не выдержит, да и до утра он такими темпами не доживет. Надо было проветриться, выйти на свежий воздух, обратно, вспомнить про дела, пойти к "мастеру иномирных порталов", как он называл Алалину, но вместо этого Ирр тихо сказал: - Я буду здесь, рядом.

В. Редная: Тот, кто хоть немного знал Вивьен, мог бы предположить, что после таких слов вряд ли она действительно моментально угомонится и послушно постарается заснуть. Но в этот раз – о чудо! – девушка не стала спорить. Мягкий голос Рикки и приглушенные звуки поленьев в камине действовали на нее убаюкивающе. И, возможно, сказывалась усталость и груз моральных переживаний. Но эти теплые мимолетные прикосновения успокаивали, и рыжая решила, что со всем разберется завтра. Она не знала, сколько времени, но за окном было темно даже когда она выходила в парк. И сейчас тоже. Продолжался ли тот же день или уже прошли сутки? Завтра, все завтра. На самом деле сейчас уже ничего не имело значения, кроме ее ладони в его ладони. Это удивительно, как одно нежное прикосновение подчас может подарить нам целый мир… Вива не спорила. Она только растерянно посмотрела в эти сапфировые глаза и уткнулась носом в Ирра, сидевшего неподалеку. Прикрыв глаза, светлая постаралась забыть все, как страшный сон, далекий-далекий страшный сон. Что бы ни произошло, она… Где это она? – подумала Вивиан. Переход между двумя личностями, сущностями произошел в одно мгновение, стоило только светлой прикрыть глаза. А теперь ее зрачок медленно расширился, делая глаза темными, а взгляд глубоким-глубоким. Беглый осмотр показал, что, где бы она ни была, она не одна. Да они вокруг меня так и вьются! – самодовольно подумала девушка и медленно подняла ресницы на юношу, сидевшего совсем рядом. – Хорошенький. Мне нравятся его волосы… И черты лица, - рассудив так, Вивиан улыбнулась самым кокетливым образом и мягко положила ладонь на колено полудемона. – Значит, ты останешься со мной?.. – с придыханием прошептала коварная девица, и грудь ее соблазнительно колыхнулась во вздохе. Я буду рада, - мысленно усмехнулась девушка, даже не подозревавшая о существовании второй себя. Честно говоря, даже первой. Но Вивиан была столь эгоистична и самолюбива, что ей никогда и не пришло бы в голову, что она может быть отделившейся частью кого-то, спровоцированной темной магией артефакта.

Рикки Ирр: Рикки нервно втянул воздух, сам не замечая, как тонет в глазах девушки, внезапно ставшей такой жаркой. Желание, само толкнуло его к ней, а все мысли отлетели на задний план и еще дальше, словно их никогда и не было. По его телу прошелся разряд, тряхнувший его изнутри так, словно хиленький половичок, который какая-то древняя бабулька вынесла вечерком отряхнуть от накопившейся пыли. Так и из него в этот момент вылетело все ненужное, неважное сейчас, в этот момент. - Я бы остался с тобой навсегда... Парень приник к приоткрытым губам рыжей, сначала мягко, осторожно, словно пробуя ее на вкус... но уже через мгновение его захлестнуло жаром, губы обожгло, словно он попробовал какой-то заграничный цитрусовый фрукт, отдающий красным перцем, а ладони скользнули к ее лицу, пропуская шелковистые волосы между пальцами, потом за уши, спустились по шее... Ирр навис над Вивьен, прижимая к себе и углубляя поцелуй. Пожар, разгоревшийся между ними, не давал задуматься о чем-либо другом, оценить ситуацию, окружение, отбросив всякое беспокойство и волнение. Были только он и она и это взаимное чувство между ними. Называть его как-то? Зачем? Рикки просто позволял себе по уши погружаться в эту страсть, стягивая и без того сползавшее с девушки ярко-красное, но почти черное в темноте углов комнаты платье...

В. Редная: Да простит меня рейтинг ._. Напряжение, зависшее в воздухе, было ее стихией. И девушка упивалась моментом. От нее не укрылась легкая дрожь инкуба, и глаза ее озорно сверкнули. А потом пухлые губы сложились в дьявольскую улыбку – эти слова так соответствовали случаю. Еще бы не остался! – рыжеволосая тихо усмехнулась. И все это произошло в течение той пары минут, которая понадобилась ее новому знакомому, чтобы принять, что сдержаться все равно не удастся. О нет, только не с ней. Нужно отдать мальчишке должное, целовался он потрясающе! Вместе с этими уверенными, в чем-то даже властными ладонями он мог вскружить голову практически любой, земля уходила из-под ног. Вивиан так увлеклась моментом, что сначала даже показалась робкой, хотя это точно было про кого угодно, но не про нее. Так что незваная гостья не стала долго ждать или слишком церемониться. Распахнув почти карие теперь уже глаза в обрамлении золотисто-коричневых ресниц, девушка чувственно отозвалась на поцелуй, раскрыв и несколько расслабив губы, скользнув игривым языком за грань этих жарких губ… И вдруг отстранилась, медленно проводя кончиком языка по губам, касаясь ими щеки красавца, дразня и опаляя кожу горячим дыханием. Шаловливые пальцы Вивиан, которые, конечно, не желали остаться в стороне, мягко спустились по груди юноши к краю его одежды, уверенно захватили край толстовки и вместе с ней майки и потянули вверх, прочь от этого подтянутого тела, к которому жаркая девица поспешила припасть щекой. Ладонь ее мягко прошлась от начала шеи по груди и к низу живота, отчего-то оставляя обжигающие следы. В итоге рыжая запустила пальчики за пояс джинс, прижав парня за ремень к своим бедрам и прикусила и медленно выпустила нижнюю губу. - Согреешь меня? – томно прошептала красавица и заманчиво улыбнулась, глаза ее сверкали даже через темный цвет. Запрокинув голову назад и тихо рассмеявшись, светлая (вернее, темная) провела ладонями по своей шее и груди, спустилась к талии. Атлас платья послушно скользил за ними, постепенно оставляя только соблазнительный кусочек нижнего кружевного. Одна ладонь уже расслабляюще перебирала темные пряди юноши, а другая игриво скользила ноготками по его спине. Вивиан так нравилось все происходящее. Этот сумбур на полу, среди подушек, полумрак, тишина, в которой слышалось только его тяжелое дыхание, и жар, который, передаваясь от одного к другому, разгорался все сильнее.

Рикки Ирр: Затопленный чувством, Рик не заметил, как они оказались в уникальном вертикальном положении, сидя на подушках, как девушка избавила его от футболки и толстовки, и хотя стало явно легче дышать, двигаться, чувствовать... спину лизнула прохлада сквозняка. Он приподнял за плечи Вивьен, приникшую к его груди, чтобы вновь погрузить в страстный поцелуй, но девушка что-то сказала и тут же расхохоталась, запрокинув голову. Рикки, бормоча: "Да не вопрос", словно в тумане провел губами по тонкой шее Вивьен, обжигая ответным дыханием, обидчиво прикусил мочку ее уха, призывая к дисциплине и послушанию, и вновь вернулся к губам, заваливая любовь всей своей жизни обратно на подушки... Через миг джинсы, платье, плед, все отправилось к чертям (по другим версиям - к хмырям, по каким-то еще - просто, в полет). Ночь постепенно переходила в рассвет, а два мертвых тела лежали, погруженные в сон и укрытые пледами, среди подушек и разбросанных вещей. Рикки, лежа на животе м подложив под щеку подушку, тихо сопел в обе дырочки. Ему снился пляж, море и золотой песок. И Вивьен в белом бикини, радостно улыбающаяся ему.

В. Редная: Когда Вивьен проснулась, только-только начинал зарождаться ленивый холодный рассвет. Из этого можно было сделать вывод, что времени 7-8 часов утра. Девушка лениво приоткрыла один глаз, осмотрелась. Она лежала под тепленьким пледом на мягкой-мягкой куче подушек, невдалеке тихонько трещал угасающий камин, а поверх ее талии лежала теплая сильная и тяжелая мужская рука. Стоп… Тут Вивушку и осенило! Во-первых, она была не одна. Во-вторых, что еще ужаснее, она была не в своей комнате, и даже не в чьей-то еще. Вскоре сонный мозг преподавательницы признал Общую гостиную. Вот стыдоба-то! – девушка покраснела, казалось, до корней волос. И тут еще одна маленькая деталь привела ее в полнейший панический ужас – алая волна ее платья, лежавшая неподалеку. Беглый анализ показал, что сама она спала в костюме Евы. Как ошпаренная, светлая вскочила на локтях. Скоро уже первые ученики отправятся на занятия, а она тут!.. В таком виде… Да еще и… Вивьен уже видела воочию, как Завуч отчитывает ее за возмутительное поведение, а то и вовсе выгоняет ее из Тибидохса. И все это за пару недель до принятия поста Главы! Вивьен взмолилась всем богам, каких только знала, чтобы никто еще не видел ее и не разнес пикантные новости по замку (а Ржевский, например, был бы в восторге), и начала судорожно собирать свои немногочисленные предметы гардероба и одеваться. Затем она склонилась над своим… соседом? Правда костюм Адама, который, нельзя не признаться, был юноше очень даже к лицу, свидетельствовал о том, что этой ночью они стали больше, чем соседями по пледу, это явно. Эту версию подтверждали и красноречивые красноватые следы тут и там на их телах. Мягко переворачиваю сонную темную шевелюру, светлая взмолилась, чтобы это хотя бы оказался Рикки Ирр, а не… Кто похуже. Молитвы были услышаны. - Рикки, - тихо заговорила златовласка, аккуратно тряся парня за плечо, - проснись! Да проснись ты! Надо уходить отсюда, ты слышишь? Пойдем со мной! – кое-как растолкав несчастного сонного полуинкуба, девушка помогла ему собрать вещи и наскоро одеться. Воровато оглядываясь, юная преподавательница утащила красавца с собой в сторону преподавательского этажа. >> Комната Вивьен Редной

Хмырь Жруша: >>от безумной заварушки Получив заряд искрой в зад, Жруша скрылся за стеллажами Читального зала, прошелся в темноте, прижимаясь и стараясь не вызвать на себя внимания Абдуллы. А потом нырнул в щель между шкафами. Пыхтя и сопя, он пробрался по сырым стенам замка куда-то в неизвестность. Высокий рост позволял передвигаться только ползком, царапая брюхо камнями. Но с болотной жижей пополам, хмыряка выполз в место удивительно чистое, светлое и теплое. Так и хотелось устроить здесь кипишь. Что Хмырюша и сделал, отрыгнув сожранную крутку и радостно обнаружив, что она все еще пригодна для того, что показывал Антоша. Уже спустя несколько мгновений общая гостиная наполнилась сладковато-горьким дымом трын-травы, а гадкому счастью Жруши не было конца и края.

Ясмина Туманова: <<< Диваны у печки Идти до предполагаемого скопления хмырей пришлось не так-то и долго, можно сказать, что вообще особо идти-то и не пришлось. В любом случае Ясмина особо и не торопилась, топталась на месте, наблюдая, как расходятся остальные, и надеясь, что кто-нибудь составит ей компанию. Не то чтобы ей было страшно, хмырей бояться можно лишь на первом курсе и то, пока не знаешь нужного заклинания, но все же в одиночку немного боязно. Конечно, с нею была Аиша, мягко бродившая по гостиной и яростно обнюхивая, все темные и подозрительные места, буквально засовывая в них свою усатую мордочку. Плюс к тому, на шее, под одеждой ободряюще грел кожу амулет, напившись магией и даже немного потрескивающий от удовольствия. Но все равно Яся чувствовала себя не в своей тарелке. Уж слишком часто за последнее время в замке упоминались хмыри. То в подвале они, то где-то под лестницами, то в читальне - скоро и вовсе под кроватью будут прятаться да за пятки дергать, словно монстры какие из сказок. Ясеньке все это жутко не нравилось, куда спокойнее, когда нежить ведет себя так, как и должно - а как, кстати, должна вести себя заправская нежить? Девочка задумалась, поглощенная пространными мыслями, и не заметила, как кошка немного напряглась. Аиша зарычала, заглядывая за темный угол, но светлая не сразу сообразила, что там что-то есть. Но когда кольцо слегка нагрелось, а амулет и вовсе забил тревогу - поняла, она нашла хмырей. И если вернее, они не особо и прятались, и удивительно, что не повылазили еще тогда, когда здесь было намного больше народу. И похоже, сейчас они облюбовали себе самое укромное местечко и тихо сидели в засаде. - Тихо-тихо, родная, - прошептала Ясмина кошке, приглаживая ей шерстку и мысленно прося не спешить с атакой. Она верила в силу амулета, а значит, если хмырей тут было не сильно много, то они не нападут на нее. Магия бабулиного оберега позволяла делать нежить пассивной, немного сонной и даже в какой-то степени дружелюбной. Пока, конечно, из темноты на нее никто не бросался, но все же Яся старалась быть осторожной, готовая в любой момент выстрелить предупредительную искру. Хотя, к магии она должна была прибегнуть в самом крайнем случае, ведь если она сейчас спугнет хмырей - то бродить ей по замку до темноты. А значит, надо запастись терпение и дружелюбием. И первое, и второе прилагались к девочке в большом количестве. Но не к Аише, но даже она не стала торопиться, а просто сердито стучала хвостом по полу. - Есть тут кто? - спокойно молвила Яся, стараясь сделать тон своего голоса увереннее.

Хмырь Жруша: Жруша-Груша пускал колечки дыма, с удовольствием вдыхая гадкий аромат болотных трав. Глаза застилал дым так, что они начинали подозрительно слезиться, да и все вокруг как-то смазывалось, становилось призрачным. Где-то рядом раздался рык и какое-то жужжание. Жруша подпрыгнул на месте, больно долбанувшись головой об лавку, поспешив прокомментировать этот напряженный момент непереводимой бранью, проклиная саму лавку, ее мастеров, родственников, лес, в котором было срублено для нее дерево, а также пожелание скорого обращения в пепел всех его (дерева, в смысле) родственников и близко-знакомых. Только после этой замечательной речи, за которую он бы сам наградил себя нобелевской премией, Гремми, а также другими соответствующими призами и блескучими наградами, Жруша-Груша-Гаврюша и просто любитель пожрать, кинулся к спасительной щели. НО! Его остановил офигительный запах, ударивший сначала в ноздри, а потом и в мозг: запах арахисового масла или еще какого масла, в общем, чего-то гадостно жаренного, пахнущего так соблазнительно и резко, что Жруша повиновался своей природе и вылез из-под лавки. - фыы! противная, - фыркнул он на кошку, показавшуюся ему какой-то мелкой, а потом сразу большой, а потом снова мелкой, - брысь отсюдава! Как только кошка отреагировала, хмырина переключился на девочку. Вкусную девочку. То есть не ее саму, а то, что у нее было запрятано где-то... где-то... - что ты прячешь, патлатая? чую, что-то прячешь, еду какую! Хочу! Дай!

Ясмина Туманова: Не забывая об осторожности, Ясмина медленно приближалась к сидящему в углу хмырю, соблюдая при этом дистанцию, чтобы не спугнуть его ненароком. Когда же до него осталось совсем немного, девочка замерла и осторожно запустила свободную ручку в карман и пошуршала пакетиком, котором лежали солененькие орешки да семечки. Она взяла их с собой, чтобы было чем перекусить в процессе, и никак не ожидала, что сможет привлечь ими хмыря. Вообще, Ясмина до самого последнего момента не думала о том, что же ей придется делать. Не успев найти себе помощника, она шла на авось и на удачу, не сообразив даже приготовить хоть какой-нибудь да план действий. А теперь ей нужно было что-то делать, чтобы не спугнуть свою «жертву» и суметь добиться желаемого. Сигаретный дым вовсю клубился, заполняя ее легкие и заставляя морщиться и едва ли не плакать от досады. Ясмина ненавидела сигареты, а от дыма ее и вовсе воротило. Ужасно хотелось закрыть нос ладонью и отвернуться, но она крепилась, стараясь задержать дыхание максимально долгое время. Голова слегка кружилась, но она все же сумела сохранить равновесие и присесть на корточки. Рядышком рычала Аиша, все порываясь наброситься на хмыря, но сдерживалась благодаря мысленным просьбам светлой. - У меня есть кое что, что может тебе понравится, дружочек, - хрипло пробормотала Ясмина, с трудом выговаривая слова и доставая из кармашка один орешек. Играя с ним и перебирая пальцами, она смотрела прямо на хмыря, сохраняя зрительный контакт и пытаясь поддержать его. – Давай меняться? Что ты можешь мне предложить, а? – девочка подбросила вкусняшку прямо к Жруше, веря, что тот так или иначе поймает его.

Хмырь Жруша: В своей жизни Жруша руководствовался тремя принципами: При встрече с сильным существом - не бойся. Дают (не важно, что) - бери. Бьют (не важно, чем) - беги. Поэтому, когда колдуша согласилась выдать еду добровольно, хмырь развеселился, начал прыгать на месте, кивая не отличавшейся красотой и гармоничностью головой, протягивая лапу. Ловя орешек. Быстро обнюхивая его и засовывая в рот. - ещеее... - потребовал он, претендуя на шуршащий пакетик. И уже борясь с самим собой за право обладания и круточкой с болотной отравой, и притягательной едой: - дай-дай, не дам. дай. ну ладно, на! Косые трапеции, Изогнутые квадраты, Порванные круги. Разменяв дымящую круточку на семки, Жруш тут же раскрыл пакет уверенным, хотя и не аккуратным, движением. Мелкие черные зерна посыпались на пол. Но хмыря, довольного сделкой, уже и след простыл. А вот дым все еще оставался.

Рикки Ирр: Неповторимый, но послушный своему и вновь-встреченной-главы слову выбритый и вымытый наглец, жевал стибренную с кухни по этому случаю мягкую и сладкую булочку с маком. Задание главой было выдано несколькими десятками минут раньше, стоило ему вылезти из ночных кошмаров, с требованием приступить к службе немедленно. И хотя Ирр все же сделал круг на Кухню, встретив на лестнице двух сцепившихся друг с другом исполнителей того же задания, он все же прибыл, похоже, вовремя. - Не знал, что молодое поколение волшебников балуется болотной травкой, - помахав перед собой, разгоняя зеленый дымок от круточки в руках студентки, высказался Рикки. Вся ситуация говорила сама за себя. И оттого преданный традициям и зож Ирр поморщился. Но все же именно ей на подмогу он был послан, как черный плащ рыцарь в сияющих доспехах. - Что ж, говорят, нашествие хмырей у вас тут?

Ясмина Туманова: Хмырь сдался на удивление быстро, практически не споря со светлой, видимо, пакетик с орешками ему был жизненно необходим. Ясмине даже не пришлось его уговаривать, и это несомненно радовало. Обмен прошел быстро, хмыренок просто вырвал из ее рук добычу и всучил ей свою гадко пахнующую сигаретку. Девочка обалдело смотрела на нее, первые секунды непонимающе моргая и морщась, не зная, что теперь ей с нею делать. Бросить на пол совесть бы не позволила, а тащить до ближайшей урны – а вдруг кто увидит, да и одежда вся пропахнет. А уж про волосы и вовсе вспоминать страшно. Хоть Яся и не видела, но их оттенок снова поменялся, от растерянности становясь тусклее. Поэтому светлая продолжала держать в руке злосчастную сигаретку на расстоянии вытянутой руки и едва ли не сидя на полу. Аиша стояла рядом, вылизывая ее щеку, как бы подбадривая. А от дыма хотлось чихать и возмущенно шипеть. Появление незнакомца Ясмина не заметила, так как боролась с собственной совестью и нежеланием мусорить. Покашливая в ладонь и закрывая ею лицо, она обернулась лишь тогда, когда услышала чей-то голос. - Не знал, что молодое поколение волшебников балуется болотной травкой. «Ась? Что? Я? Курю?» - офигевание было таким явственным, что Яся нечаянно отвела ладонь и снова поморщилась, едва не поддавшись мимолетному желанию отбросить эту пакость. Ну не в карман же ее прятать или за спину в самом то деле. Светлая раздраженно посмотрела на темноволосого парня, понимая, в какой ситуации оказалась. Все же хмырь ее подставил, гад такой! - Я не курю! Как вы могли подумать то только?! – по привычке переходя на «вы», воскликнула она, вставая с пола и отряхиваясь. – Это не мое! – Ясмина посмотрела на свою руку и закатила глаза, понимая, что с каждой секундой и фразой ее оправдания становятся все глупее и бесмысленнее. – Вот я понимаю, что это звучит неправдоподобно, но это правда не мое. «Да кто это вообще такой? Почему я должна перед ним оправдываться? – светлая хмурилась, доставая из кармашка платок и заворачивая в нее злосчастную сигаретку, вслед за этим пряча узелок обратно, чтобы потом где-нибудь выбросить. – Вот же, чертовы хмыри. Ух, и устрою кузькину мать, пусть только попадутся…» - Вы пришли на помощь? Я уж не думала, что кто-то отзовется… видимо, не всем тут нравится заниматься подобной работой… бегать за хмырями само по себе неблагодарное занятие. – Ясмина, немного успокоившись, вздохнула, понимая, что вряд ли произвела приятное первое впечатление. – Но, спасибо большое. Я не откажусь от помощи, - она улыбнулась, смотря на парня и позволяя себе хорошенько его рассмотреть. – Ясмина, - протянув руку, она представилась, пытаясь вспомнить, видела ли раньше его среди учеников. Память почему-то не отвечала на вопросы, но строить догадки Ясе не хотелось, настроение было не то.

Рикки Ирр: - Я никому не скажу, - ответил Ирр, и кивнул каким-то своим мыслям Ирр, делая вид, что поверил девочке с круткой. И тут же перевел разговор на другую тему: - Хмыри, говорят, заполонили Тибидохс, и кого, конечно, как не учеников посылать на их устранение. Ты уже встречала их? Или это все миф и фарс? Место преступление показывало о присутствии прямо тут и прямо здесь одного из представителей неприятной волшебникам расы. Может, они сбежали из лаборатории Булгаковой? - Говорили, что их видели в Читальном зале, надо будет и туда заглянуть, - мысленно расставляя точки посещения, продолжал говорить явно уже дохнувший травного аромата Ирр. - Помнится, в стародавние времена этим занимались исключительно преподаватели. Но то были прорывы в подвалах, или может я ошибаюсь.

Ясмина Туманова: «Никому не скажет? Хм… было бы еще о чем говорить. Или он просто надо мной издевается? С него станется…» Ясмина несколько секунд продолжала стоять с вытянутой рукой, смотря доверчивым взглядом Бемби прямо на парня, после чего поняла, что пожимать ее никто не собирается, как впрочем и представляться. Сощурив свои зеленые глаза и пристально посмотрев сначала на свою ладонь, затем на незнакомца, девочка фыркнула и сложила руки на груди, преодолевая себя, чтобы не отвернуться, наглым образом проигнорировав парня. Но она все равно не смогла бы так поступить. Мешало дурацкое воспитание и банальная вежливость, хотя обращаться к нему на «вы» больше не хотелось. Тем временем ее волосы начали потихоньку менять свой цвет, напитываясь сердитым настроением своей хозяйки, краснея на кончиках и медленно поднимаясь наверх. - Да, видела, - отчеканила Яся, мысленно успокаивая себя и свой глупый гнев, понимая, что злиться на парня абсолютно бессмысленно. Кто она ему, чтоб выговаривать что-то или пытаться наладить дружелюбные отношения. И хоть она не знала, к какому отделению тот приписан, но уже принялась строить догадки. Но любопытный взгляд, коснувшийся его рук не дал никакого результата. Кольца там не было. А вот довольно красивые руки были, как и запястья. Ясмина быстро отвела взгляд, отметив, что к тому же незнакомец обладал темными волосами. Сердце екнуло, но девочка быстро взяла себя в руки. «Слава Древниру, что хоть глаза у него не зеленые…» - Один из них только что был тут, дымил своей пакостью. Я обменяла свои семечки на его сигаретку, но, получив их, он тут же скрылся. Какой шустрый… - светлая задумчиво перебирала пальцами оставшиеся орешки в своем кармане, рассчитывая на сколько их хватит. Ведь она не знала, какое количество хмырей носится по замку, дымя как паровоз. Если бы она заранее знала об успехе семечек, то захватила бы побольше. Хотя и сейчас можно заскочить на кухню и запастись припасами. – Хорошо, заскочим и туда, обязательно. Может раньше этим занимались и преподаватели, но сейчас они не брезгуют помощью учеников. Но и это нельзя назвать бесполезным занятием, я думаю. Хорошая практика. А теперь еще и побегать придется. – Ясмина посмотрела на взволнованную Аишу, что тянула носом в разные стороны и вообще былп немного на взводе. Видимо, ее чутье подсказывало, что хмыри, если и были, то возможно неподалеку. Девочка погладила ее между ушек и пошла вслед за ней. Приходилось довольствоваться нюхом Аиши, собственной интуицией и силой амулета, который хоть и не был своего рода магическим GPS-навигатором, но мог использовать понятия тепло-холодно. Но через несколько шагов нашлись и другие метки: вперед пол был усыпан кожурками от семечек. - Ах ты ж, зараза! – возмутилась Ясмина, останавливаясь и высматривая по сторонам виновника, которого разумеется тут уже и не было. Но в воздухе ощущался запах жаренных семечек. – Намусорил тут… обломать бы ему руки и ноги, - мстительно прошептала светлая. - Но значит мы на верном пути, уже хорошо, - она посмотрела на напарника и махнула рукой. – Нам туда! >>> Лестница Атлантов

Рикки Ирр: - Кровожадная светлая? Ого, - почти под нос сказал себе полукровка, но девочка все равно скорей всего услышала. - Постараюсь в твоем присутствии не бросать бумажек на пол. И семечки есть с кожурой. В задумчивости Ирр направился за светлой, ощущая, что что-то он забыл. Что-то очень важное. Но ладно, потом вспомнит. А сейчас их путь лежал к лестнице атлантов.



полная версия страницы