Форум » Общая Гостиная » Зал двух стихий » Ответить

Зал двух стихий

Кель: Открываются огромные дубовые двери и вы попадаете в зал двух стихий, зал где обычно проходят все трапезы, а так же все большие праздники. Это богато украшенное каменное помещение, на стенах которого висят регалии школы, а в воздухе летают свечи и Жар-птицы. Когда-то зал был разделен на сторону светлых и сторону темных, но после того, как был уничтожен Волос Древнира, границы стерлись, и теперь темные и светлые давно уже смешались, садясь на ту сторону зала, которая им больше нравится. Но некоторые различия все-таки остались. На бывшей темной стороне чуть меньше окон и поэтому создается более мрачная атмосфера, да и столы в отличие от светлой половины сделаны из темного дуба. На стороне светлых, напротив, больше света и столы не настолько темные, хотя тоже сделаны из дуба. Но нужно не забыть и про одну отличительную особенность Зала Стихий. Тут можно найти в количестве всяких змей и прочих гадов, которые обычно тусуются на темной половине, коня-горбунка и прочей магической живности. Впрочем, когда происходит какое-либо мероприятие, вся эта живность резко куда-то девается, столы отодвигаются к стенам, открывая весь зал для танцев и прочих веселостей.

Ответов - 120, стр: 1 2 3 All

Император Нерон: Заскрежетав зубами, Император, консул и вообще человек весьма выдающийся (да вы только посмотрите на его выдающийся нос! Или вот челюсть. Нет, вы гляньте как благородно она вперед выдается – любо-дорого смотреть!) хмуро уставился на Того-Чье-Имя-Или-Статус-Он-Не-Очень-То-Хотел-Называть. - Обвенчаться? Нет, со слухом у Нерона все было в порядке. Да и против очередной женитьбы он ничего не имел против. Тем более что женился он при любом удобном случае. И даже не обязательно на женщинах… Но одухотворенный вид почитателя одного распятого иудея напомнил Великому понтифику о тех славных временах, когда одним из развлечений была веселая травля христиан. Чего только стоило использование их для растопки костров, освещавших Нероновы сады, или откармливание львов свежим христианским мясцом… Счастливое было времечко! На счастье блаженного Валентина, Император отвлекся – сложновато, знаете ли, прожигать взглядом святошу, когда тебя сгребают в охапку и задавить пытаются. - Нероня! - Ахр-хр-ххх… - Сколько лет, сколько зим! - …видимо, мало! Рыцарей своих недоделанных иди обнимай! – Прохрипел бедный Нероша, получая долгожданную свободу и колченогим зайчиком ковыляя в сторону выхода. Правда, ускакать в закат у него так и не получилась. Но причина на то была веская! Разве ж можно сбегать с вечеринки, когда на нее заявляется сама Персефона? Император даже морду кирпичом состряпал и как можно величественнее – талант не пропьешь! – кивнул в ответ на приветствие. А потом все как-то само собой закрутилось. Какие-то странные напитки, каких римлянин отродясь не видывал, чертов святоша, на которого Нерон с поразительным постоянством натыкался, суровый бородач (параноик и тип во всех смыслах подозрительный) – с этим так вообще приходилось собирать всю свою волю в кулак и подолгу пялиться в ответ, хмуря брови и крайне мужественно (равно как и вызывающе) выдвигая вперед нижнюю челюсть. В общем, так или иначе, но позорные мысли о бегстве, императора, разумеется, не достойные, сами собой улетучились. Тем более что Нерон откопал где-то скрипку. Всамделишную. И не спрашивайте, откуда этот затерянный в веках римлянин узнал, как она выглядит! Нечего было слухи распускать, мол, что он спичками баловался да на скрипочке пиликал, пока Рим горел. Вот теперь получите, распишитесь – Император, певец, скрипач и юный поджигатель в одном лице! Ну, или не очень скрипач… Закатив глаза, Нерон вдохновенно скрежетал на несчастном инструменте, ни сколько не заботясь о ком-либо, кроме себя любимого. Он был одержим не то музами, не то бесами, не то кем-то пострашнее. Вдохновение не покидало его ни на секунду, а всех недовольных слушателей юный талант злонамеренно игнорировал.

Персефона: - Моя дорогая, в этот вечер я весь Ваш! Настоящий рыцарь никогда не сможет отказать даме в просьбе. Особенно, если это ТАКАЯ просьба... - Ах, - польщена вздохнула богиня, умело перевоплощаясь из многоуважаемой и устрашающей наследницы Аида в томную дурочку девочку, - Вечер это такая малость, но рядом с Вами, сир, это станет моей лучшей вечностью.. И, тая от железных во всех смыслах прикосновений своего рыцаря и короля, Персефона позволила увлечь себя в водоворот гостей и событий, среди которых особенно ярко выделялась очень своеобразная игра Нерона, пытающегося снискать себе славу Моцарта и Кутузова в одном лице, к слову, оба плохо кончили... - Нерон, душа моя, - опять же, во всех смыслах, обратилась к нему богиня, властно приосанившись и приподняв одну бровь в немом укоре, - может ты обласкаешь наш слух великими сказаниями о своих подвигах?..

Афина Паллада: Появившийся хотя какой-то современник Афины Нерон очень удивил Палладу хотя бы одним своим появлением. - Кажется, недавно горел Рим? Как идет восстановление? - Афина взглянула на Нерона. - Ходят слухи ты его поджог! - мисс Парфенос строго взглянула на императора. И тут богиня вспомнила, что римская столица горела давненько, но решила сыграть в "я-безумная-богиня-ничего-не-помню-про-вас-смертных". - Как там у вас луперкалии? Женщина встала со скамьи и из хитона выпал бронзовый кинжал. Кажется, где-то далеко возмутился Наполеон. "Опять Персефона с кем-то ускакала! Аид-то злится будет - все-таки его полгода", - подумала греческая богиня, выглядывая дражайшую кузину, которая тут же появилась рядышком рука об руку с Королем Артуром: - может ты обласкаешь наш слух великими сказаниями о своих подвигах?.. Афина вздохнула. Вокруг нее-то богини-девы одни только чужие флюиды, да влюбленные и витали.


Св. Валентин: Заслышав свое, экхм, звание, Валентин обернулся ко входу, приветственно взмахнул вроде взглянувшему в его сторону мужчине в фуражке и летной, как ему показалось, форме. От Нерона он ушел блестящей рыбкой, оставив тому воздушный поцелуй и валентинку - на память. Ну и свой позывной - а вдруг надумает жениться. Проскользнув обратно к тому же рыцарю, что только недавно был обвенчан им с дамой в мехах, Валентин узрел новую деву, весьма прелестную на вид и вполне подходящую по мнению святого для брака. Не долго думая, он выудил из кармана небольшую иконку, поводил ею из стороны в сторону и сверху вниз, пришептывая: - Благословляю вас, дети мои! Да будет мир вам пухом, перинами мягкими, ночами жаркими, ласками долгими... Увлекшись, бородатый аж раскашлялся. Спрятал икону обратно в складки одеяния и, оглядевшись, направился к столу с яствами. По пути закружив в танце женщину с дикими волосами, оживленными каким-нибудь Тимотеем. Музыка звучала как раз подходящая: скрипящая скрипка (слаще звука Валентин еще не слыхал), арфы на домовых, то есть, наоборот, а еще этот полный темнокожий человек с ярко выделяющейся на его фоне трубой, или что это за инструмент такой? - Ваши формы прекрасно подходят для танца, вам бы мужа подыскать подходящего, а то из меня танцор совершенно бестолковый. Да и жениться мне не положено... Кружа даму по залу, Святой услышал свое имя. Или ему это только показалось. Впрочем, голуби вернулись на его плечи, а от усталости - уже не молод наш герой, захотелось испить чего-нибудь освежающего. - Не желаете ли вина, прелестная, как вас именуют? Следующим кадром Валентин Святой обнаружил себя в компании бородача, сурово хмурившего брови и вызывавшего в Валеньке мысли о скорой свадьбе. - А что же вы не танцуете? - удивился он, примостившись на скамью подле грозного царя. - Такие дамы... Или может душенька ваша истосковалась по любви, ласке? Обвенчаться желаете?

Адольф Гитлер: Подозрительно оглядываясь по сторонам, в зал вошел худощавый мужчина среднего роста. Его обрюзгшее болезненное лицо выразило крайнюю степень отвращения при виде негра. Правда, через секунду взгляд его упал на Наполеона. Покрывшись нервными пятнами, Адольф разразился грубой нечленораздельной бранью из которой можно было разобрать лишь "жидонегроиды", да жуткие угрозы в адрес Парижа. Фюрер, а после Рейхсканцлер Германии, председатель НСДАП, Рейхсштатгальтер Пруссии и много чего прочего, люто ненавидел французов и всю Францию, так как не мог забыть позора Версальского мира. Бросив в корзину кобуру с пистолетом, Гитлер надменно поинтересовался: - И что, много тут еще грязных евреев? Где ближайший крематорий и почему ими еще никто не занялся? - Оставив окончательно ошеломленного Бонапарта за спиной, Фюрер прошествовал вперед, стараясь держаться подальше от Армстронга. В большом зале было очень неуютно, хотелось обратно в надежные стены бункера, в теплые объятия Евы. Но вспомнив о принадлежности к господствующей арийской нации и решив не радовать врагов своей поспешной капитуляцией, Гитлер отряхнул форму, поправил повязку на рукаве, принял гордый вид и поприветствовал почти всех присутствующих: - Хайль.

Агата Кристи: Зал сиял яркими огнями и людьми. Компания, собравшаяся здесь сегодня, с легкостью могла бы заставить среднестатистического лопухоида обратиться за помощью к специалистам. И каждый приглашенный являл собой саму Историю. Неспешными, размеренными шагами она продвигалась в центр огромного зала, очарованно пробегая глазами по каждому штриху изысканной архитектуры замка. Это была женщина среднего роста, с утонченными, спокойными чертами лица и яркими живыми глазами. Легкое голубое платье прямого покроя, вьющиеся темные волосы аккуратно уложены. В руках – верный блокнот в плотной, но мягкой обложке. То и дело гостья делала пометки и с загадочной улыбкой продолжала свой путь по залу. «Удивительно! Настоящее волшебство!»

Император Нерон: no comments! X) Приоткрыв один глаз, но ни на секунду не прекратив мучить гостей стонами несчастной скрипки, Нерон ушел от прямого ответа в самом прямом смысле – ногами. Правда, при этом он весело пропел пару строк из песни о горящей Трое, окончательно запутывая богиню и словно бы намекая на свою причастность к тому поджогу… Или нет? Этих императоров фиг поймешь! Ну, хоть спел красиво. Зря, конечно, он в свое время не забросил это свое императорство, встав на путь народного творчества. Глядишь, и пожары б регулярные в Риме не устраивал и родню б свою со скуки не перебил. - Нерон, душа моя… Император аж споткнулся и чуть смычком в глаз кому-то не заехал. - может ты обласкаешь наш слух великими сказаниями о своих подвигах?.. Поправив смычком съехавший на нос венец, Нерон вперил задумчивый взгляд в небо… к сожалению, потолок перекрыл ему доступ к оному, а потому артист лишь грустно вздохнул и сославшись на отсутствие муз, пегасов и прочих вдохновенческих галлюцинаций, радостно принялся водить смычком по скрипичным струнам. - Дымилась Троя па-а-ад горою, и вместе с ней горел зака-а-ат... Какие тут могут быть сказания, когда бард, поэт, атлет и наркоман вообще Артист с большой буквы сочиняет на ходу песни, да еще и сам себе аккомпанирует? - Я христиан сжига-а-ал по будням, По выходным ко львам кидал! Как много и-и-их, свято-о-ош хороших, Лежать оста-алось в жи-и-ивоте-е-е У льва, пантеры, тигра, волка И даже в преданном мне псе! Где-то тут затерялся фантастический проигрыш на агонизирующей скрипке, по струнам которой вдохновенно елозил недоделанный артист и самодур. - Насочиняли хрии-и-истиане Дурацких сказок про меня! Кто хоть однажды слы-ы-ышал это, Тот не забудет никогда-а-а. Я не забуду, не-е-е забуду Всех, кто назва-ал меня-а-а козло-о-ом, Убийцей, деспотом, садюгой… Я кину всех вас в клетку с львом! Порвав три баяна пару струн, Нерон на достигнутом не остановился и, отплясывая нечто совершенно невообразимое, принялся рассекать по залу, буквально вынуждая гостей слушать его. - Дымился Рим на га-а-аризонте, А я на вилле отдыхал. Нас оставалось то-о-лько трое: Я, скрипка, спички и мангал! Потом так тру-удно а-а-атбрехаться Мне было от того-о-о, что все-е-е Решили, будто Император Спалил столицу на костре! Тут даже скрипка не выдержала и, жалобно скрипнув на прощанье, затихла. Нерон задумчиво колупнул огрызки струн. Кажется, боги намекали, что пора бы уже ему заткнуться, нажраться и уснуть в объятиях какой-нибудь не шибко стеснительной девы. А то даже и не девы вовсе…

Персефона: Отбросив, будто надоедливую муху всяческие благословения нынешнего Святого, Персефона бросила мимолетный, полный нежности и восхищения взгляд на своего спутника, а после снова обратила свое внимание не Нерона, резво перебирающего ногами в другой конец зала, что, впрочем не увенчалось успеха - чай, Тартары, от него никуда не денутся, как, впрочем, и от нее самой. Укоризненный взгляд Афины так же не остался незамеченным прекрасной женой Аида, но расшифровывать итак очевидный посыл своей олимпийской кузины Персефоне совершенно не хотелось - в ее судьбе намечался прекрасный вечер в обществе прекрасного короля, а не вечно ворчящего ревнивого божества, норовящего лишить ее любого намека на свободу. - Хайль! - громыхнуло где-то совсем близко, отчего богиня, будто серый зайчик, подскочила и прильнула ближе к Артуру. - Адооольф! - укоризненно-капризным тоном протянула девушка, - Вы все так же не сдержаны, проказник. Что же вы так меня пугаете?.. Речь божества прервали совершенно не божественные звуки, напоминающие одновременно скрип адских ворот и дрязг костей несчастных, заточенных в Подземном царстве. На миг ей показалось, что это ненаглядный муженек пожаловал, отчего она нервно огляделась вокруг, но после, остановив взгляд на Нероне, поняла в чем причина столь ужасающей аккомпанировки вечера... Укоризненно покачав головой, она что-то шепнула на ушко Королю и отлучилась к столикам с выпивкой, где, поколдовав над бокалом лучшего вина, преподнесла его горе-исполнителю с самой обворожительной из своих улыбочек: - Вот, великий Император, испейте из этого чудного кубка и да прибудет с вами благая нега такого чудного вечера...

Император Нерон: Нерон, всучив скончавшийся инстрУмент подвернувшемуся под руку Валентину (пусть прокачивает свою христианскую доброту и милосердие, учась на трупе молодой скрипки – нельзя же сразу на живых людях), с довольной лыбой принял кубок из рук самой прекрасной женщины (а женщины вообще все прекрасны и удивительны, если выпить предварительно). А вот пить из него не спешил – сказывалась врожденная подозрительность и богатый жизненный опыт. - Выпьем за любовь, родная, выпьем за любовь, - пробормотал Нерон, задумчиво пялясь на любезно предоставленное винище, - Это мне напомнило о тех далеких днях, когда любой мог помереть прямо на пиру от переизбытка яда в организме. Или получив во цвете лет удар в сердце острым предметом. Веселое было времечко! Но из ваших рук, Прозерпина, даже яд покажется сладким. Ваше здоровье! Хохотнув, Отец давно почившего на страницах истории отечества, опрокинул в себя напиток. Наверное, решил, что по второму разу помереть все равно не получится. А даже если и получится… - В рот мне ноты… песня! Нет, вы правда думали заткнуть этого поэта-акробата и театрала до мозга костей? Скажите спасибо, что на этот раз он хоть не пытался аккомпанировать себе на незнакомых инструментах. - Э-это не шу-утки – Не сплю я третьи су-утки! Поэт номер один, Я непобедим. Мне все кричат: "Ви-иват, Неро-оша!" И хлопают в ладо-оши. И плебеи тоже, и плебеи тоже… Маразм крепчал. Еноты пели. Нерон им тоже подпевал…

Девана: Девана, попивая немного сладковатый напиток, рассматривала входящих. Сразу же после неё пробряцал ко входу в зал рыцарь в доспехах, с важностью сгрузил свой меч и прошёл дальше, поздоровавшись с богиней. Та не ответила ему, с интересом разглядывая следующего гостя - мужчину с посохом, явно склочного (фраза "Да как ты смеешь, пес смердящий, царю дерзить?" убила богиню, причём почему-то напомнила её сдачу оружия, и Девана быстро отхлебнула напиток, пряча лицо и кривую улыбку). Когда же девушка вновь подняла глаза, в зале было уже два новых гостя - мужчина и женщина. Когда мужчина в красном одеянии зашёл в зал, богиня не почувствовала ничего дурного - чутьё молчало. Когда лёгким движением соединил её руку и руку рыцаря - Девана заволновалась, но приняла это за диковинную манеру рукопожатия. - Объявляю вас мужем и женой, живите счастливо, не знайте горя, и может быть, твой возлюбленный вернется с войны невредимым. Вытаращенные глаза богини стали достойной наградой этому смертнику. - Да как ты смеешь! - прошипела Девана, выдёргивая руку. - У меня уже есть муж, и другого мне не надо! - стараясь не обращать внимания на рыцаря (кстати, довольно красивого, что немного - совсем чуть-чуть! - поколебало фразу "и другого мне не надо"), поспешно отошла к другому столику. - Доброго дня, вам всем! - Приветствую тебя, Афина, - с облегчением произнесла Девана. - Наслышана о тебе, хоть ты и предпочитаешь тёплые страны, - и девушка покосилась на свою шубу, после чего шёпотом закончила: - Я иногда тоже подумываю уговорить Святобора переселиться к морю... А медвежья шкура просто чудесно будет выглядеть на хитоне... Пока Девана болтала с Афиной, в зал вошли двое мужчин, после чего зал объялся клубами дыма и со злобным хохотом появилась Персефона. Девана даже не оторвалась от разговора, только бросила взгляд. - Девона, наслышана, приятно... - Мне тоже, - покривила душой девушка. Девана полуобернулась, разглядывая новоприбывших гостей... и немного пропустила момент, когда императора Нерона (Девана смутно помнила его, но, сколько не рылась в памяти, так и не поняла откуда) попросили спеть. Но само пение не пропустил бы и глухой. - Это новая римская пытка? - шёпотом спросила Девана у Афины и, чуть-чуть приподняв голову, погромче крикнула: - Любезный, может, праздник стоит заканчивать песней, а не начинать? - после чего мысленно поставила галочку уйти заранее.

Вивьен Ли: Завидев, что уже наступило утро, а значит и праздник прошёл, Вивиан засобиралась. Выпив ещё один бокал вина, прошептав Персефоне что-то вроде: - Удачного дня!, - Вивьен поправила свое платье и громко сказав всем: - До свидания вам всем, дамы и господа!, - брюнетка первая покинула это помещение.

Персефона: - В рот мне ноты… песня! - Э-это не шу-утки – Не сплю я третьи су-утки! Поэт номер один, Я непобедим. Мне все кричат: "Ви-иват, Неро-оша!" И хлопают в ладо-оши. И плебеи тоже, и плебеи тоже… Зная, что в бокал подсыпана умиротворяющая настойка, Персефона крайне удивилась очередной музыкальной "минутке от Нерона" наглухо лишенного слуха... Покрутив в руках бокал, богиня поставила его на место и несколько растеряно обернулась, после чего решила не заморачиваться боле на непослушного Императора, у которого на грешной земле тоже всего одна ночь на "поразвлекаться", и, если в этот раз все обойдется без пожаров, то нехай тешится.

Афина Паллада: Стоявшая рядом с Деваной Афина очень удивилась поведению императора. Нет, она конечно слыхала о странностях правителя Римской империи, но гречанка не ждала такого. Апполон, вероятно, благословил Нерошу, халтуря. Но поговорить с Девоной было интереснее: - Я иногда тоже подумываю уговорить Святобора переселиться к морю... А медвежья шкура просто чудесно будет выглядеть на хитоне... - Что ты! У моря не нужна медвежья шкура. Только если это не Баренцево море, естественно. - Это новая римская пытка? - прошептала Палладе Девона. - Нет, не совсем. Это просто Персефона - девочка немного скучает по пению. Сидит себе полгода в Аиде, вот и, - хмыкнула богиня мудрости. Афина услышала мягкий голос Вивьен, которая, кажется собиралась уходить в самом начале торжества. Ох уж эти странные бритты! - До свидания вам всем, дамы и господа! - Куда же вы, Вивьен? Правздник, - мадемуазель Парфенос усмехнулась, - только начался. Пропустите все веселье!

Девана: - Что ты! У моря не нужна медвежья шкура. Только если это не Баренцево море, естественно. Девана непонимающе нахмурилась, но затем, поняв, рассмеялась. - Ты, наверное, подумала, что это просто одежда? - весело спросила у Афины Девана. - Нет. Это шкура моего первого убитого медведя! - фраза была произнесена с такой торжественностью, с какой говорят: "Да, этот мир я сотворил первым!", после чего Девана стала слушать Афину дальше, словно фраза всё объяснила. - Нет, не совсем. Это просто Персефона - девочка немного скучает по пению. Сидит себе полгода в Аиде, вот и... - Её вина, - пожала плечами богиня охоты, что неожиданно женственно вышло, не смотря на то, что шубу богиня так и не сняла. - Из-за своей же глупости теперь должна сидеть там полгода, да? По крайней мере, мне так рассказал отец. - До свидания вам всем, дамы и господа! Девана с недоумением покосилась на уходящую женщину (по всей видимости, смертную; кто ещё может уйти в самом начале праздника?), но ничего не сказала - у всех свои заморочки. Вместо этого Девана обратилась к Афине: - Слышала, с тобой на Олимпе живёт Артемида, богиня охоты, как и я. Я так надеялась, что она тоже придёт, но, увы... - изящное пожатие плечами на первый взгляд подразумевало: "Я так хотела с ней познакомиться..." На самом же деле оно означало: "Ну вот, поединок на меткость отменяется, какая жалость, это бы так оживило вечер!". - Передай ей, когда встретишь, что Девана передаёт ей пламенные приветствия.

Vorona: Дорогие гости, хочу обратить ваше внимание на то, что еще не ночь и даже не утро. Месье Гугл подсказывает что с леди Оливье трудно работать. У неё плохое здоровье, маниакальная депрессия и частые упадки настроения и продуктивности, поэтому не будем винить бедняжку в том, что она решила поскорее уйти отдохнуть, звезде положено. Многие плохо переносят смену часовых поясов, а переход через Гардарику тоже забирает много сил даже у простых смертных. Девана, пока у Нероши припрятан коробок спичек под одеянием, не стоит называть его греком, он самый настоящий римлянин из рода Юлиев-Клавдиев (а они ух какие гордые). Во избежание конфузов и для поистине интересной игры прошу обращаться к Месье Гуглу за краткой биографией новоприбывших, а о временных рамках позаботится низкорослый ведущий с большим самомнением. Вивьен, мы ждем вас на том же месте. Отдыхайте и возвращайтесь! С любовью, Ворона

Персефона: Девоньки, вы что-то не так поняли - я просила его не петь, а рассказать =)) Персефона краем уха услышала свое имя в чужом разговоре и поймала парочку косых взглядов со стороны шушукающихся богинь. Дернув плечиком, легкомысленная властительница лучезарно улыбнулась Афине и вновь обратила свое внимание на своего спутника. - Мой Король, не соблаговолите ли вы со мной потанцевать? Душе хочется полетаа... - мечтательно протянула Персефона, увлекая своего рыцаря в глубь зала на танцплощадку.

Император Нерон: Попытка отравления Нерона седативными успехом все же увенчалась, и недооцененный талант, а капелла спев еще пару свежепридуманных частушек, заглох, сдулся и теперь смотрел на злобных богинь глазами рожающей лани – так же грустно и укоризненно-печально. Он тут таких стихов насочинял и соловьем заливался, а эти… эти! Не оценили всей красоты его голоса и гениальности сочинительского таланта. А ведь в свое время он даже побеждал во всех поэтических конкурсах! Хотя, если подумать, судьям трудно было не присуждать ему победы – Император как-никак. Но вот что я вам скажу, проклятые завистники… Ой, все! Прихватив с ближайшего стола кувшин вина, поэт невиданной гениальности с гордо задранным носом (и полными слез глазами) ушел зализывать раны. Куда ходил, правда, неизвестно, но вернулся он чуть более воодушевленным. Правда, уже без кувшина. Но зато в компании арфы, на которой теперь и бренчал в свое удовольствие. В качестве слушателя гусляр (арфист – называйте, как хотите, он вам и на балалайке смогёт, ежели приспичит!) выбрал беднягу Бонапарта. Видимо, решил воспитать в нем любовь к музыке. Упадок сил с легким налетом депрессии еще не прошли, так что репертуар у гусляра был более чем грустный – у Нерона у самого аж слезы на глаза навернулись, когда он затянул тоскливый мотив о нелегкой судьбе женщины с зелеными рукавами. Нет, ну, а как тут можно не проникнуться драматизмом ситуации, если бабе этой на халяву доставались украшения и подарки, но эта гадина все равно никому не дала, и теперь полюбивший ее отрок сильно страдает и мучается?

Marie-Antoinette: В большинстве случаев Le Petit Trianon (Малый Трианон) славился своим умиротворением и тишиной, или всё-таки не славился? Было время, когда слугам приходилось закрывать глаза и уши при выходках Людовика XV и его тогдашней фаворитки графини Дюбарри. Поговаривали, что «Encore un moment, monsieur le bourreau» («Ещё минуточку, господин палач!») она повторяла несчетное количество раз не только своему палачу на гильотине, но и убегая в одних чулках по дворцу от Людовика в накрахмаленном парике. Последнее время дворец королевы жил тихой размеренной жизнью днём, а по ночам превращался в салон для избранных. Придворные дамы прогуливались по саду в причудливых соломенных шляпках и облаченные в легкие муслиновые платья модного блошиного цвета, когда с царских покоев раздался счастливый визг молодой королевы на всю резиденцию. - Роза, милая Роза, - хохотала Мария, кружа мадемуазель Бертэм, - я еду на бал! Это будет впервые, когда я покину пределы Франции. Следующие дни прошли в подготовке к предстоящему событию: выбор тканей, примерка новых платьев от модистки мадемуазель Бертэм, эскизы причудливых париков Леонара Боляра, создание неповторимого аромата M.A. Sillage de la Rein* Элизабет де Федо. С особой тщательностью австрийка подошла к выбору гостинцев для заморских гостей, остановив свой выбор на различных пирожных и сладостях. На Буян королева прибыла роскошным кортежем в сопровождении Розы, Леонара и мопса Филиппа за день до назначенной даты. Маги приготовили гостье лучшие покои с отдельной ванной комнатой. С самого утра она была в приподнятом расположении духа и, принимая ванну со смесью из сладкого миндаля, корня алтея, семян лёна и луковиц лилий, наполненную пузырями, девушка весело размышляла о том, что сегодня было чудесное утро и будет не менее чудесный вечер. Опоздав на бал, как и положено уважающей себя аристократке, в дверях появилась восхитительно красивая блондинка. Обладательница тонкой фигуры, гибкой талии, узких плеч и тонкой шеи походила на фарфоровую куколку. Облаченная в платье, напоминающее перевернутый бокал, Мария-Антуанетта выглядела еще меньше. Хотя юбка, под которой скрывался хитроумный каркас: металлическое двойное панье с локтями, которым можно было управлять с помощью лент, выпущенных через разрезы в платье; достигала чуть больше двух метров в диаметре. Корсет платья имел низкий вырез, от чего открывался любимый мужскому взгляду вид на небольшую высокую грудь. Платье, выполненное из шелка цвета «сточной канавы» (а не надо смеяться, «парижская грязь» была в моде и даже название цвета ткани «кака дофина» всех вводило в восторг), было украшено оборками, бахромой, лентами и рюшами из нежнейших кружев. Костюм дополняли голубые шелковые чулки, а на ножках у королевы красовались лайковые туфельки, украшенные пряжкой, на красном французском каблучке**, вогнутым внутрь. Леонар Боляр постарался на славу. Прическа Марии-Антуанетты A-la Belle Poule достигала около 35 сантиметров в длину. Умело собранные волосы олицетворяли волны, по которым плыл корабль, выполненный из кружев и драгоценностей. В руках Мария держала веер и помпадур***, а в корзинку к оружию скинула бутылек с красной жидкостью. И содержал ли он яд, духи или любовное зелье вы никогда не узнаете. - Bonjour, monsieur le commandant! Старый шалун, я никогда не прощу тебе прекращение галломании в России, но я признательна за приглашение на столь удивительный праздник, - Мария присела в глубоком реверансе и улыбнулась Бонапарту, - как поживает моя дражайшая племянница? Передавайте привет малышке Марие-Луизе****, - последняя королева Франции, не сдержав своих чувств, наклонилась к императору Наполеону, чмокнув того в лоб, и направилась в Зал. За ней влетела стая купидонов, любезно согласившаяся принести гостинцы на праздник любви. Амуры, работавшие за часть угощений, сообразили в углу «Candy bar». На нём можно было найти всё, что душе угодно: искусно выполненные ванильные капкейки с ассорти начинок и кремом, кейкпопсы ванильные и шоколадные, маршмеллоу в глазури, макарон со вкусом фисташки, лайма и кокоса, карамели, рома и шоколада, там были и меренги, зефир и много другое. Взяв вазу макарон королева рококо шла по направлению к царю русскому, но остановилась у дам в причудливых одеяниях: - Salut, mesdames, - низкий реверанс и пометка в голове заказать у Боляра парик с изображением славянских лесов, медведей и птиц, и другой - с афинским Парфеноном, оливкой ветвью и совой. - У вас потрясающие наряды, не познакомите меня со своими модистками? Прошу, угощайтесь, - Мария широко улыбнулась, преследуя цель понравиться, покорить и восхитить. А после, может быть, и на игру в карты развести. Ей всё еще надо было заполнить долг казны за чрезмерную любовь к моде и развлечениям. * нежный букет из роз, ириса, жасмина, туберозы и цветков апельсина, выгодно оттененный нотами кедра и сандала и переходящий в «базу» из бамбукового мускуса и серой амбры ** красный каблук, ещё со времён Людовика XIV, оставался знаком принадлежности к дворянскому сословию *** сумочка «пампадур» для бесчисленных косметических мелочей, брегеты – часы-брелоки на цепочке, перчатки и муфточка **** Мария-Антуанетта не была знакома с Марией-Луизой, её внучатая племянница родилась за год до смерти королевы, а женой Наполеона стала в 1810 году

Иван IV Грозный: Царь всея Руси сидел и попивал вино, задумчиво поглаживая козлиную бородку. Эти незамысловатым занятием Иоанн себя развлекал, решив больше не срывать гнев на окружающих. Скоро к нему подскочил монах (или не монах, кто его знает), облаченный в белый одежды и присел возле. - А что же вы не танцуете? - услышал вопрос Иван Грозный и удальски топнул ногой, показывая, что все впереди и он еще покажет, что значит русская пляска. - Такие дамы... Или может душенька ваша истосковалась по любви, ласке? Обвенчаться желаете? - Обвенчаться?, - басом переспросил Иоанн и на какую-то минуту впал в тяжкие думы, после чего ответил: - А чего бы и не обвенчаться, священник? Хорошая баба всегда нужна - так и в государстве спокойнее. Только, монах, мне русская боярыня нужна - на иностранок ни-ни. Далее государь-батюшка всплакнул, выслушивая песни Нерона и утирая слезы соболиной шапкой. - Ой, хорош басурман, ой, хорош!.. Сейчас и я затяну. Опьяненный вином, царь приподнялся и громко запел, растягивая слова: - Маруся-я-я от счастья слезы лье-ет, Как гусли-и-и душа ее пое-е-ет!.. Кап-кап-кап! Слезы из глаз Мару-уси-и падают прямо на копье-е-е! Кап-кап-кап! Слезы из глаз Мару-уси-и падают прямо на копье-е-е! Иоанн слова всплакнул и громко высморкался в шапку, после чего крепко обнял святого, подавая ему бокалы с вином. - Пей, монах! Не скоро служба. Одновременно нетрезвый царь лихо пригладил бородку, видя направляющуюся к нему прекрасную особу, но скоро она свернула к двум воинственным боярыням. Иван Грозный сплюнул на пол и ударил посохом по полу, выпивая еще несколько бокалов с вином.

Король Артур: Король Артур продолжал угощаться неприлично вкусным вином. Он немного охмелел, но это не мешало ему все еще твердо стоять на ногах. В Камелоте он со своими рыцарями круглого стола и не такие возлияния устраивал. Так что, чтобы свалить короля, простого вина было мало. Нерон затянул песню, под ужасающие звуки скрипки. Артур изобразил некое подобие улыбки, скрежет смычка о струны резал слух. Тогда Его Величество втихоря смял одну из розовых салфеток и, сделав из нее затычки, сунул поглубже в уши. О! Другое дело! - он улыбался, кивал головой и аплодировал, давая понять гениальному поэту, что его выступление достойно похвалы. Но, вот наконец, эта музыкальная пытка окончилась. Артур стал искать в толпе сбежавшую от него Персефону. Взглядом наткнулся на Адольфа Гитлера и чуть не подавился вином от смеха. Маленькие глазки и нелепые усики казались ему шутовскими. Он сделал серьезный вид и подошел к немцу. - Сир Фюрер. - сдерживая улыбку произнес он благожелательным тоном. - Прекрасный вечер, не правда ли? О, кстати, у Вас что-то под носом... вот здесь... (ткнул пальцем под нос Гитлеру) И под вырывающийся хохот поспешил оставить вождя нацистов одного. Не по королевски, конечно, но и правитель должны время от времени расслабляться. Вокальную эстафету перенял Иван Грозный. - А мне не сказали, что сегодня вечер караоке! - обрадовался Артур. В его личном репертуаре было не мало баллад. - Мой Король, не соблаговолите ли вы со мной потанцевать? Душе хочется полетаа... - раздался голос вновь появившейся Персефоны. - Моя дорогая, а я уж вас обыскался! Но достойна ли богини это....музыкальное ... оформление? Завидя, что к ним приближается вездесущий Валентин, поспешил начать танец. Поклон. Два шага назад. Еще поклон. Шаг вперед и приглашение взять руку партнера.

Персефона: - Моя дорогая, а я уж вас обыскался! Но достойна ли богини это....музыкальное ... оформление? Не успела вечно юная богиня что-то ответить своему кавалеру, как где-то сбоку маякнула фигура чуть ненормального Валентина, что вмиг убедило Артура в необходимости танцевать. Куподончики, стайками роящиеся по большому Залу, милостиво согласились аккомпанировать паре и после приглашения Короля грянули первые аккорды вальса. Начнем с малого Легкий поклон. Протянутая рука. И шаг навстречу своему партнеру.

Св. Валентин: Скрипка с одной струной покоилась на коленях Святого, который методично подергивал ее, извлекая один только звук. Одинаковый. Дыньк. Дыньк. Дынька. Дынька вкусна. Была вкусна. - Русская? Да-да. - Покивал святоша, опрокидывая в себя предложенный напиток, и скользнул глазами по прекрасным гостьям, выискивая ту самую. Которую недавно, кажется, обручил с каким-то рыцарем. Но ведь не это важно. Главное, чтобы любовь была. - Кажется, я знаю одну такую. Воинственная. Статная. Гордая. Взгляд его переплыл к нервному гражданину с усиками под выдающимся носом. - Вы только поглядите, Адольф, вон туда, - Святой уверенно повернул немца в сторону гостьи с блокнотом. Вот, с кем, по мнению Валеньки, можно было забыть о всех печалях и разгладить суровое лицо парой смешливых морщинок. - Дама не из простых, но вы ведь любите сложности. С этими словами Святой сполз с насиженного места, ненадолго распрощался с усатиками-хмурятиками, и покатил дальше, продолжая предлагать свои услуги священника, монаха и так далее в разных вариациях и положениях, доставая перед каждой новой парой образ любимого бородача.

Король Артур: Король взял руку прекрасной девы. Они сошлись, разошлись. Сошлись, сделали оборот на сто восемьдесят градусов и вновь разошлись. Не смотря на тяжелые доспехи, двигался он в такт музыки легко и проворно. Гости стали обращать внимание на танцующую пару. Артур хитро улыбнулся и сделал свободной рукой неопределенный жест, служивший сигналом. Тут как тут явился Святой Валентин, светился от радости, с золотой флейтой в руках. С потолка спустился зеркальный диско-шар. А Валентин подмигнул и стал наигрывать мелодию. Музыка Медленный такт мелодии все ускорялся. Артур отстегнул свой плащ и бросил в толпу зрителей. Сделав несколько круговых па в сторону Персефоны, стал энергично отплясывать задорный мотив, увлекая за собой девушку.

Агата Кристи: Она взяла бокал красного вина и задумчиво посмотрела сквозь него на свет. Багровые волны соблазнительно ударяли по хрустальным берегам. Умиротворенным взглядом Агата окинула зал. Среди роскоши и претенциоза она казалась полевой ромашкой, случайно проросшей на пышной клумбе породистых цветов. Святая простота. На первый взгляд. Да и на второй, и на третий. А в голове – причудливые, замысловатые линии, переплетаются, соединяются в единое целое, увлекают, и вот ты уже в эпицентре событий, ты пытаешься найти истину, но она ускользает, теряется, как солнечный зайчик в зеркальной комнате. А на лице – спокойная улыбка, она готова подставить плечо в любую минуту, но безумный хоровод идей никогда не останавливает свой ход. Таков был внутренний мир этой радушной, милой ,молодой женщины. И он щедро и с успехом выплескивался на страницы многочисленных детективных историй. Новая идея могла застать врасплох, а потому блокнот с некоторых пор стал ее верным спутником. Агата была не из легкомысленных особ, к тому же, недавний развод все еще напоминал о себе, но сейчас ей было все равно – такой бал бывает раз в жизни. Да она и не осталась незамеченной – вот уже несколько минут она ощущала на себе изучающий взгляд. «В омут с головой», - и женщина решительно опрокинула багровый океан. Совсем рядом она услышала кокетливый смех и поспешила обернуться. Прекрасная, словно только что сошедшая со старинного полотна сама Мария-Антуанетта, профессионал в области интриг и хитроумных заговоров. -Salut, mesdames, У вас потрясающие наряды, не познакомите меня со своими модистками? Прошу, угощайтесь! Невидимые шестеренки зашевелились, запуская в голове Агаты генератор идей. Она уже буквально видела нового главного героя для следующего романа. Пальцы рефлекторно распахивали блокнот. - Bonjour, madame! Comment allez-vous? Спасибо за угощение.

Император Нерон: Любовь выскочила перед Нероном, словно убийца в темном переулке, и мгновенно поразила барда (гусляра-афиста, акробата-артиста и неподражаемого римского Императора) в самое сердце с кулака под дых. Он даже закашлялся от такой внезапности и, тренькнув мимо нот, замер, невольно залюбовавшись открывшимся ему видом – очередная гостья, присев перед единственным слушателем его грустных песнопений в глубоком реверансе, подарила Нерону надежду на то, что счастье есть, и оно тут, совсем рядом – едва не выпрыгивает из тугого корсета… Нерон был готов расцеловать того, кто эти корсеты придумал! У мужчины даже руки зачесались такое великолепие потрогать, а то даже и основательно так пощупать. Но коварная обладательница потрясающего вида на грудь уже упорхнула, оставив Императоров (ну, одного так точно) восторженно таращиться ей вслед. Правда, один из купидонов, сопровождавших эту богиню, подзадержался, настойчиво предлагая сладости. Но Нерон раздраженно отогнал беднягу, ни разу не величественно вытянул шею и проводил взглядом ту, что до глубины души потрясла его своим нарядом. Да, Великий понтифик был тем еще ценителем женских платьев – будучи безотцовщиной, римлянин рос типичной бабой большим эстетом, ценил красоту и, как только что выяснилось, корсеты. Особенно, если в них были упакованы красивые женщины. - Подержи-ка! – Все еще до глубины души потрясенный увиденным римский правитель всучил Наполеону свою арфу и удалился на зов любви – к той, что сейчас щебетала в компании злобных гарпий богинь. А они все гарпии злобные, раз не способны были оценить его музыкальный талант! Его затуманенный любовью (будем надеяться, что именно ей, а не ударившим в голову вином) взгляд буквально прикипел к женской фигурке в роскошном платье. - Богиня, – с неприкрытым восторгом обратился Нерон к вожделенной груди корсету, при этом самым наглым образом растолкав всех прочих. Здесь и сейчас для него существовала только Она. Грудь. Незнакомка. - Венера, – волевым усилием император заставил себя посмотреть этой нимфе в глаза. И со второй попытки у него получилось не просто смотреть и тонуть в этих ее глазах, но еще и руки свои к корсету не протягивать во избежание неловкости и недопонимания. - А вы, – Нерон в очередной раз оторвал жадный взгляд от… платья и поинтересовался уже у обладательницы всей этой роскоши, – Вы не хотели бы стать императрицей? Я уверен, вы отлично смотрелись бы в моей спальне Империи. Кажется, он искренне считал, что его улыбка и набор титулов на любой вкус и цвет – все, что нужно для ее согласия, а, значит, и его счастья. Во всяком случае, еще ни разу в своей жизни отказов он не получал, а если и получал, то об этом никто и никогда не узнает – мертвецы не склонны разбалтывать тайны.

Персефона: Проследив краем глаза за эффектным полетом плаща, Персефона почувствовала, как ее тянут и через миг присоединилась к весело отплясывающему и бренчащему блестящими латами Королю. Веселый смех богини разносился по всему Залу, а самые внимательные могли заметить, как подол длинного светлого хитона значительно укоротился открывая вид на стройные ножки в переплетениях атласных лент от соответствующих сандалий. Веселый ритм увлекал и кружил голову девушке, а всеобщая атмосфера праздника, любви и загадочности присутствующих делало ее поистине счастливой, заставляя забыть на время о том, что после все вернется на круги своя.

Св. Валентин: Повинуясь жесту пресветлого Короля, весь светящийся от радости, а может, от вина, которым его так хитро споил Царь - все же, крепкий орешек, этот грозный, - Святой ухватил одного из купидонов за крыло, вырубил того перегаром прекрасным ароматом винограда, вероломно отобрал золотую флейту, треснул летуна для верности по голове. И на радостях, широко улыбаясь в бороду, оставив розовощекого младенца бултыхаться в огромной чаше ликера, отправился поражать своим великим искусством уши королевских особ. Насвистывая веселый мотивчик, Валёк отплясывал между парами, среди пар, вклинивался между ними, заглядывая в глаза и, изредка отрываясь от сопла, которое металлические губки флейты, предлагал обручить их вот прям здесь и прямо сейчас. Особо понравившимся (чаще которые отчаянно на него пыхтели, сопели и возмущались таким приставаниям), он давал по спине инструментом - для проформы. - Муха! - объяснял он, пожимая плечами свой жест, чтобы не побили (Артуру же, облаченному с ног до шеи в доспехи - пришлось прицеливаться аккурат по маковке). Отдельным ходом товарищ Святой добрался до паренька в фуражке - такой забавной - и, возложив ему свои руки на плечи, придирчиво оглянул с ног до головы. - Чувствую, мой милый, не хватает вам в жизни счастья, улыбаетесь вы как-то, я вам скажу, слишком радостно, и любви! - Оценив невысокий рост Юрия, Валик Святейший продолжил: - Вижу-вижу. Дама вам нужна высокая, статная, мудрая! Почему небольшого роста? Наоборот, девушки любят компактных мужчин - удобно, всегда под рукой, в очереди долго стоять не надо, и алкоголь не отпускают - трезвенник-муж - самое большое счастье для женщины. Что? Нуу, если только по правздникам. Это да. Ну, пойдемте-пойдемте, я вас познакомлю с очаровательной Афиной.

Купидон: -->Кухня Решив забраться в кухню, пока никто ничего не видит, купидон очень удивился нахождению там странных особ. Однако, лиц их он не запомнил. Наверное из-за прекрасного запаха шоколада, что тут же ударил ему в нос. Возможно поэтому их милую просьбу выполнить он согласился. К тому же, эти чудесные шоколадные кексы с ароматом, от которого невозможно было оторваться, обещали незабываемое веселье. Купидоша влетел в зал с блестящим подносом в руках. Кексы качались, угрожая прямо тут же свалиться. Но маленький летун был ловок. Он облетел каждого из гостей - как ему указывали - и каждому из них вручил по кексу. Возможно, лакомство могло показаться немного подгоревшим и малость черствым, но это все перевешивал особый ингредиент. Тот самый ингредиент. Из "ооооочень подозрительного пакета". все послушно кушаем кексики и упарываемся ;)

Коко Шанель: Габриель вошла в зал, наполненный людьми. Кто-то танцевал, кто-то сидел за столом, а кто-то просто разговаривал. Походкой, достойной истинной леди, Коко прошла через весь зал, дабы занять один из столиков. "Прекрасный вечер!" - подумала женщина и, взяв бокал красного вина, пригубила его. Слегка прикрыв глаза, леди Шанель стала наблюдать за танцующими парами, коих набиралось все больше и больше. Внезапно к ней подлетел мелкий карапуз с луком и крылышками и вручил кекс. Поблагодарив Купидона, Габриель откусила выпечку. Слегка черствый, зато с каким-то странным вкусом. "Интересно, что это?" - пронеслась мысль в голове француженки. А люди все кружились и кружились в медленном веселом танце.

Наполеон Бонапарт: Входящие, приходящие, заходящие гости, знаменитости, боги, правители, актрисы, писательницы, практически все доводили Наполеона до белого каления. Какая наглость! Да, как они смеют! Бонапарт чуть не задохнулся от гнева, спасибо домовому, вовремя стукнувшему по спине. Поступок маленького существа, которому и прыгать особо высоко не пришлось, вызвал новую волну злости, но уже гораздо менее сильной. Пока Император, пытаясь сохранить лицо принимающей стороны, приводил себя в порядок, гости успели разгуляться, запеть и даже начать танцевать. Валентин (вот старый проказник, хе-хе), как обычно занимался сводничеством. Римские Императоры сходили с ума и вели себя неадекватно. Их песням вторили грозные русские цари. Древнегреческие богини плодородия и царства мертвых в наглую клеились к самым кровавым диктаторам двадцатого, а возможно и не только, столетия. Посреди всего этого летали купидоны с кексиками. Кексиками? Наполеон, как и многие корсиканцы, любил вкусно поесть. Хоть и не был гурманом, но отсутствие нежной любви к еде в глазах французов – качество неприятное, которое свидетельствует о скаредном и жестоком нраве, эгоизме и самомнении. Не углубляясь в самокопание и обдумывание зависимости своего характера от национальности, Император чинно взял угощение с подноса, предварительно проследив, чтобы всем остальным гостям тоже досталось, и остался весьма доволен работой поваров. Ну а легкий шум и радостные фейерверки в голове легко списывались на хорошее настроение и небольшой бокал глинтвейна. К тому же, волшебные кексы, как оказалось, избавляли от акцента. Увидев, что гости немного заскучали, Бонапарт решил переходить к следующей части торжества. - Уважаемые дамы и господа! Не желаете ли поучаствовать в викторине? А первый вопрос, - Наполеон смешно причмокнул губами, ощущая вкус пряностей, - Почему корица издавна служит тайным посланием влюблённых? И почему?

Св. Валентин: - Меня там не было, о, милый человек, но был Нейрон, о дааа, - чмакая кексом, привлек к себе внимание Валентий. - И было там корицы очень много. Аж целый годовой запас! Сожгли! А он убил супругу! Ну что ж, зато раскаялся потом. Охох. Так вот и стала та корица символом любви и символом надежды. Хотя, можт нет. Но я ведь в рифму говорю. Ахах, любви порочные намеки. Что, кексики, творите вы со мной? Но я ведь на вопрос ответил ваш, коллега. Так что жеза него даруете вы мне? Ах да! Корица та дороже золота ценилась... Так знайте, меньше шоколада - я не приму! Тут Святой заметил новую особу и, к ней скорее подкатив, на плечи он ладони возложил ей: - Ну что стоите, милая моя? Давайте, что ль, станцуем напоследок! И с этими словами-предложеньем, он поволок красавицу в толпу - кто девушку танцует, ведь тот ее поет! А может и не так все было.

Коко Шанель: Коко сидела за столиком и наблюдала за танцующими парами. Габриель, вкусив прекрасных угощений, не устояла и поднялась, собираясь по-танцевать. В этот момент к ней подошел мужчина средних лет. Его веселый взгляд был направлен на француженку. - Ну что стоите, милая моя? Давайте, что ль, станцуем напоследок! Шанель улыбнулась и поприветствовала Валентина легким кивком. - С большим удовольствием. Право, сидеть мне уже надоело. - произнесла молодая леди и позволила увести себя на танцпол. Вечер набирал обороты, с каждой минутой гостей становилось больше и больше. Женщина присела в реверансе и с Валентином закружилась в танце.

Девана: Девана рассматривала гостей очень и очень заинтересованно, в голове помечая рассказать обо всём Святобору. Например, о том, насколько смертные любят песни. Или как они любят танцевать. Или... Внимание Деваны внезапно переключилось на порхание крылышек. "Купидон? - Девана немного напряглась. - Это же греческий, эм, разносчик любовной болезни? Кто допустил его к этому празднику?" - Дорогая, - рассеянно спросила Девана у Афины, отпивая напиток из бокала. - Ты не знаешь, кто устроил этот праздник? Тот невежественный мужчина, стоящий у дверей, или кто-то, кто ещё не вышел к гостям? Купидон в это время поочерёдно облетал всех гостей с подносом, на котором стояли кексы. Девана расслабилась, поняв, что сейчас купидона используют просто как слугу, и довольно милостиво приняла преподнесённое угощение. Машинально кусая его, богиня оглядела зал и сама не заметила, как съела всё до последней крошки. - Уважаемые дамы и господа! - мужчина (из разговора гостей богиня узнала, что его зовут Наполеон) встрепенулся и обратился ко всем гостям, разгоняя немного скучную атмосферу. - Не желаете ли поучаствовать в викторине? А первый вопрос... Почему корица издавна служит тайным посланием влюблённых? И почему? Девана удивлённо подняла брови, стараясь не обращать внимания на лёгкое головокружение и всё убыстряющийся стук сердца - кексы времени даром не теряли. "Корица? Впервые слышу. И почему же?" - Меня там не было, о, милый человек, но был Нейрон, о дааа, - откликнулся странный человек, до этого пытавшийся обручить её с довольно милым рыцарем. - И было там корицы очень много. Аж целый годовой запас! Сожгли! А он убил супругу! Ну что ж, зато раскаялся потом. Охох. Так вот и стала та корица символом любви и символом надежды. Девана ещё больше подняла брови. Как она поняла, кто-то убил супругу из-за сожжённой корицы, и поэтому корица стала символом любви. "Бред какой-то", - озадаченно подумала богиня и покрепче ухватилась за столик с напитками, почувствовав противную слабость в ногах. Люди всё кружились и кружились в танце, а Девана всё больше и больше хмурилась. - И почему меня никто не приглашает? - противным голосом возвестила она и встала поудобнее. Перед глазами сверкали фейерверки. Кексы работали вовсю. - Афи-и-ина! Хачу-у-у танцева-а-ать! Милый человек! - Девана состроила глазки проходящему мимо мужчине. - Не пригласите ли даму на медленный танец? Ведущий! Хочу ещё вопросов!

Император Нерон: потыкал Мари палкой. На всякий пожарный Х) А все так хорошо начиналось… Нет, ну, надо им было эту историю с очередной женой припомнить? Нерон вот даже не помнил уже, которую он так. Октавию? Поппею? Стацилию? Да нет, эта едва ли не единственная его пережила… Спор, красавица моя, неужто тебя? В общем, недолго Нерошино счастье длилось. - Ты сначала докажи, что это я жену свою порешил! – Тут же вспыхнул оскорбленный муж, посмотрев на чертова святошу как на врага народа. – Она и сама могла на нож напороться. Такая неловкая была… А я ее любил! Нерон был готов своим же бюстиком отлупить обвинителя, порочащего его доброе имя, но Св. Валик уже упорхнул танцевать. Пунцовый от гнева император на этом не остановился, и в спину бородатому любителю сдать ближнего своего тут же полетел поток монарших угроз и половина врученного купидоном кекса – все равно какой-то черствый. - Все он врет! Это был не я, – поутихнув, сообщила оскорбленная невинность своей прекрасной даме, – Вот все христиане такие… лишь бы меня в чем-нибудь обвинить! А святоша этот так вообще – хуже всех их вместе взятых. Таких в яму к голодным львам сажать надо. Без суда и следствия. Спохватившись, Нерон извинился перед своей прекрасной – глаза не врали, все в ней было прекрасно, разве что юбок можно было и поменьше нацепить, а нечего скрывать красивые ноги! – дамой и потащил свою жертву избранницу танцевать. Тем более что в центре зала уже кружил кого-то в танце проклятый Валентин, а в толкотне так просто было бы поставить гаду подножку, а то даже и ножом пырнуть. Ах, черт, ножа то нет… Ну, да, ничего, всегда можно придумать что-нибудь по ходу пьесы.

Св. Валентин: Приятно и радостно было ему кружить свою даму в танце. Прелестно было Валентину до такой степени, что глаза его блестели сердечками. Ему хотелось взять напрокат крылья купидона, и взлететь под облака невесомой птицей. Заморский праздник. Любовь. Нежность! Платоническая любовь и пристрастие к обниманию. Целованию. Один человек находит другого и вот - она! Любовь! И кажется, вы знакомы были всю жизнь! Так удивительно! Один взгляд напарывается на другой! И вот она - очередная лавстори! Розовые очки! - Бог сотворил это чудо только для нас двоих! - произнес Святой, задыхаясь то ли от танца, то ли от любви к прекрасному. Вот и он, этот момент. Чарующие любовные звуки наполняли замок. Лились в уши. Проникали в тело. Сердце. Валентин таял от своего чувства, согревающего каждую клеточку его тела. - Где фавны? Где сатиры?! Где мой дохристианский рай?! - воскликнул Валентин, кружа Шанель в теплом, волшебном танце. Его сердце пело. Он - маленький головастик в огромной Вселенной, наполненной невероятными звуками симфонии космического шума, слышит ласковую мелодию, песню. Голос, который он слышал когда-то давно. И сейчас эта песня наполняет его... Но вдруг до его слуха доносятся слова Нерона и, подкатывая к нему со своей дамой, Валентин обращается со словами: - Что вы, дорогой, зачем же с голодными львами? За проведение свадебных церемоний для влюбленных? Дорогой мой, я считаю, что каждый имеет право на эпилептический припадок любви! Каждый! И Клавдий был совсем неправ, когда утверждал, что я поступаю неправильно. Я повторю еще раз! Да, да. Любовь - это болезнь, и чаще она напоминает гонку за своей фантазией, полной драматизма. И в итоге оборачивается холодной страстью и изменами. Но я знаю солдат, которые жили, зная, что их ждут. Я знаю, какие молитвы они произносят, кого зовут и кому молятся в задымленном от шока аду. Внутри их держит и заставляет выживать именно любовь. Именно вера их женщин. Поэтому я делал все то, что делал. И сейчас делаю. Ведь я - лишь песчинка на ладони времени - делаю то, что нашептывает мне мое сердце. Ах, - вздохнул Валентин с мягкой улыбкой. - И львы - это ерунда. А вот что было на самом деле... Лучше вам не знать, о, мой прекрасный император. Закончив. Вроде бы. Валентин отчаливает со своей Коко дальше по залу, кружа ее в танце. Затем влюбленный бородач останавливается, выуживает из своих одежд цветочек шафрана (или крокуса), яркий, прекрасный, тонкой красоты и великолепия. И без слов абсолютно, передает в ее нежные белые ручки, за чем исчезает в толпе, не сказав ей ни слова.

Наполеон Бонапарт: - И было там корицы очень много. Аж целый годовой запас! Сожгли! А он убил супругу! Ну что ж, зато раскаялся потом. Охох. Так вот и стала та корица символом любви и символом надежды. Хотя, может нет. Но я ведь в рифму говорю. Ахах, любви порочные намеки. Что, кексики, творите вы со мной? Но я ведь на вопрос ответил ваш, коллега. Так что же за него даруете вы мне? Ах да! Корица та дороже золота ценилась... Так знайте, меньше шоколада - я не приму! Сия идея Бонапарту понравилась, более того, она смогла его сподвигнуть на подвиги. Да, вдохновение просто вскипело в крови тавтологиями, бурля и играя, ударило в голову, как шампанское, пробудило нечто вроде азарта и желания попробовать собственные силы. Поэтому, схватив два шоколадных кексика, один из которых тут же надкусил, Наполеон, пыхтя, взобрался на стол и принял величественную позу для дальнейшего ораторства. - Ах, меньше шоколада не возьмете? Ну, старый плут, добились своего. Держите шоколадный кексик. И руки, руки прочь от моего! Ответ, как вы могли уж догадаться, Был верно дан. Признаться, удивлен. Я проблесками вашего маразма сознанья, Весьма? Изрядно? Очень покорен. Но вновь заснули дорогие гости? Я всех взбодриться слезно попрошу. И как хозяин этого застолья Кого-нибудь на танец приглашу. Никто не хочет? Что же, что же. *читать с угрозой надо здесь* Я вам задам второй вопрос. Вот в этот день. На каковы презенты На родине моей второй есть спрос? Для людей не понимающих стихосложенцев или же таких как я, ибо Боня сам не понял чего сказанул. Этот День - День Святого Валентина Вторая родина - Франция Каковы подарки наиболее популярны\востребованы (их дарить уже традиция) во Франции на День Святого Валентина? Вот как-то так.

Коко Шанель: Коко кружилась в танце вместе с Валентином. В её животе пархали бабочки, а сердце норовило выпрыгнуть из груди. Она не знала, что с ней происходит. Голова кружилась, то ли от танца, то ли от шампанского или, возможно, от чего то другого? Ответ на вопрос постоянно ускользал от Шанель. Не заметив как, Габи с Валентином пританцевали к Императору. Разговор женщина не слушала, а танец тут же увлёк её за собой обратно на танцпол. И тут же отпустил, вручив цветок шафрана. Коко покрутиоа цветок в руках, а после выставила его в шляпку. Прекрасно. Так намного лучше. Как жаль, что Валентин ушёл. - только и успела подумать француженка, как услышала голос мужчины. Я вам задам второй вопрос. Вот в этот день. На каковы презенты На родине моей второй есть спрос? Габриель подошла поближе, чтобы рассмотреть говорящего, а после ответила: - Мой милый господин! Позвольте мне представиттся - Коко Шанель. По разговору вашему я поняла, что вы из Франции. Так вот, я родом тоже оттуда. И мне ответ на ваш вопрос известен, но я скажу его лишь после танца.- Габи присела в реверансе и посмотрела на мужчину. Не гоже молодой красивой женщине без танцев на балу сидеть.

Наполеон Бонапарт: Наполеон жил до Коко Шанель. Она просто НЕ МОЖЕТ его не знать. Месье Гуууугл! Кхм, простите. Боня учтиво расшаркался, предварительно спустившись с небес на грешную землю со стола на пол, и со всей возможной галантностью подал даме руку. - Сударыня, я, право, в танцах не мастак, но угодить прелестнице - достойное занятье. Позвольте ж в танце закружить вас. - Сказано - сделано. Через секунду пара уже кружилась по залу, выполняя странные пируэты. Сложно было как-то определить этот танец, им оставалось только наслаждаться, хихикая и смеясь. - О-ля-ля. Вот видишь Жавилье, а ты говорил! Я еще что-то могу, да и голова уже не кружится как тогда. Мадемуазель, вы волшебно танцуете.

Коко Шанель: Танец закончился, а Коко улыбалась. - Ну, чтож. Во Франции традиционным подарком являются украшения. Брошки, серьги, ожерелья... Так же, в этой же стране впервые начали дарить открытки со стихами - валентинки. - Женщина улыбнулась, поправляя шляпку. "Что -то скучновато стало. Делать было совершенно нечего. Конкурсов, пока что не было, а гости были сами по себе. Вот Нерон, вот Афродита, здесь - Декана. Богини, цари, императоры, диктаторы и многие другие. Так же музыканты и писатели. - Уважаемый, я предлагаю пройти к столу с угощением. Мой аппетит от танцев разыгрался.- произнесла Шанель и направилась к цели.

Агата Кристи: Вечерело. Агата начинала скучать. Народ плясал в пьяном угаре. В разгар кадрили кто-то воскликнул: «Господа, меня убило!» Разумеется, этот факт не остался незамеченным для писательницы. «Убийство! Дождалась!» Дада, еще до начала бала интуиция англичанки подсказывала, что без мокрухи тут не обойдется. Как истинный любитель сложный загадок Агата использовала дедукцию, чтобы прийти к отгадке. «Итак, убийство->плохо->слезы->лук->стрела-> Робин Гуд –> лес-> деревья->листья -> венок->Юлий Цезарь->император… Все ясно, убийца нотариус Нерон!» Да, тело Агата еще не видела, но предполагаемый убийца уже найден. Вскинув подбородок, женщина уверенной походкой двинула к императору. -Какой яркий типаж! Месье позволит задать ему несколько вопросов для более глубокого личностного портрета? – а пальцы, тем временем, уже распахнули записную книжку и нетерпеливо поигрывали ручкой.

Наполеон Бонапарт: - Ну, чтож. Во Франции традиционным подарком являются украшения. Брошки, серьги, ожерелья... Так же, в этой же стране впервые начали дарить открытки со стихами - валентинки. - Вы абсолютно правы, о чудейснейшая. И раз вы заговорили об этом... Не ответит ли мне кто-нибудь еще на один вопрос: Кто же все-таки сделал первую валентинку? Учтиво проводив даму к столу (женщинам в еде отказывать нельзя, Наполеон, как истинный мужчина, твердо это знал) и еще раз поклонившись, Бонапарт, стараясь не потерять вида, заскользил по залу непредсказуемыми зигзагами. Фигура сурового арийца, постепенно подбирающегося все ближе и нависающего со спины, пугала маленького Боню.

Коко Шанель: Габриель слушала гомон голосов, все что-то делали: кто-то танцевал, а француженка кушала виноград. Зеленый, сочный, сладкий и вкусный... - Вы абсолютно правы, о чудейснейшая. И раз вы заговорили об этом... Не ответит ли мне кто-нибудь еще на один вопрос: Кто же все-таки сделал первую валентинку? Улыбнувшись на слова мужчины (она ведь права), Шанель ответила. - Первую валентинку создал Герцог Орлеанский. Он был таким романтиком. Даже в тюрьме нашел способ порадовать свою жену. Крутя в пальцах, а затем, отправляя в рот очередную ягодку, Габи думала. О чем? О любви. Об этом прекрасном чувстве, заполняющем душу, наполняющем ее счастьем... Об этом можно было думать бесконечно долгое время. Я знаю, что такое любовь. Настоящая и всепоглощающая. Увидев, что Наполеон скрылся в толпе, по крайней мере, рядом его не было, Коко оглядела зал в поисках жертвы интересного человека. Этот человек нашелся в виде англичанки с блокнотом в руках. - Великолепный вкус, мадам! Ох, эта шляпка! Прелесть!- француженка приближалась к писательнице, постепенно нагоняя ее. Вы ведь Агата Кристи? Ну как вас спутать. Великая писательница. Я читала ваши книги. Они- великолепны. - Шанель улыбнулась женщине. Поправив шляпку и цветок, находившийся в ней, модельер и законодатель моды решила утешить свое любопытство. - А куда вы, позволю спросить, направляетесь?

Анна Рысина: >>> Однажды в осеннюю хмурую пору Рысь из лесу вышла… Окрылённая очередной безумной идеей, Рысенька ворвалась в зал и, оставляя за собой грязные следы рифлёных подошв, прошлась по нему взад-вперёд, неистово крутя головой. Как после сеанса Кашпировского, чесслово! Правда, после его сеансов никто не щупал столы и не стучал по ним кулаком, сосредоточенно прислушиваясь к тараканам в голове. Так ведь и Рысина своим вызывающим поведением не запятнала ни одного из этих воистину лечебных (люди врать не будут) сеансов! А вот Тибидохсу явно досталось – даже ползучие гады, обитавшие на тёмной стороне зала, старательно притворялись ветошью при Анином приближении. Обитатели же светлой половины и вовсе в панике разбежались по углам. Но не будем о грустном. Тем более что один из столов как раз приглянулся Анечке, которая уже вовсю улыбалась и разминала пальцы, словно готовилась сыграть какую-нибудь сюиту Баха или Генделя. Зная таланты Рысиной – на воображаемом инструменте. – Мизур Лилипутос! – воодушевлённо пропела тёмная, под пристальным взглядом которой стремительно уменьшался в размерах с виду неотличимый от остальных самый обычный дубовый стол. С довольным видом девчонка подхватила с пола миниатюрный стол и, сунув его в карман куртки, проделала аналогичную процедуру с двумя лавками, которые также нашли приют в одном из рысиных карманов. Едва только Анины шаги стихли в отдалении, обитатели зала, наконец, смогли вздохнуть с облегчением. Напасть обошла их стороной. На этот раз. >>> Ушла туда – не знаю куда. Глянула на посты выше и поняла, что император Нерон скучает по корсетам Марии-Антуанетты Т__Т

Ленора: >> Прилетела из дома.. Ленора прошла в зал двух стихий, у нее в руке была метла, через плечо висела небольшая сумка с вещами, которые она собрала на ближайшее время существования в школе. Наверно, надо найти кого-нибудь из администрации школы? - появилось у нее в голове, но, первое, что она нашла, был Зал двух стихий. Устав с долгой дороги, она решила присесть за один из столиков. Была сильная метель, поэтому добравшись до теплого помещения, иней с ее одежды начал потихоньку таять, и в ближайшее время надо было найти, куда ее расселили и переодеться. Выбрав небольшой одинокий столик, она положила рядом с собой сумку, а метлу прислонила к стене. Как только она села, все ее тело почувствовало огромное облегчение. Так она и сидела, погрузившись в какие-то свои мысли. ей надо было еще много чего обдумать..

Vorona: Повидавший на своем веку достаточно много злоключений, виновниками которых, не считая древних предсказаний, отстроченных проклятий и любовью тибовцев влипать в неприятности, были ГИТовцы, замок восстанавливал свое многовековое терпение после страждественских каникул. Домовые глубоко вздыхали, вытирая со стен липкие, вонючие надписи, оставленные хмырями, прочитать которые не позволяла цензура. Купидоны дрались за остатки оставленных на столах материалов, из которых главные рукожопы отделений мастерили кривые елочные игрушки. Змеи устраивали гнезда в самодельном серпантине, конек-горбунок дико ржал с происходящего. А Ворона кралась мимо атлантов, стараясь остаться незамеченной. В злополучную новогоднюю ночь, когда в Школе пропал праздничный дух: игрушки были разбиты, костюмы испорчены, песни вылетали из головы и подарки пропали; жители Тибидохса взялись самостоятельно его восстанавливать. Вдохновленная Юленька бегала от одного пункта самодеятельности к другому, берясь за работу и не заканчивая её, чем заслужила обрушившиеся на неё крики, пинки и жалящий рой разноцветных искр. Не отчаялась и, вооружившись лаками, отправилась украшать каменных гигантов, награждая каждого разноцветным педикюром. Землетрясение началось, когда атланты громко заржали, заметив красоту на ногах соседа, и усилилось, когда гиганты зло заорали, разглядев творение пернатой на своих. Все эти дни Громова старательно избегала лестницу атлантов, требуя у Сонливой обслуживание номеров. Временами вкусняшки в гнездовье доставлял Ирр. Иногда приходилось посылать на охоту котов, а когда было хорошее настроение, Воронка пропадала у Кая. Часто. С драконом мерзлячке было тепло. Спрятав острые ушки под вязанной шапкой с большим меховым балабоном, облачившись в бордовое платье с юбкой-солнцем, шерстяные черные колготки, грубые сапожки на каблуке и длинный шерстяной кардиган в загадочный орнамент, Юлька отправилась на поиски съестного. В Зале Двух Стихий, не считая трудолюбивой нежити и парочки одиночек разбросанных по залу, было на удивление пусто. Ворона, выбрав самую безобидную фигуру, которой она точно сделать ничего не успела, и захватив с соседнего стола миску с горячими пирожками, уселась напротив новенькой. - Привет, сосулька. Чего сидим, кого ждем? – склонив голову на бок и откусив от пирожка, поинтересовалась Громова.

Ленора: Ленора неспеша попивала уже подостывший зеленый чай с жасмином. Заметив, что мимо ее ноги проползает мерзкая зеленовато-череая змея, она отшвырнула ее ботинком в сторону, та ударилась о стену, оскалилась, зашипела и уже была готова броситься на нее и вгрызаться в ногу, еще куда-нибудь, возможно еще и жахнув каким-нибудь ядом, но Ленора только хладнокровно взмахнула рукой и гадина осыпалась кучкой пепла на пол. Фу, обычно в столовых можно за обедом раздавить парочку тараканов, что-нибудь интересное вытащить из еды, но тут все намного печальнее -принебрежительно подумала ведьма и продолжила свое чаепитие. Леноре не приходилось обучаться до этого в магических школах, да, и по ее мнению, ей было это не нужно, ее с юношества обучали как ведьму, потом одна старуха сделала ее своим приемником, но, видимо, мать была обеспокоена тем, что стало с ее дочерью и отправила в Тибидохс на перевоспитание. Чтобы она стала более нормальной что-ли... Да у нее даже не было волшебного кольца и уж тем более она не знала ни одного заклинания, которое можно было с ним использовать.. Поэтому она действовала своими методами, пускай не всегда гуманными.. Уже потерявшись в своих мыслях, где-то отдаленно она что-то услышала, как будто к ней кто-то обращается. Подняв голову, она увидела какую-то девушку, чьи слова по ходу и предназначались ей, потому что больше никого рядом не было. - Сосулька?- это было достаточно нагло, если учесть, что они видели друг друга впервые.. Если бы у нее не был достаточно спокойный характер, нахалка уже бы отхватила пару интересных заклинаний.. Под ее ногами уже образовалась приличная лужа, одежда насквозь промокла, но до этого, размышляя о своем, она будто прибывала вне своего тела и вне времени.. вернувшись в реальность, Ленора еще раз оглядела девушку и попыталась понять, кто перед ней на самом деле, с первого взгляда было уже понятно, что она не так проста, как кажется, но, надо было узнать причину. От нее веяло мерзким светом, который исходит от светлых магов, но все было настолько перемещено, чувствовались нотки еще чего-то, что сходу она не могла объяснить. - официантка уже сорок минут несет мой заказ, хотя карбонару готовят намного быстрее.. А Вы кого-то тут потеряли, кого я Вам могу напоминать? - Ленора не отличалась приветливостью к людям.. Но, это было сказано еще довольно вежливо..

Vorona: Ворона мурлыкала от удовольствия, наслаждаясь свежей выпечкой восхитительного вкуса. Воздушное тесто таяло во рту, сок от сочной мясной начинки стекал по руке. - Сосулька, Снежинкая, Снегурка, как душе угодно, - кивнула Юля, спеша подтвердить свое обращение к девушке в плаще. Она всегда коверкала имена и давала прозвища, вдыхая в них жизнь. Так многие жители Тибидохса обрастались вторыми обращениями. Табаки Ши с легкой руки пернатой стала Табачком, Евгения Золоторёва – Золотцем, Славу Ковыля Громова нежно звала её Светом, дракон обзавелся вечной Золушкой. Теперь и новенькая обзавелась своим. Дело было даже не в обледенелой одежде, которая, к слову, уже давно растаяла, а в холоде, которым веяло от девушки. – Обслуживание тут не ахти, - согласилась Ворона, наблюдая как через стол купидоны сражались за гирлянду сделанную из конфет. Знали бы они, что какао-трио съели их в тот же момент, когда украшение повесили на некое подобие ёлки (тут претензии к лешему, который приволок непонятное деревце), заменив внутренности на муляж, бойкий пыл сластен поумерился бы. – Карбонара? Это какой-то зверь? – несмотря на то, что дедом её был итальянец, пернатой не доводилось пробовать спагетти. Юлий Громов предпочитал не отходить от привычек, и на столе, который ломился от обилия еды (спасибо аппетиту оборотней), всегда можно было найти фазана, павлина, кабана, крольчатину, мурену, лаврак. Не одно блюдо не обходилась без лука-порея, а в бокале бабушки всегда плескалось хорошее вино восьмого раза или пиво по древнеегипетскому рецепту. – Не теряла ли я кого-то? – от удивления у Вороны даже спинка выровнялась. Она оглядела Зал, задержавшись дважды только на надкушенном пирожке в своей руке, и подняла взгляд на собеседницу, - я не помню. Это плохо, да? Что же делать? – в порыве, пернатая схватила новенькую за руку. – Помоги мне, умоляю. Что же делать? Кого я потеряла? Я кого-то искала?

Ленора: Глаза Леоноры было начали увеличиваться, но она вовремя взяла себя в руки. Девчонка либо пыталась вывезти ее из себя, либо с ней реально было что-то не то.. Но, скорее всего, первый вариант. Последний раз над ней пытались издеваться еще в детском садике, коверкая ее фамилию, но, когда она стала постарше, обидчиков порядком поубавилось. Чем больше она отвечала незнакомке, тем больше безумной неразберихи сыпалось на нее в ответ. - я бы предложила тебе загуглить этот вопрос, но, не уверена, что его величество Интернет завоевал эти нетронутые цивилизацией земли.. - Ленора не могла не заметить отменный аппетит этой совсем не внушительных размеров девушки. Сама она ела достаточно мало, в вынужденных случаях для нее не было проблемы справляться какое-то время без еды вообще. Неожиданно, в ее сумке что-то зашевелилось, издало пару протяжных звуков, как будто кто-то призывающе затрубил, Ленора положила руку сверху, чтобы все это осталось незамеченным и не посыпалось еще больше вопросов. Вторая рука была крепко сжата, в надежде на какую-то помощь в немыслимых поисках кого-то или себя самой.. Вызволив руку из мертвой хватки собеседницы, она холодно произнесла: - если хочешь над кем-то постебаться, найди для этого какую-нибудь воздушную девчушку, которая питается радугой и чихает бабочками.. И изводи ее, а если тебе реально нужна помощь, я провожу тебя до кабинета врача.. Или как он там у вас называется? И тебе окажут профессиональную помощь.. Ты вообще кто такая?

Vorona: О заклинании «загуглить» девушка не слышала, но перебивать собеседницу не стала. Поэтому вникала каждому слову незнакомки, заворожено вглядываясь в мрак капюшона. За всё это время прилично было спросить имя и представиться самой, но на этот счет у Воронки были особенные тараканы. Жирные такие. Запах Сосульки Юленька уловила и запомнила, когда появилась в Зале Двух Стихий. Именем незнакомку она нарекла. А вот цвет глаз так и не увидела, а это было уже не честно. Свои изумрудные она не отводила и держала прямо. - Питается радугой и чихает бабочками, - мечтательно повторила Громова. – А ты с такой знакома? Мне нужна помощь, срочно. Проведешь? Покажешь, где такие обитают? К врачу? Нет, к врачу мне не надо, его я не теряла. Кто я такая? – тут Юленька возмутилась не на шутку. Ведь вот она вся, честная и открытая перед новенькой сидит. Читай - не хочу. – Я Ворона Прекрасная и Невероятная. Гроза мужиков в Тибидохсе, недруг всех девушек, лучший друг домовых. В миру Юлиана Громова, потомственная ведьма и по счастливой случайности совершенно свободна этим вечером, - в порыве Юленька вскочила на резную скамейку, одной ногой ступив на стол, а закончив, тепло улыбнулась новенькой.

Ленора: Словосочетания "потомственная ведьма" было вполне достаточно, чтобы закончить эту словесную перепалку.. Она скинула с головы капюшон мантии, приподнялась и протянула руку для приветствия. Перед собеседницей открылось лицо Леоноры, которое до этого было скрыто спадающей на него тенью. Горящие темные глаза, блестели и завораживали своей бездонностью, черные аккуратные стрелки еще сильнее придавали лицу воинственности, темные короткие волосы были с легкой небрежностью уложены сзади во что-то колючее, как и она сама. - Я Ленора, ученица и приемница Аделаиды Фёрт, дочь Миранды. В нашем клане фамилии не актуальны, потому что каждая ведьма зарабатывает свою репутацию и ее имя становится уникальным.- можно было долго перечислять, кто кому каким родственником приходится, но это было абсолютно не важно.. Да у нее неплохая самооценка, сколько величественно красивых эпитетов она себе причислила.. Ваше высочество, что же я не признала Вас сразу! Ослепли мои глаза от вашей благодати, и не распознала Вас среди челяди серой! - с еще большим пафосом, нежели ее собеседница, воскликнула она и молодцевато поклонилась грозе всех мужчин и неподруге всех женщин.. Уж не коснется ли меня кара ваша непощадная? Коли все-таки девушкой я являюсь.. - Ленора не боялась эту девчушку, вид у нее был вполне безобидный, но тем не менее она пристально наблюдала за каждым ее действием, ожидая чего-нибудь непредвиденного..

Vorona: Буквально мгновение назад звонкое эхо отскакивало от каменных сводов Тибидохса, а в следующее – прирожденный оратор тряс протянутую пятерню, наслаждаясь поглощающими свет глазами. Казалось, глаза собеседницы гипнотизировали, притягивали, манили искупаться в черных водах её души. С другой стороны, хотелось пойти отмыться от грязи их наполняющей. Но было там что-то еще. Глубоко-глубоко внутри. Что-то, что не давало Вороне покоя. Что-то, что хотелось непременно отыскать. Громова с интересом слушала девушку и кивала со знанием дела. Тараканы в этот момент прочесывали тёмные уголки её сознания в поиске досье на Аделаиду или Мирадну, но так ничего и не нашли. Все усилия Клеопатры Громовой впихнуть в голову внучки хоть какой-нибудь минимум истории тёмной магии канули в Лету. Но вот о Леноре она кое-что да слышала. Очень часто её зудильник ловил радио- и телеволны лопухоидного мира и фраза «я чувствую себя хорошо с Ленор» повторялась довольно часто, а значит имя ведьмочки было уникальным и заработало особую репутацию среди лопухоидов. Тут-то уважение к новенькой возросло. -Ваше высочество, что же я не признала Вас сразу! Ослепли мои глаза от вашей благодати, и не распознала Вас среди челяди серой! – Воронка залилась краской. Неприкрытая лесть доставляла удовольствие и ласкала её самолюбие. - Уж не коснется ли меня кара ваша непощадная? Коли все-таки девушкой я являюсь. - Тебе повезло, сегодня я добрая и для новеньких действует особое акционное предложение. Как раз освободилось место одной из моих фрейлин. Последняя нахалка посмела вернуть свою память, можешь себе представить? И знаешь как? Она поцеловала принца! Представляешь?! – Ворона откровенно веселилась, поедая пирожки в перерывах, выдержанных для большего накала. - Тебя еще не поселили? – гениальное умозаключение, Пернатая, и как тебе это только удается? – На Жилой Этаж можно подняться по Главной Лестнице, - Юля кивнула в сторону лестницы, по которой только что наверх поскакал конек-горбунок с двумя розовощекими младенцами на спине, - а до твоей комнаты тебя могут провести домовые, если выдернешь несколько прутиков из своей подметалки. А потом я могу показать тебе школу, - Воронка улыбнулась, - думаю, подвалы ты оценишь.

Ленора: Только мне еще не хватало присмыкаться перед светлой.. Хоть и перед ведьмой, хоть и не просто ведьмой.. Фрейлина, значит.. Может так она называет подруг? Или знакомых. Хотя, какая разница. Главное, поддерживать с ней контакт и не обращать внимания на ее придурь.. -подумала Ленора, взяв свою сумку и метлу, чтобы наконец сменить место дислокации. Надо было бы найти свою комнату, оставить там вещи, тем более, кто-то уже начал ругаться, проявлять характер и требовать к себе внимания. А если ее новая знакомая покажет еще замок, так вперед, пока она не передумала, это будет не лишним. - Метелка? Это тебе не метелка, и как потомственная ведьма, как ты недавно себя позиционировала, тебе должно быть известно, что у каждой ведьмы должна быть метла, эта традиция стара, как мир! И к ней должен быть бережный подход... Тебя что, волки воспитывали? - такого отношения к полетному инструменту она потерпеть не могла. Может, ей не объяснили, как обращаться с метлами.. Что странно, это основы основ.. Испортила ее эта школа, маги в отличии от ведьм намного халатнее и полные невежды.. Высказав все, что Ленора думала по этому поводу, она собралась в свою комнату. - спасибо за приглашение на экскурсию. Вы, ваше превосходительство, пока трапезничайте, доедайте тут все.. Я быстро отнесу вещи в свою комнату и мы пойдем осмотривать местные достопримечательности. Приятного аппетита. - Ленора направилась к выходу из зала двух стихий, она шла довольно быстрыми шагами, чтобы не заставлять ее новую знакомую долго ждать.. Мало ли, что ей может взбрести в голову.. Еще денется куда-нибудь. На выходе толпились какие-то подростки, они громко и эмоционально разговаривали, на их лицах читалось полное восторжение этим местом. Наверно, они совсем недавно сюда прилетели и еще не отошли от лопухоидной жизни и им все было в новинку. И больше всех выпендривался мальчик полной комплекции, не очень высокого роста, но, по-видимому, он строил из себя крутого парня. А Ленору бесила показуха. Не удержавшись, она остановилась рядом с ними, чтобы послучать, что именно у них там происходило. Терпения ее хватило не на много. - ты что, тут самый крутой? - мальчик подняв голову на Ленору, попытался что-то дерзко ответить, но ей уже было абсолютно все равно. Закинув сумку на плечо и освободив руку от ноши, она произнесла Редукт редучио, и наглый мальчонка тот час же заледенел, его всего насквозь проморозило, кожа приобрела синеватый оттенок, местами покрылась инеем, все, кто с ним оживленно дискутировали, в ужасе разбежались, Зал двух стихий наполнился паникой, громкими орами, все внимание теперь было приковано к ним двоим. Не обращая на переполох никакого внимания, ведьма сняла с его руки перстень. - Это мне понадобится, спасибо. Будешь бережнее относиться к своим вещам. И пошла дальше по своим делам. В ее среде это называлось отжать у недостойного ненужное, не смог уберечь, значит сам виноват, надо было учиться отражать заклинания. Зато сколько гонору и как пытался рисоваться перед друзьями.. Теперь она могла учиться основам магии, которую здесь преподавали, без перстня это было бы весьма проблематично. - ничего, к утру растаишь, даже ничего и не заметишь.. - обнадежила она мороженное, и пошла по своим делам. >>> Комната Леноры

Чайка Сонливая: Тыгыдык-тыгыдк, всем сейчас будет кирдык! - А что, у же все разошлись? - оглядев зал, где в основном на пожратеньки собиралась целая толпа младшекурсников. В частности тех, кто не особо любил учиться-мучиться. Так что, в общем-то, не удивительно, что все с криками разбежались еще до того, как Чайка вошла в зал. По ходу, слушок прошел раньше, да и кто-то как сурок стоял на шухере. Следуя указаниям на заляпанном страстными-красными поцелуями огрызке свитка, Сонливая протопала к нужному месту, неуверенная, в то ли время. Настроение у нее было на нуле. Эмоциональное состояние где-то в районе тридцати, физическое переваливало за отметку в пятьдесят... градусов. - Куда идет зомби? - подпевала себе под нос Чайковская, преодолевая последние шаги к витражному окну. Жить хотелось все меньше, а есть - все больше. Где-то что-то подгорело, то ли шашлыки, то ли чайник. Но нюху Сонечки доверять было нельзя, потому что нос у нее был заложен на пятьдесят процентов. То есть одна норка дышала, а в другой кто-то спрятался, и активно щекотался, отчего дамочка периодически звонко почихивала.

Ленора: Комната Леноры Быстро вспомнив дорогу, по которой она добралась до своей комнаты, Ленора спроектировала ее в обратной последовательности и составила маршрут движения до Зала Двух Стихий, где она оставила свою первую новую знакомую со странным поведением. Очень странным. А стоило ей с ней снова связываться? Можно было уже давно найти кого-нибудь темного, и не мучаться самой, и не мучать других.. Но, так же не интересно.. И, тем более, она уже пообещала вернуться.. А, как говорится, обещания надо исполнять.. Так, ведьма распахнула перед собой тяжелые входные двери зала и направилась к столику, где девушка с самооценкой императрицы, все еще что-то продолжала активно уплетать.. Суматоха, которую она оставила после себя, когда уходила, уже спала, на нее никто не показывал пальцем.. Каждый был увлечен чем-то своим и никому ни до кого не было дела. Проходя между столиков, Ленора заметила, что какая-то девушка целенаправленно двигалась в том же направлении, что и она. Возможно, они с.. Как ее там.. Отвратительная память на имена! Ее величеством были знакомы.. И она шла, чтобы с ней поздороваться. Или составить ей компанию пока государыня трапезничает.. Дойдя до нужного столика, она подошла сзади к девушке, наклонилась к ее уху и сказала: - ты еще меня помнишь? Или снова придется знакомиться? Ваше высокоблагородие соизволило провести мне экскурсию по своим владениям. - Ленора обошла стол, чтобы стоять уже лицом к собеседнице.

Чайка Сонливая: - Уйгх! - прохрипела Чихковская, когда по ее раскинутой по полу ладони кто-то прошелся. Она и сама не заметила, как оказалась под столом, окруженным чьими-то ногами. И что самое ужасное - ногами в обуви. Простые ноги Сонливая еще бы пережила, но обувь - ну правда, товарищи, это несерьезно. Носите хотя бы тапочки, это же ваш дом. Ыыы. Все это Чаечка мысленно пережевывала вместе с болезненными соплями в мыслях, такое уж у нее было воспитание. Питание. Тоже, кстати, ограниченное, но образование стоило свеч. Восковых. Тех, что под потолком висят. И капают, капают, капают. В общем, под столом Чая оказалась, потому что там была еда. Скатерть самобранка зачем-то кормила каменный пол пирожками с картошкой, и даже не краснела по этому поводу. Сонливая тоже не краснела, а активно эти пирожки прятала за пазуху, попеременно откусывая от каждого по кусочку. Помечала на случай, если вдруг кто глаз на них положить вздумает. - А теперь чаю. Со сливками. - Озвучила заказ радужная после небольшой возни и приведения себя в надлежащий для преподавателя вид. Какой именно "надлежащий"? А вот это нигде не указано. Плечи не оголять, пузо прикрывать, босиком не ходить. Может так? В общем, запахнулась Сонька в плащ и хотела было исчезнуть с выданным скатертью чаем, но тут вдруг оказалось, что в чае перец. "Эй, перец я не заказывала! - А это бонус!" И поперхнулась светлая и стала чихать и кашлять еще пуще. И такие страсти начали вокруг твориться, что девахе стыдно стало. За них за всех, кто причастен был к этому. И к тому, и к другому. И к каждому вообще. Ну и эти свечи восковые. Не давали никому никакого покоя. Так что Сонливая отчихалась-отплевалась, собрала глаза в кучку и посмотрела на отсутствующих. - Хей, милочка, огонька не найдется? - Не растерялась радужная, подкатывая к якой-то незнакомке, рядом с которой интересно бросало в дрожжжжь, и тут же нагружая ее ужасно важным делом. - Ты поищи, а я пока чаёк попью. Я кстати, Чая.

Ленора: Хей, милочка, огонька не найдется? Ленора обернулась на столь любезное обращение в ее адрес, что ее слегка передернуло, скрыть это не совсем получилось, поэтому недовольство сразу постаралось перевоплотиться в кривую, но улыбку. Выглядело это весьма заметно. Все так аппетитно что-то едят, может и ей что-нибудь перекусить.. На скатерти за соседним столиком уже появился столь манящий и ароматный сырный суп, из которого вкусно всплывали хрустящие сухарики из белого хлеба.. Пальчики оближешь.. Ведьма еще пока шла в Зал Двух Стихий, вспомнила, что у нее есть теперь перстень, она достала его из кармана и примерила на безымянный палец, но он оказался для него велик, тогда она переодела его на указательный, немного прокручивался, но если махнуть рукой в оживленной беседе или дать кому-нибудь по лицу, не слетит.. Ленора знала парочку примитивных заклинаний, которые можно использовать с кольцом, но у нее не было необходимости их применять, она пользовалась другими своими знаниями магии, которым ее научили ведьмы. Но, раз она теперь учится здесь, надо было осваивать новые горизонты.. - хап-цап! - из перстня вылетела блеклая красная искра, обволокла тарелку с супчиком и направила его к Леноре, которая уже протянула для него руку. Но, суп не долетев пары метров, вместе с тарелкой упал прямо на колени сидящей за столом Вороны. Такого, конечно, ведьма не предвидела, все должно было получиться чуток иначе.. - вот черт! Такой хороший был супец! Прости пожалуйста, ты жива там? - обратилась она к новой знакомой, больше ей не пришло в голову ничего, что можно было сказать в такой ситуации.. Вот это конфуз.. Надеюсь, он был не очень горячий.. Ленора пошла уже ножками за соседний столик за салфетками, потому что на их столе они быстро закончились, собрала все, что были, ни смотря на несогласие других, и принесла их Вороне. - огонек можно поискать, - она проверила карманы в штанах, но зажигалки не было, спичек тем более, наверно осталась в сумке, хотя, она и не всегда носила ее с собой. Зачем таскать лишнее, если можно огонь наколдовать. Ленора соединила ладони вместе, как будто что-то в них держала, потом медленно раскрыла перед Чайкой, как будто давая ей закурить. У нее в руках разгорелись маленькие искорки, постепенно перерастая в небольшое пламя. Ленора оно совсем не обжигало, ладони чувствовали лишь приятное тепло. - я Ленора.

Чайка Сонливая: - Полегче руками-то маши, искры, чай, не снег, и обжечься можно. Кто знает, что за кольцо это у тебя такое. - Взбухнула опасливо Чайковская, пряча подальше от девицы свои пирожки, которые топорщились из-под одежды во всех местах (и карманов тоже, чо). - Вороныч, не подавись, ой. Спасайся кто может! У нас авария на трассе! - Призвав публику к вниманию, Чайка добилась своего в считанные мгновения. Голос, благо, у нее был громкий. Оставшиеся участники трапезы свалили из Зала, покидав и ложки и вилки. Даже двое из ларца попрятались в свои обители. - Ты жива? - Уже шепотом обратилась она к соседке, помогая салфетками промокать сырный супчик и собирая сухарики. В этой всей суматохе пирожки с Чайки чудом не посыпались. И это хорошо, им с Вороной их потом ведь доедать в гнездовье. Хорошо, если на полночи хватит. А тут и огонек подоспел. Спел "Огниво" в действии. Еа! Пирожковая дамочка уже и забыла, зачем ей нужен был огонек, но с восторгом наблюдала, как собеседница манипулирует ладонями. - Воу-воу-воу, как ты это сделала? Это магия, не иначе!

Ленора: Ловкость рук и никакой магии. Уже не надо? - Ленора посмотрела на Чайку, которая и позабыла, зачем огня просила, и подула на ладони, огонь испарился, как на праздничном торте после загадывания желания. - да, колечко что-то паленое по ходу.. Ну, или я что-то не так сделала.. - ведьма сняла перстень с пальца и покрутила у себя в руках, пытаясь увидеть в нем что-то подозрительное, но следов перепайки видно не было, камень не мутный, она была, конечно не знатоком, но на ее взгляд, все должно было быть в порядке. Не найдя каких-то признаков, от чего кольцо могло шалить, она надела его обратно. После такой суматохи, которую подняла Чайка, народу с лихвой поубавилось. Это даже было к лучшему, людные места Ленора не долюбливала, слишком суматошно и громко. Так стало намного комфортнее. - а ты только пирожками питаешься? Да не отбираю я их у тебя, просто спросила.. - на всякий случай предупредила собеседницу, заметив, как она в них вцепилась и не хотела с ними расставаться. -суп предлагать не буду, - она уголком рта улыбнулась, представляя, какой будет конфуз, если ее фиеричное падение не только супа на новых знакомых, но и представления других о магических умениях Леноры, повторится.

Чайка Сонливая: Еще находясь среди людей Чайка никак не могла отделаться от чувства, что а ней кто-то наблюдает, мало того, еще и роется в ее мыслях. Да так неаккуратно, что даже волосы шевелились на затылке. Девахе мало хотелось, чтобы ее мысли знал кто-то другой. Потому что она сама о них знала мало. Как настоящая женщина она меняла их каждую нанасекунду со скоростью свето-звука. - Конечно паленое, ты ж только что огонек зажигала, вот ответь мне, как ты это сделала? -с готовностью слушать сокровенный секрет о технике получения огня из ладоней, Сонька уже вымысливала предположения о том, как правильно складывать ладошки лодочкой, как правильно дышать, и не дышать... - Ну как "только", что принесут в дар, что удастся найти, что приготовят домовые, тем и питаюсь. Благо, пока на червяков переходить не приходилось, - со вздохом облегчения отчиталась Чайковская. В голове ее творилась какая-то беспредельщина. Ей представлялось, как Ленора наливает по тарелке супа каждому желающему с ней познакомиться. Вот прям стоит на раздаче и наливает в тарелку каждому большой поварешкой, а тот берет и со счастливой улыбкой выливает блюдо себе на голову. После чего всей шумной толпой они бегут в лес и танцуют вокруг костра, зажженного большими руками проснувшегося атланта. Сонечке от таких представлений показалось, когда она из них вынырнула в реальность, что прошло ужасно много времени и ей пора куда-то спешить: - Не подскажешь, который сейчас час?

Ленора: Ленора по своей сущности была довольно своенравна, и как и все некромаги, она не спешила раскрывать свои знания другим, даже если они и были общедоступными и никакой тайны они не представляли. Как ей говорили, каждый собирает свой уникальный запас знаний, что можно сравнить с собиранием коллекции, постепенно сила должна увеличиваться, и если следовать по пути саморазвития, самостоятельно по крупицам находить и открывать для себя что-то новое, то и кпд от этого будет куда выше. Поэтому, не прибегая к невежливости, она достаточно обще ответила: - все просто, все состоит из потоков энергии, и тебе надо преобразовать эту энергию из одного состояния в другое. - ведьма посмотрела на часы, затем в окно, времени было достаточно, чтобы прогуляться по школе, посмотреть, что тут к чему. Светлых на сегодня было достаточно, Ленора решила побыть в одиночестве, пустить свои мысли в хаотичное путешествие по задворкам своего сознания.. - сколько сейчас времени? Уже слишком поздно, хотя, если посмотреть с другого угла, то слишком рано.. Все зависит от того, какие у тебя отношения со временем. Ты замечала, с какой скоростью оно течет для тебя? Пыталась совладать с ним? Уговорить его остановиться или ускориться? Ты когда-нибудь существовала вне времени и пространства, когда привычные стереотипы рушатся, как карточный домик? - Ленора знала, о чем говорит, хотя это и казалось полным бредом. Взяв у Чайки из рук один из пирожков, которые она так трепетно охраняла, ведьма направилась к выходу, думая, куда бы направиться.. - До скорого. >>>>Парк

Vorona: - Я себя позиционирую на диване под пледом и с чашкой горячего какао, - парировала пернатая. О том, что диван находился в тронном зале, а вокруг неё порхал гарем, девушка благоразумно (и не такое случится в стенах каменных) промолчала. Метелки, подметалки, да какая разница потомственная ты ведьма или нет? Скорее всего, новенькой не доводилось бывать на Лысой Горе, на которой проживали представители стариннейших родов разных национальностей. И в самом деле, не будет же Юля начинать читать лекцию Леноре одним из самых нудных голосов в своем арсенале о том, что в Древнем Египте на подметалках летать было не комильфо, а любой выходец из восточных стран воспримет её заявление как явную угрозу, поскольку в жизни не встречали ничего лучше ковров-самолётов. Это у нас их моль проела, а у них средства специальные для опрыскивания есть и нити заговоренные. - Тебя что, волки воспитывали? Новенькая была не далека от истины, но Громову отвлек отрастивший лапки пирожок. Пышечка, заколдованная вредным домовым, рванула по столу в попытке спастись бегством. - Врешь, не уйдешь, - зловеще заорала на выпечку Юленька и прыгнула на стол. - Спасибо за приглашение на экскурсию. Вы, ваше превосходительство, пока трапезничайте, доедайте тут все.. Тут-то её величество осознало всю нелепость ситуации: распластанное по столу тело голубых кровей, порыкивание душеньки золотой на пирожок холопский, простолюдинка, которая просит её сиятельство подождать. И попыталась Юлиана Громова вид царский да невозмутимый принять. И махнула леди рукой, мол, ступай, девица, пока казнить не велела. А сама, позабыв о приличиях, в пышечку мясом начиненную зубами вгрызлась, как только Ленора за углом скрылась. Коротала душенька светлая минуты одиночества забавами царскими. И подружке дней своих суровых и не очень, голубушке дряхлой весточку первым купидон отправила: приходи, мол, заждалась. И домовых казнить велела, разгневанная их непрофессионализмом. Слишком громко холопы низкорослые столы передвигали. И опечалилась отсутствием сударя своего белобрысого поблизости. Опечалилась и в мысли свои погрузилась, перестав обращать внимание на вокруг происходящее. И горе тому, кто девицу высокородную из дум выдернет. - Гневает царицу белокурую, когда едой разбрасываются. Негоже продукт переводить, - фыркнула душенька золотая, слизывая с пальца бульон. Ноги неприятно покалывало, но не более. Обезболивающие в виде ониксовых крыльев, болтающихся на шее, действовало на отлично. Небольшой ожог сходил на нет, благодаря быстрой регенерации. Древнир, храни гены оборотней! – Где хлеб?! Нет хлеба? Несите пирожное! – приказы императрицы сыпались один за другим. Дискомфорт доставляли только мокрые джинсы, а заклинание сушки как назло вылетело из головы. А вот была бы тут Золоторёва… - Ты жива? - Это было покушение на Ворону Прекрасную и Великолепную! Виновника задержать и в темницу, казним на рассвете, - раздосадовано особа кровей голубых Главе Светлых пожаловалась и пустила слезу царскую. Да сразу глаза промокнула, ибо не положено царице при крестьянах душу изливать. И только душенька светлая в себя пришла после потрясения от покушения и едой пренебрежением, как жертва казни королевской улепетала на поиски приключений. - И кого нам теперь зомбировать, Чайковская? – хлюпнув носом, поинтересовалась милая девочка Юленька.

Чайка Сонливая: - Что? - Упустив момент, когда Ленора свалила в туман (потому что на пирожок отвлеклась и жевала его, пока пятый в руке не оказалась пятая попка чуда выпечки), Сонливая насупила брови, полная решимости исполнять приказ прекраснейшей из какаошных, и, вскинув руку с попой пирожка вверх, вскричала: - В погоню! Коней! Шубу! На призыв тут же выскочили двое из ларца и послушно поставили перед Вороной тарелку селедки под шубой. А Чайковская тем временем схватила Конька-Горбунка за длинные уши ослинные, взгромоздилась меж горбов его верхом, и, пришпорив, вылетела на нем пулей из зала. >>по следу

Алесь Радомиров: ->Лестница атлантов Самый лучший способ забыть поо любую желчь в мире — это быстро-быстро смываться от потревоженной пятки атланта. Просто-таки мини экзистенциальный кризис, когда меняются приоритеты, причем кардинально... А если попытаться объяснить все без помощи умных слов — надо проскакать со ступеньки на ступеньку до того, как тебя, возможно раздавят. Возможно и обратное, конечно, но это не такая судьбоносная вероятность. Именно поэтому Алесь и Лина пробежались по лестнице с такой скоростью, что дух захватило. Не отхватило его, к счастью, и в том помещении, где они оказались. — Ух ты! — только и выдыхнул Алесь. — Вот это и есть жар-птицы! Никем другим пернатые красавицы просто и быть не могли, летая меж свечей и освещая все собой, даже пожалуй ярче, чем они. Зал был полон столов и столиков. — Ага, здесь едят. Это хорошо. Самое важное, на новом месте знать, где можно навернуть хороший обед... — он подумал о чем-то еще мгновение (возможно, о пирожках), а потом решился-таки на нечто более животрепещущее: — Я думал, что школа — это сплошные правила, здесь не сиди, туда не ходи, не стой под грузом, а тут... весело! Типа запреты потом будут?)

Лой Ивер: - Ага, - откликнулась Лина, тяжело дыша. - Вот это половина СО, а это - ТО. Обычно к завтраку сюда вытаскивают ларец с двумя молодцами, они оттуда выходят и накрывают на столах скатерьти-самобранки. И каких ты только не найдешь! Мне особенно нравится блинная, я ими с утра обжираюсь. Но обед и ужин проходят тоже здесь. Кстати, пока мы бежали сюда, там была дверь с левой стороны - это кухня. Туда тоже можно в любой момент заскочить и перекусить. Лина пристроилась рядом с конем-горбунком, скользнув рукой по его гриве. — Я думал, что школа — это сплошные правила, здесь не сиди, туда не ходи, не стой под грузом, а тут... весело! Типа запреты потом будут?) - Ну-у-у... Замок большой, всего ведь не увидишь, - девочка лукаво улыбнулась, - Правила у нас в школе есть, но если ты на Темном, мне кажется, тебе намного больше спускают с рук. А если еще и подружишься с Главой, то вообще шикарная жизнь. Самое главное правило, это не причинять вред другим, с этим у нас жестко. А на тему остального - говорят, у Завуча везде есть глаза, так что будешь творить фигню, смотри, чтобы тебя не поймали! Маленький конь, размером с пони, отстранился от нее и пошел дальше бегать по залу. - Ну что, пошли дальше? Хочу тебе показать одно клевое местечко. -> Крыша Башни

Хоакин Аристе: День только вступал в свои права, а в Зале Двух Стихий уже было необычайно светло. Обеденные столы ждали учеников, ломясь от представленной на них еды. Хотя разнообразие не радовало, скорее количество: два три блюда на столе, зато по три тарелки одного блюда на человека, словно все жители превратились в великанов. Особенно маленькие хрупкие первокурсницы. Хотя для Хоакина такая порцияже не выглядела чем-то огромным. Простой завтрак максимум на две персоны, и не нужно делить его на трех человек, как раньше. Хоакину показалось, что все столы заполнены одинаковой едой, хотя на самом деле это было не так. Каждый стол были укрыт отдельной скатертью-самобранкой, и Аристе выбрал ту, которая больше походила на завтрак: омлет с беконом, блинчики с джемом и, конечно, кофе и чай вс немеренных количествах. Удобнее устроившись за столиком юноша принялся оглядыватьискать окружающую обстановку, не забывая периодически принимать пищу.

Эля Зимина: Завтрак! Как много в этом слове!... Особенно для студентов Тибидохса, которых мы сейчас можем наблюдать лениво ползущими в Зал Двух Стихий. Что удивительно, сегодня в их числе была и Зимина. Обычно девчуля была готова на что угодно, лишь бы лишних пять минуточек поваляться в мягкой постельке да под теплым одеялком - и посему завтраки посещала примерно с той же частотой, что и Грызиана Припятская какой-нибудь Череззаборногузадерищенск (примерно 0,0000005 процента вероятности). Впрочем, объяснялось это чудо (ха!) просто - всю ночь Эль писала накопившиеся за месяц учебы домашки и обзоры, чтоб все же не вылететь за неуспеваемость и не вернуться в лопухоидный мир, имея в запасе знаний только Дрыгус-Брыгус да парочку бытовых заклинаний. И сейчас она с целеустремленностью зомби топала к Залу, дабы подкрепиться перед долгим сладким сном до самого заката. *** "Время Есть. Есть "Меллер"... Ээээ?" - очнулась она от полудремы, плюхнувшись на лавку ближайшего столика. - "Мозг, милый, что с тобой? Минутка рекламы на нашем радио, не иначе?..." - задала себе риторический вопрос. И тряхнула лохматой головой, попытавшись прогнать странноватые мысли. Зря. Ой как зря - буквально в миллиметре от ее щеки пролетела, опасно сверкая зубчиками, вилка с наколотой сосиской. Шикнув на свою соседку, Зимина аккуратно подцепила блинчик из общей тарелки... но спокойно поесть темной точно было не суждено - аккурат за ее спиной раздался страшный грохот.

Хоакин Аристе: Утро начинается с кофе, да, и только с него. Найдя самую холодную на столе кружек, Аристе заметил пару девушек, пристроившихся напротив за его столом. Одна из них жевала сосиску, другая - более уставшая на вид - бросала на первую пламенные взгляды и в упор не замечала Хоакина. Мысленно улыбнувшись, юноша отпил свой божественный напиток, которому, к слову, не суждено было дожить до полного исчезновения в желудке принца. Какие-то неведомые силы - козни учителей, не иначе - заставили чашку в его руках вытелеть и разбиться за спинами девушек, причем с таким звуком, словно это сам Аристе растянулся поверх этой чашки и для верности ударился еще пару раз. - Ледник всемогущий, - воскликнул юноша, вставая со своего места и озираясь по сторонам. Единственное, что он успел заметить, это рыжую шевелюру, в эту же секунду покинувшую двери зала. - Так и знал, - подумал принц, обойдя свой стол. Благо, никто не пострадал. Самый большой осколок лежал под стулом той самой уставшей девушки и, благо, никак не задевший ее. - С вами все в порядке, леди... эм… прошу прощения, не знаю вашего имени, - юноша присел на колено рядом со стулом девушки, подбирая злосчастный осколок, - Понять не могу, как все это произошло. Он поспешил убрать осколок в карман облегченной кольчуги и присесть рядом с девушкой. - Хоакин I Аристе, можно просто Кино, - произнес он, чуть наклонив голову в полупоклоне.

Эля Зимина: Знаете, что Зимина делала в экстренных ситуациях? Правильно, тупила. И тупила безбожно. Сейчас этот эффект был усилен бессонной ночью и недостатком глюкозки в организме - откусить от блина девушка так и не успела. Впрочем, сейчас ей это было на руку - девушка даже особо испугаться не успела, как в следующий момент рядом с ней оказался какой-то красавчик в... доспехе? Глаза у Зиминой стали по 5 копеек. Мда, ну зато проснулась. - С вами все в порядке, леди... эм… прошу прощения, не знаю вашего имени. Понять не могу, как все это произошло. Хоакин I Аристе, можно просто Кино, - и он занял свободное место рядом с ней. - Зимина Эля, Первая, Единственная и Неповторимая, - хохотнула та, параллельно пытаясь не порезав руки проверить волосы на наличие стеклянной крошки. - Кажется, мы виделись пару раз на лекциях. Но все же, есть у Вас мысли, что это могло быть?

Хоакин Аристе: Неповторимая... кажется, именно это слово запало юноше больше всего. Да, именно так и можно было описать девушку. Сколько он встречал красавиц-фрейлин в своем королевстве, сколько они не пытались прицепиться к наследию королей, ни одна из них не была и близко похожа на эту девушку. Чего стоили одни только глаза, глубокие, серо-зеленые глаза. Юноша слегка запнулся, когда представлял себя, его голос слегка дрогнул, но все же он смог сдержать себя в руках и достойно закончил фразу, не в силах оторвать взгляда от девушки. - Я запомню только последнее слово, - слегка усмехнувшись выдал принц, подхватив ладонь девушки для поцелуя, как принято в его царстве, - В ваших волосах нет ничего страшного, чашка разбилась ровно на три осколка, даже не оставив мелких песчинок. Юноша убедился в своих словах, мельком глянув на волосы девушки. Услышав ее вопрос он лишь усмехнулся вновь, потерев двумя пальцами глаза и переносицу. - Я просто уверен, что моя теория об этом событии верна, но озвучить ее я пока не могу, - Хоакин достал один из осколков, по очертаниям напоминающий сердце, и положил на стол около тарелки девушки, - Кружки сами так не разбиваются.

Эля Зимина: Вообще, Зимина особо не любила, когда ее трогают незнакомцы - еще бы, с ее-то прошлым. Но все же она сдержалась и не стала убирать ладонь из руки Кино, когда он деликатно приложился к ее ручке. И, к ее вящему удивлению, это оказалось совсем не неприятно. Слегка заалев, и чуть было не уйдя (как это часто с ней случалось) в собственную рефлексию по этому поводу, она с трудом сосредоточилась на словах собеседника: - ...Я просто уверен, что моя теория об этом событии верна, но озвучить ее я пока не могу. Кружки сами так не разбиваются, - Кино достал осколок удивительно симметричной формы, с ровными кромкой и без единого скола. Памятуя о магической технике безопасности, первым пунктом которого было "Не трогать незнакомые предметы!", Зимина оставила при себе свои загребущие ручки. - Действительно. Его словно... вырезали, что ли, - Эль лихорадочно рылась в памяти на предмет анализирующих заклятий, но, как назло, не могла вспомнить ни одного подходящего. - Должно быть, сильный маг поработал, такая концентрация вряд ли под силу младшекурсникам. - Зиминой становилось все интереснее - чтобы это все могло означать?

Хоакин Аристе: Кажется, все остальные, кто находился в зале, просто исчезли из виду. Юноша смотрел на девушку, девушка - на осколок, а осколок мирно лежал себе на столе и никого не трогал. И вообще привлекал к себе странное внимание. - Знаешь, - Хоакин вдруг резко взглянул на осколок, - Кажется, кружка пошла трещиной еще в моих руках, дело было за малым: опрокинуть ее. В прочем, как я уже сказал, я знаю ответ на твой вопрос. Но отвечу на него позже. Аристе подвинул осколок ближе к тарелке Эли, и тот слегка замерцал еле заметным светом, что удивило юношу, но не настолько, чтоб на его лице дрогнул хоть один мускул. - В нем нет ничего страшного, иначе мой амулет-определитель опасности уже выл бы на весь зал или прожег мою кожу. Это просто стекляшка, - Хоакин улыбнулся и постучал ногтем по стеклу, - И, я думаю, она означает, что я просто обязан пригласить вас прогуляться со мной и, возможно, пообедать где-нибудь в уютном месте, спрятавшись от лишних глаз. Юноша широко улыбнулся и чуть наклонил голову, ожидая положительного ответа. А как иначе?

Эля Зимина: - В прочем, как я уже сказал, я знаю ответ на твой вопрос. Но отвечу на него позже, - Эль медленно кивнула в знак согласия, не отнимая взгляда от стекляшки. - Позже - так позже, но не надейся на то, что я про это забуду, - не стала она настаивать. Переход на "ты" состоялся успешно. Осколок магическим образом притягивал к себе взгляд, на него хотелось смотреть и смотреть еще, но тут в животе Зиминой тихонько заурчало. Она чуть-чуть дернулась и кинула на Кино быстрый взгляд - не заметил бы. Впрочем, это осталось незамеченным, и Эль немного расслабилась, очаровательно улыбнувшись в ответ на предложение прогуляться. - Разумеется, я согласна. Кому нужен сон, если можно найти приключения? - усмехнулась она, нашаривая ручку сумки, небрежно повешенной на спинку стула. - Куда пойдем? Свежий воздух сегодня, кстати, очень свеж, - вспомнила она утренний дождичек. Дождичек сопровождался ветром, спокойно сбивавшим с крыла купидонов.

Хоакин Аристе: - Позже - так позже, но не надейся на то, что я про это забуду, - сказала девушка, не в силах оторвать взгляд от стеклянного сердца. Впрочем, Хоакин так же был заворожен блеском стекляшки, словно она и вовсе не была вырезана из обычной стеклянной прозрачной кружки, а была сделана минимум из хрусталя. На предложение прогуляться, которое Аристе смог выдать спустя несколько завороженных минут, Эля ответила положительно, и юноша очаровательно улыбнулся, еще шире, чем сделал это в прошлый раз. М-да, не часто ему удается хорошенько размять щеки улыбками. - Стоит посетить парк или побережье, можно устроить пикник, - Хоакин встал и схватил стекляшку, засовывая ее в карман на ходу и подхватывая девушку за руку, - Позволь помочь тебе подняться. За окном сверкало солнышко, несмотря на то, что ранним утром по Буяну прошелся дождь. Идея о пикнике показалась юноше весьма привлекательной, поэтому он уставился на девушку, ожидая, пока та соберет все нужные вещи.

Эля Зимина: - Шок Пикник – это по-нашему! – лукаво усмехнулась темная, храциозна поднимаясь (ну, насколько это было возможно для девы, чья «л -ловкость» была притчей во языцех). Вообще, Зимина редко выходила за пределы замка, тусуясь, в основном, в Жилой башне и библиотеке. Хотя даже в таком небольшом пространстве, она умудрялась находить на свою пятую точку приключения. Видимо, как ни прячься, а авантюриста судьба найдет где угодно :) Но для полноценного пикника требовалось позаботиться об антураже. Впрочем, утренняя зарядка в виде спуска-подьема по лестницам Тибидохса девчулю, знаете ли, не прельщала, а посему требовалось помагичить. Слава всем возможным и невозможным богам, не так давно Эль устроила грандиозную уборку в своей берлоге, в ходе которой навела полный порядок, и теперь точно знала где и что в ней лежит: - Хап-Цап! - сконцентрировавшись, выпустила она алую искру. Так, полет нормальный! Правда, в самом конце Эля чуть-чуть потеряла фокус внимания, за что и поплатилась небольшим куском пледа, навсегда исчезнувшим в дальние дали (если бы она попыталась поискать, он нашелся бы гордо реющим вместо страусиного плюмажа на чьих-то старых доспехах в закоулке у Лестницы Атлантов). Выпустив вторую искру, девушка призвала свою бракованную самобранку – ну какой пикник да без, эм, своей главной составляющей? И теперь в ее сумке находился набор минимально необходимых и достаточных для выживания на пересеченной местности предметов первой необходимости. - Ну вроде все. Теперь мы укомплектованы для посещения чего угодно, даже Запретного леса. Летс гоу, - улыбнулась она Хоакину.

Ленора: Внимание! Осторожно, Хеллоуин!! Это может нанести вред вашему здоровью! Самое главное событие острова распахивает свои двери перед всеми желающими! Ночь Хэллоуина опустилась над Тибидохсом! Солнце нехотя но закатилось за горизонт, передавая на какое-то время брозды правления ночи. Но, именно на этот раз тьма настроена серьезно и просто так не уступит свету, а вместе с тем темные силы уже вылезают из своих пристанищь, хищно облизываются и ехидно скалятся, надвигаясь на замок. А тем временем в Зале двух стихий развернулось что-то по-настоящему грандиозное! По лопухоидным меркам не меньше премии Оскар. На организацию вечера ушло больше двух недель, 34 домовых и все дырки от бублика, которыми располагал ГИТ и Лой Ивер, взявшая на некоторое время шефство над ленивыми жопами. Но, оно того стоило: зал было просто не узнать. По законам жанра освещение было весьма интимным, музыка - зловещей, еда - подозрительной, приглашенные гости - попахивали кладбищем. Но, все по порядку.. Как и раньше, повсюду стояли столики, но на этот раз на европейский манер, все было сделано как фуршет, чтобы все ходили, общались между собой, слушали музыку, танцевали, устраивали потасовки и все в таком духе.. Меню тоже было пересмотрено, взяли в аренду новые скатерти-самобранки, даже искушенный обжора остался бы довольным и не ушел голодным. Повсюду красовались резные тыквы 🎃, злобно косившиеся на отдельных товарищей (понять, кто именно им не нравился, было весьма сложно, поэтому если вы потянулись за каким-нибудь угощением, а тыква попыталась отгрызть вам руку, не стоит с ней связываться). Купидоны в костюмах привидений пролетали с подносами и раздавали напитки, а на специально сооруженной сцене исполняли свои музыкальные трэки какие-то мертвяки, именующие себя группой «Восставшие из Ада» (Ленора три дня ходила по лысогорскому кладбищу и его окрестностям и проводила кастинг). В отдельном бассейне русалки с коктейльчиками травили пошлые анекдоты, а неподалеку от входа Йети за обнимашки делал бесподобное мороженное. На вечер было запланировано много чего интересного, и народ уже начал собираться, каждый приходил в каком-то костюме, только Дракул было около четырнадцати штук, но встречались и особо извратившиеся в костюме тюбика горчицы или ростовой куклы Чебурашки. Ленора вышла на сцену, музыка смолкла, ведьма взяла микрофон и сделала небольшое объявление. - Зловещего вечера, дамы и гостода! - ее голос эхом разнесло по всему залу, привлекая всеобщее внимание. - Совсем скоро мы начнем наш праздник, а пока все подтягиваются, перед вами со своим красочным файер-шоу выступит троюродная племянница дочери Диабло - Эллория. Сразу предупреждаю, что во избежании серьезных травм и ожогов во время выступления жарить сосиски и маршмэллоу не допускается. Итак, встречайте! Ленора поспешила уступить место на сцене. А сама исчезла в толпе.. Перед входом в зал красовались таблички: «Не проходи мимо!» «Идешь сам - захвати друга!» «Хороший костюм - залог интересного вечера!». А у дверей стояла маленькая девочка с корзинкой в образе Красной шапочки и раздавала пирожки с предсказаниями. А тех, кто пытался пройти в затасканных джинсах и футболке, съедал Серый волк. Пока было не известно, выплюнет он всех назад или нет, но у него в животе уже собиралась своя тусовка.

Эвриал Горгонов: Горгонов думал, что опаздывает. Но, войдя в зал, увидел, что он прибыл одним из первых. По случаю Хэллоуина преподаватель нежитеведения облачился в костюм пирата. А конкретнее - Капитана Крюка. Только вот заблаговременно заменил крюк на руке штопором, такое себе ноу-хау. А все для того, чтобы удобнее было открывать бутылку рома, которая реквизитом как раз не являлась. Ее Эвриалу достала со дна одна русалка. Так что напиток был с выдержкой. - Йо-хо-хо! - прорычал Горгонов-пират. - Всем веселого Хэллоуина, бушприт твою в компАс!

Василиса Побежали: В любой порядочной магоптике (за ваши дырки от бубликов, разумеется) вам предоставят стёклышки на любой вкус, запах, цвет и размер: от розовых очков, в которых всё - сплошной зефир и пони, до пенсне для подслеповатого третьего глаза. Васька для карнавала очки себе выбрала серые. Всё вокруг в них виделось блёклым, стрёмным и катастрофически скучным. "Осенняя Хандра - очей очарованье", - саркастически оценила себя девочка перед тем, как отправиться в Ночь. Пожалуй, это означало, что костюмчик сидел как влитой. - Всем веселого Хэллоуина! - подозрительный дяденька с кухонным прибором вместо руки оглушил Осеннюю с самого порога. Восклицал он, конечно, в пределах допустимых децибел, но когда ты хандришь, даже мыши скребутся слишком громко. - Ох-ох-ох, - ворчливо поправила дяденьку Хандра, по пути выудив из корзинки Шапочки единственный подгоревший пирожок. По её мнению, обстановочка скорее разочаровывала обилием красок, огней, сладостей и любопытных штук. Да и сам дяденька разочаровывал: определённо, он был знаменитой личностью. А Хандра терпеть не могла истории, сказки и сказочников, и про пиратов мало что знала (хотя идея "много знать, состарится и умереть в расцвете сил" в перспективе была привлекательной). Если разломить пирожок, внутри будет маленькая записка с предсказанием: "Грядут перемены, очень скоро они коснутся и тебя". С любовью, Красная Шапочка.

Гроттер: "Ведьма? Ведьма! Живем, Рычарг!"(с) Ольга Громыко Вы когда-нибудь что-нибудь выпрашивали у домовых? Нет? Ваше счастье, выцарапать (на благие цели, между прочим!) у нечисти что-то под Хэллоуин практически невозможно. Но когда у тебя там связи в лице личного кабинетного Леля, жизнь становится проще. Перед праздником профессор Славмиф посыпала голову пеплом. В буквальном и переносном смыслах - образ Бабы Яги вышеупомянутый Лель не оценил и, гнусно завывая от хохота, ушел праздновать к своим. Итак, вдохновенные седые хаера, одежда из самых замызганных половых тряпок Тибидохса, немножко украшений для кокетства, боевая бандана в бодрую черепушку - и вот от вас шугается и сплевывает, крестя лапой, даже родная кошка. Мертвецкий праздник было видно и слышно издалека. Исподтишка дернув Волка за хвост, Баба Яга цапнула у Шапочки из корзинки пирожок и едва не сжевала бумажку вместе с начинкой, но вовремя выплюнула и спрятала в укромный кармашек юбки. -Ишь ты, коптилка костлявая! Огнем так и палит, так и плещщщет... Горыныча ртутью напоить да скипидару в... Гм... Организм залить - не хуже плевать будет! Али еще можно к перегару молодецкому поджиг подвести... - хихикнула Яга на выступление фаер-ведьмы и тут заметила Крюка. Важного, так сказать, мущщину, с удобным приспособлением на руке. -А скажи, касатик, для чего у тебя штопор на руке? Уж не для того, чтобы бутылочку какую-нибудь открыть? - глаза старухи заблестели и она вынула из-за пазухи бутылек с чем-то зеленым и клевером на этикетке. На феях настояно, оцени, касатик!

Эвриал Горгонов: - Медузу мне в ...! Хондруля, ты ли это?! - радостно вскрикнул Крюк и заграбастал девченку в свои медвежьи объятия. - А я ж тебя помню ещё вооооот такусенькой *сжал пальцы здоровой руки, показывая размер с фасолину* Мы с твоим дедом Депресняком Ипохондривичем не хило оттопырились на Тортуге в свое время! Ну, не скучай тут, лопни моя селезёнка! Подмигнув Хондре он развернулся, чтобы идти в сторону столов с закусками, но тут же наткнулся на Бабу Ягу. -А скажи, касатик, для чего у тебя штопор на руке? Уж не для того, чтобы бутылочку какую-нибудь открыть? На феях настояно, оцени, касатик! - Бульбуль....Ээээ...Бабуля, Вы,без сомнений, дама хоть куда! - Капитан расплылся в самой обворожительной своей улыбке. - Но, разрази меня гром, если я еще раз отхлебну зелье вашего брата! Как то раз одна ведьма, не только по профессии, но и по жизни, как оказалось, угостила меня нечто подобным, ага... Так я на нее спустил все награбленные сокровища и месяц (!) массажировал костяную ногу! Так что без обид, мадам.

Анна Рысина: Из-за леса, из-за гор… ах, нет, это совсем другая история. В этой всё намного хуже – тут некая дама, смутно напоминающая Рысину (а пахнущая скорее нафталином пополам с тройным одеколоном), восстала из мёртвых выползла прямо из-под стола, сыто икнула и неторопливо слизала с пальцев кровь. Или кетчуп. Или варенье. Или чёрт его знает что – от женщин в свадебных платьях и без жениха в комплекте можно ожидать всего. Девица (а при ближайшем рассмотрении бабёнка на женщину в возрасте не тянула, хотя выспаться бы ей явно не мешало – выглядела она как труп, чесслово!) одёрнула сбившиеся юбки и томным взглядом окинула зал. Народ на праздник не спешил, а потому вычислить жертву не составило труда. Дева победоносно улыбнулась, кокетливо поправила съехавшую набок фату и уверенно продефилировала в сторону пирата. – Женщина, подвиньтесь! – Гаркнула волоокая нимфа, активно проталкиваясь к мужчине своей мечты. Правда, к ней в мечты попадали абсолютно все особи мужского пола… но сейчас не повезло именно Капитану. – Бомжур, красавчик, – уже пропела мадемуазель, активно хлопая ресницами и всячески стараясь мужику понравиться.

Эвриал Горгонов: – Бомжур, красавчик. - послышался сладкий женский голос из-за спины Крюка. Морской волк, расправляя усы, повернулся, дабы узреть прелестную обладательницу этого голоса. - Мать моя медуза! - вырвалось у него, когда он увидел сию красотку. Рукой-штопором он схватился за сердце, при этом чуть не оттяпав себе этим инструментом половину левого уха. Вернув самообладание, Крюк снял треуголку и склонился в глубоком поклоне. - Полных парусов и сухого плавания, мадмуазель! - выпрямился и сделал два больших глотка из бутылки. Икнул. Посмотрел на новую знакомую и поспешно отхлебнул еще два раза.

Лизонька Волкова: Волкова напоследок посмотрелась в какую-то отражающую поверхность, по пути в зал двух стихий. Длинный полосатый хвост весело подрагивал при каждом шаге. Девушка поправила волосы, которые окрасились почти полностью в сиренево-розовые полосы, под цвет костюма, кое -где пришлось поработать специальными мелками для волос, но врожденная способность придавала магичности, ибо полосы «гуляли» по голове, меняя пряди и цвета. Полосатые ушки навострить и вперед к праздничному настроению. *** Чешир взял небольшой пирожок из корзинки у красной шапочки и задорно подмигнул Серому волку. Люди стекались в зал и Чеширский Кот обвел глазами зал, в поисках компании, а лучше бутылочки чего-нибудь горячительного. - Полных парусов и сухого плавания, мадмуазель! – Громкий голос за спиной был настолько неожиданным, что Чешир аж подпрыгнул. -Добммммрррго вечерочка – промурчал Чешир взяв у купидона сразу два бокала, приговорил их, и расплывшись в улыбке, добавил, – если Чеширский Кот улыбается, значит это кому-нибудь нужно, - задумчиво произнес Кот, теребя оборванную ленту на платье у мертвой невесты, и мелькнув хвостом уж хотел было удалиться, но не спешил, а лишь бережно прижал к груди еще один бокальчик.

Гроттер: Баба Яга, услышав ответ пирата, томно захихикала, поправляя седые патлы, выбивавшиеся из-под банданы. -Могём, умеем, практикуем, касатик! Месяц - это ты дёшево отделался, обычно спохватываются на энном ребёночке. Опыт, штоле, большой, ммм? - старуха игриво пихнула Крюка в бок, предусмотрительно избежав острого штопора. Тутдо капитана начали подваливать конкурентки - хмурая девица в очках и глюкавая мертвячка в костюме невесты. -Што, женишка у алтаря долго дожидалась? - во все оставшиеся зубы Яга улыбнулась "невесте". -Так, поди, и этот молодухам предпочитает постарше? "Сгинь, вобла костлявая!" - Ягусенька незаметно сделала отвращающий жест под подолом кофты. -Так што, касатик, если не пьём, так хоть потанцуем?

Анна Рысина: Наличие возможной свекрови да ещё и в облике медузы несколько смазало первое впечатление о мужчине-мечте, но Невеста была дамой отчаянной по жизни (и в ней же отчаявшейся), поэтому улыбнулась пошире, присела в реверансе пониже, грудь выпятила как можно сильнее… В общем, как могла поспособствовала своему будущему замужеству. – Аннет, – томно выдохнула кокетка и протянула Капитану Штопору ручонку. Видимо для лобызаний и прочих нацеловываний. Наличие "траурной" каймы под ногтями и кровавых разводов на манжетах мадемуазель ни капли не смущало – она считала это своим особым стилем. Заскорузлой изюминкой, если хотите. К несчастью, мужчина-мечта был мечтою не только бледнолицей девы. Вокруг Крюка коршунами кружили дамочки всех возрастов, цветов и размеров. И всё бы ничего, но Аннет уже положила на Кэпа глаз (и почти что – свой бюст). – Женщина, танцуйте уже отсюда, – ласково прошипела девица упёртой ведьме, не прекращая активно улыбаться Капитану, – Дай дорогу молодым и всё такое…

Эвриал Горгонов: - Девочки, не ссорьтесь! Вы обе красавицы! - расхохотался пират. Ему явно льстило внимание дам. Пусть с "красавицами" он и переборщил, но ром, ударивший голову морскому волку, слегка подправил изъяны собеседниц. Крюк накатил еще разок прямо из горла и смачно отрыгнул. Затем притянул к себе обеих за талии, не забыв ущипнуть за приятное место. - Пора бы растрясти кости, тысяча чертей! Первый танец Ваш, Ягуся. Только чур не привораживать, порчу не наводить, зельями не спаивать! - отпустив Невесту, он повел вторую спутницу на танцпол. - Жди меня и я вернусь, мон шери! - послал воздушный поцелуй с ароматом рома Невесте. А Чеширу отсалютировал и знаком показал: "Ну наливай, брат, наливай!

Лизонька Волкова: Кот все так и стоял, с хитрой улыбочкой наблюдая за двумя дамочками, обхаживающими крюкастого парня-пирата. И не прекращал одной лапой теребить платье мертвой невесты, при этом прижимая к груди бокальчик с каким-то напитком, сходу дававшим в голову, другой лапой. Парень с рукой-насадкой отсалютовал Чеширскому, когда уходил на танцпол с бабулей(если можно так подумать) и Котяра не долго думая отнял у одного из купидонов бутылку с горячительным, предварительно осушив бокальчик и с томной улыбочкой поставив его на соседний столик. Теперь в лапе покоилась уже бутылочка, а другая лапа оборачивала во второй или в третий раз ткань платья вокруг пушистой оси. -Нууус, барышня, какие цели преследуем? - Чешир слегка зажмурился и распахнул свои большущие глаза, которые на этот раз прямо таки засияли хитростью и загадочностью. Пока Котецкий не знал, чтобы такого интересного натворить и лишь присматривался к окружающей его обстановке.

Ламия Форс: Желтоглазая, как обычно опаздывала, поэтому, путаясь в складках тёмного платья в пол, спотыкаясь и чертыхаясь, быстрым шагом приближалась к Залу, где активно начиналось веселье. ...не думала, что ты мазохиста, милочка, - пропела внутри вечная собеседница, - вырядиться мной?!.. Не боишься? Девушка лишь привычно отмахнулась от досадливой дьяволицы, поправила своеобразную остроконечную корону и, мимоходом взглянув в зеркало, зашла в Зал. На пороге цапнула пирожок из корзинки и потрепала Серого по щечке. Среди соответствующего антуража и неожиданно задорных мотивов кучковались первые пришедшие. Компания подобралась на милость разношерстная, причём и в прямом смысле слова - поддатый Чешир ласково трепал - или трепался?.. - со смертовидной невестой, пока крюкорукий веселил в танце костеногую, и все это сопровождалось Хандрой. - Всем злоужасного вечера, - плотоядно улыбаясь поздоровалась новоявленная Геката, и выудила с пролетающего мимо подноса бокал с чем-то подозрительно алым и тягучим.

Даниил Конёв: «Черт, старость не радость. И откуда мне вообще пришла в голову такая бредовая мысль, как обратится к агентству «Стареем с Хоакином быстро и необратимо»? Надо было просто иллюзию наложить…» Хотя на самом деле, Конев ворчал не более, чем из вредности – образ получился реалистичным и в целом хорошим, правда, нужный амулет у деда Хоакина раздобыть так и не получилось. Усмехнувшись в бороду, Конев вошел в зал Двух стихий и с интересом окинул взглядом всех здесь присутствующих. «Походу, преподы тоже празднуют. Это плохо. Боюсь, мне и всыпать могут за столь длительные прогулы. Однако, это Хэллоуин в школе колдуйбабства, так что авось произойдет что-нибудь в меру злобное и отвлечет внимание старшего… Или не особо поколения от моей скромной персоны…» Данил по-стариковски захихикал. «Кстати странно, что я не ощущаю груза прожитых лет. Вот точно помню, чем занимался почти восемьдесят лет в другом мире, но вот создается у меня такое ощущение, что месяца три прошло, не больше. Даже характер почти не изменился… А, не о том думаю! Что, зря я столько времени потратил ради образа? Я сюда веселиться пришел!» - … «Ах да, я же молчун. Надо по-другому поздороваться…» - Sonantis tonitrui! – прошептал старец. На создание этого заклинания у него ушло несколько лет, ибо свободного времени было маловато, а знаний немного не хватало. Но результат оправдывал потраченное время – по сути, оно делало очень ослабленную версию Грозового зова, порождая маленькую тучку, что с громким «Бах!» било молниями во все рядом находящиеся объекты. «Здрасьте, так сказать…»

Анна Рысина: Брошенная практически у порога своего счастливого будущего Аннет со слезами на глазах (и с матами на устах) провожала свою очередную чуть было не свершившуюся любовь. Как-то вот не везло её по жизни с любовями и счастьями… А вот на котов и прочую живность (козлов, баранов и прочих земных тварей в человеческом обличие) ей очень даже везло. Особенно много было последних. Ну, или во всяком случае, Аня считала, что таковых более чем достаточно. Тяжко вздохнув, вечно расстроенная вечная невеста обратила свой печальный взор на Чешира, мрачно размышляя о возможной судьбе сильной и независимой женщины с гаремом из кошаков. – Да какие тут цели… Мне бы замуж выйти, а цели подождут, – трагичным голосом сообщила хвостато-полосатому Невеста и решительно забрала у него бутылку явно же успокоительного горячительного напитка, – Может, знаешь кого молодого, холостого, красивого?.. Ну, или хотя бы богатого, тогда можно даже и не очень молодого, а то и вовсе хромого-горбатого… Но чтобы до алтаря точно доползти смог! Как вы уже поняли, Невеста у нас была не из привередливых. И не только в отношении мужчин – вмиг прикончила бутылку и даже бровью не повела! Ещё и добавки потребовала.

Александр Холод: Сашка вошел в Зал Двух Стихий твердым размашистым шагом. Пока шел он уже дважды наступил себе на подол платья, но это его не шибко смущало. По правде сказать, этой ночью на земле найдется мало вещей, которые действительно смогут смутить его. Остановившись он огляделся по сторонам. Его не интересовали ни пирожки, ни чертовы купидоны, снующие туда-сюда, ни даже розовые привидения (хотя интересно, кто, как, а главное, ЗАЧЕМ их заколдовал таким хитрым образом). Саша искал общества. Под мышкой у него был литровый бутыль огненного Огденского виски (Особый магический сорт. Випившего такого виски на пару секунд отрывает от земли). А на поясе болталась бензопила. Завидев ближайшую кучку ряженых, Александр решил присоединиться и подоспел, как раз на самом интересном месте. Дохлая невеста, как раз описывала мужчину своей мечты. По всему выходило, что всякий, кто под себя не писается, запросто может стать ее королем. Подойдя вплотную, Саша втиснулся в круг говоривших, попутно ущепнув за попу девушку в костюме Чеширского Кота. Хотел еще Невесту за талию приобнять, но та стояла далеко, да и рука бутылкой была занята. А пушистик приятный на ощупь, -подумал про себя Саша, а вслух сказал. - Эй, народ, а почему привидения сегодня розовые? Особое распоряжение директора? А потом, чуть тише добавил, указав взглядом на бутылку в руках Невесты, - А тут со своим пускают?

Лизонька Волкова: Из мягкой лапы, бережно оберегающей и прижимавшей к себе бутылку, полумертвая барышня в фате решительно выдернула бутылку с веселящим напиточком и Чешир прямо на глазах пригорюнился. Чтобы было заметнее его скорбь по осушенной девушкой бутылке, он промокнул глаза другой лапой, на которую накрутил уже почти весь подол платья и решительно высморкался в него. -Ради всех чаепитий сумашедшего Кролика простите, - Шаркая большой полосатой лапой пробормотал кот и распутал свою лапу от подола платья невесты, аккуратно расправляя его сзади. На белой, грязноватой с каплями крови ткани рисовалось еще и небольшое зелено-желтое пятнышко. Кот потупил глазки и захлопал длиннющими ресницами, роняя еще одну слезинку на усы. - Только если безумный шляпник, но он далековато будет, зато фату новую сошьет, - подмигивая невесте и позабыв про разыгрываемую комедию пропел Чешир, смахивая с усов нависшие капельки слезинок. -Фрр, - Вырвалось у полосатого и длинный пушистый хвост, резко распушившись обернулся вокруг ног. - Я был бы осторожнее на вашем месте, сударь, - Скалясь прошипел Чеширский и вырвал когтистой лапой бутылку у парня, ряженного в платье, моментально прикладываясь к горлышку горячительного. - Ой-ой, - на несколько секунд полосатый завис в воздухе от неожиданности, ощетинившись, - Вам, пожалуй нельзя со своим, а мне в самый раз. - Прищуривая огромные глазищи продолжал шипеть хвостатый прижимая бутылку к себе, шерсть на спине вставала дыбом, пряди волос заиграли цветами розово-фиолетовыми оттенками меняя место дислокации.

Александр Холод: Саша повернулся в пол оборота и демонстративно уставился на наглого котяру, как будто впервые увидел. - Опаньки! Он говорящий! - воскликнул темный. А еще пьющий, как сапожник.. - Да, все верно, угощайся, - Саня кивнул на бутылку в кошачьих лапах, - Это я специально принес, угостить моих будущих темных калек, хехе.. Было понятно, что Саша имел ввиду колег, но сказал именно то, что сказал. - Ну как тебе праздник? - на самом деле парня интересовало, есть ли у девушки такие же шикарные усы и в обычной жизни, или это просто костюм? Однако вслух не сказал, потому что сегодня ожидался адский кутеж, а дерзкий Чешир, как никто подходил на роль компаньона в этом деле.

Vorona: Громова торжественно шествовала холодными коридорами под громкий лязг тяжелых доспехов. - Дёрнул же хмырь за язык (история умалчивает, но зуб даю, так и было. – прим. ав.), - ворчала Пернатая, направляясь в сторону Зала Двух Стихий. – Говорили тараканы «Рысиной будь, Рысиной». А нет, ей Главу Тёмного отделения подавай, - не унималась Ворона, а ведь был у неё в шкафу припрятанный красный с рюшками пеньюарчик (и не надо на меня так смотреть, Аннушка. На память, на память взяла!) и резиновые сапожки (они сами сбежали, честно вру). Юля в тысячный раз проклинала Лой и посылала девицу в гости к Лигулу, Сатане и прочей живности. А знаете, как иногда жизненно необходимо достать зажеванные попой труселя?! Дай Древнир, чтоб всех уберег от злосчастной участи Пернатыча. Немногим ранее, воспользовавшись отсутствием тёмной в комнате, Ворона позаимствовала с чулана праздничный наряд. Примечательным было то, как заботливо в ряд висели несколько пар совершенно одинаковых доспехов. «На все случаи жизни», умилилась Громова и взяла первый попавшийся. Не забыв поваляться на багровых простынях, Юля прихватила со стенки огромный, по её скромному пернатому мнению, самый острый меч. И если нагрудник был ей велик, остальные части лат неприятно жали: - Вот они, последствия кровяной диеты. Фрукты, Иверша, овощи надо жрать, чтоб тебе у Лигула комфортно было, - продолжала светлая. Да ладно доспехи жали и натирали, это пол беды. Вот болтающийся на бедре меч – сущий дьявол, обещающий наградить девушку синим поцелуем страсти. Над полным образом Пернатая не шибко заморачивалась: косы распустила (не, ну а чё, у Ивер тоже что-то светлое с макушки растёт), губы красным намалевала и помадой на груди корявенько вывела «Лой Ивер», чтоб наверняка. Она бы и сзади написала, но рука не достала. Ограбив Шапку (Громова на правах «Главы» вытребовала всю корзинку), Воронка зашагала к столу с угощениями.

Анна Рысина: Добавочная бутылка (и откуда такие только в школе берутся?) сотворила чудо – Невеста ожила. Ну, не то чтобы прям совсем… но щёчки зарумянились, глазки заблестели, а люди вокруг Ани как по волшебству стали приятнее, даже как-то розовее… На всякий случай Рысенька, конечно, ущипнула розового фея за задницу, но он не то, чтобы не исчез – стал настолько суровой и беспощадной реальностью, что Рысь поспешила ретироваться. Тем более, что организм у неё был вечно молодой вечно пьяный и вечно голодный. Сто тысяч юбок (и даже один подъюбник) грозно зашуршали в сторону одного из столов, по пути сбив парочку гостей и опрокинув какую-то шаткую конструкцию из резных тыквенных голов. Напоследок Аня точным броском пустой бутылки нокаутировала одного из купидонов. – Талант… Ик! Его ведь не пропьёшь, – радостно выдохнула драконболистка со стажем и практически впечаталась в... Лой? Туманный взгляд Невесты с трудом сфокусировался на алых буквах, утверждавших, что этого вот и есть Глава Тёмного Отделения. Пусть даже у неё что-то не то с мордой лица. Да и со всем остальным тоже. – Лой? – На всякий случай уточнила Аня, пристально разглядывая Главу, – А я тебе тут доклад готовила, готовила и… Ик! Приготовила! – тщательно облапав себя со всех сторон, из недр лифа Рысина выудила на свет мятые листы и с видом победителя всучила их Ивер. И пусть на первый взгляд листы были девственно чисты, на последнем можно было прочитать слово, состоящее целиком из мата. Что значил сей опус, доподлинно неизвестно, но сама авторша уже самозабвенно инспектировала фуршетный стол. Видимо, так и было задумано.

Хоакин Аристе: Она шла по коридору почти ровной походкой - было сложно без высоченной шпильки держать хоть какое-то маломальское равновесие. Походка от бедра, так отлично подходившая Лилит, на ее новом сосуде смотрелась смешно, но где было зеркало в этом разваливающемся здании - демоница не знала, да и совершенно забылась, в чьем теле она находится. Длинные белые волосы - единственное, что она видела, и они не помогали ей держать образ юноши в голове. Она блуждала по замку, словно пытаясь найти что-то, пока не услышала достаточно громкие звуки. Музыка? Какая ужасная, что они слушают здесь, плебеи! Легким движением руки она распахнула увесистые двери и впорхнула всеми приобретенными килограммами в зал. Сразу же ее глаза прошлись по присутствующим людишкам в нелепых костюмах, от чего она лишь хмыкнула. Первым делом Лилит заприметила юношу в платье и девушку в костюме кота рядом с ним, ну туда она и направилась. - Привет, красавчик, - нежно пробасила она и повела мощными светлыми бровями. Затем взглянула на девушку и встала в свою фирменную сексуальную позу. Знала бы она, что на нее сейчас все смотрят… разделась бы еще. - Ну что, детишки, во славу Сатаны праздничек устроили? - она хитро обвела взглядом людей и обратилась ко всем, кто мог ее услышать, - Похвально, похвально. Лилит вскочила на стол, подхватив бутылку горячительного, и махом осушила половину, словно пила чистую воду. - Зажжем эту ночь! - выкрикнула она и зал оглушило звуками песни “У губ твоих конфетный вкус” в исполнении самого лажающего в мире народного ансамбля демонов “Золотое Демнецо”, - Во славу Тьмы! В подтверждение своих слов она движением руки с громким хлопком взорвала шторы, которые полыхнули ярким огнем. Столы, кроме того, на котором развлекалась демоница, разлетелись в разные стороны. Один из них оглушительно разбил стекло, еще один вспыхнул в огне штор. Лилит одним движением избавилась от рубашки и бросила в огонь, словно принося новую жертву, стол под ней пошел трещинами. Королева прекрасно знала, что из темноты за ней следит пара ярких красных глаз...

Эвриал Горгонов: Капитан Крюк весело отплясывал с Ягой, которая, не смотря на костяную ногу, оказалась отличной партнершей и выдавала лихие па. Зал гремел музыкой и смехом, время от времени раздавался голос пирата: - Йо-хо-хо! - Тысяча горбатых моллюсков! - Три тысячи чертей на румбу! Купидоны с закусками порхали вокруг танцующих, и морской волк крюком подхватывал то тарталетку, то канапе, чтобы перекусить. Или, как он выражался, набить трюм. Капитан как раз исполнял "веревочку", когда к празднику присоединилась Глава Тёмного отделения. Крюк весело помахал ей шляпой в знак приветствия. И тут что-то произошло. Дверь распахнулась с такой силой, что Красная Шапочка рассыпала все пирожки, а купидоны от грохота шмыгнули за шторы, попутно роняя на головы гостей все закуски и напитки. Музыка стихла, по залу пробежал недовольный и удивленный ропот. Все взгляды были прикованы к появившемуся гостю. Капитан Крюк, все еще тяжело дыша от танца, наблюдал за юношей. Это был один из учеников Темного отделения и одновременно не он. Словно две сущности в одном теле. Догадка уже закралась в голову мага. - Зажжем эту ночь! Во славу Тьмы! - прокричал он. И зажег, в прямом смысле. Горгонов отбросил образ пирата, снял бутафорский штопор с руки и бросился гасить пылающие шторы, ведь за ними прятались купидоны. Стало совсем не весело. - Остановись! - прокричал Эвриал.

Александр Холод: - Привет, красавчик, - Саша только опешил. Даже ответить ничего не сообразил, а в следующую секунду ему нестерпимо обожгло палец магическим перстнем. Количество Магии в помещении зашкаливало. Магические потоки ерошили волосы и играли тканями юбок. Александр видел этого парня совсем недавно, на посвящении, но сейчас едва его узнал. И дело не в макияже (и был ли он вообще?), - в глазах юноши что-то изменилось. Саша взглянул в эти глаза и ему стало жутко, по спине побежали мурашки. От Хоакина веяло таким замогильным Мраком, что не веяло даже, а несло. А когда Аристе запрыгнул на стол и стал раздеваться, Саша обратил внимание на его гигантскую тень на стене. Она была необъятная, с огромными кожистыми крыльями и закрученными рогами. Сущий демон, короче.. Силясь заглушить жгучую боль в руке, Александр хлебнул виски. Магией напитка его подняло в воздух на десяток сантиметров, юбки вздыбились как в невесомости, а в следующий миг волна силы разбросала столы в разные стороны, и парящего Саню тоже швырнуло о стену. - Зажжем эту ночь! Во славу Тьмы! Мда, видимо сегодня даже в морге заиграет вальс..

Лой Ивер: Как вы все замогильно все развернули, ахаха))) Аверендя, а для Лой просто Индя, долго не ломалась и повела свалившихся ей на голову тибидохсцев к выходу из проклятого места. Прошла, наверное, целая вечность, прежде чем четверка таки вышла на свежий воздух ночного кладбища (разница в температуре была как вернуться из теплых Багам обратно в русскую студеную осень), а преподаватели успешно закрыли нелегальный портал (только Лой чего-то колдовала дольше обычного, но это скорее всего просто сказалась усталость). У замка четверка разминулась. Лой вспомнила, что церемония Хэллоуина уже началась, и утащила Аверендю в свою комнату, переодеваться. Быстро смыв всю грязь и пот, темная собрала волосы в два небрежных светлых хвоста, изменила их пигментацию так, чтобы кончики стали в одном хвосте синего, во втором розового цвета. Натянула на ноги колготки в крупную сеточку, уж оооочень фривольные шортики, кофточку, и на быструю руку ярко накрасилась. Послав своему воздушному отражению в зеркале воздушный поцелуй, финальным штрихом она подхватила в руку бейсбольную биту - ну а как же без этого? Сегодня была ночь Хэллоуина, и девушка планировала знатно повеселиться. Даже если это значило избить пару хмырей... На предложение переодеться Аверендя лишь покачала головой, и Лой быстро согласилась с тем, что ее демонесское обличие и особенно шикарные рога на голове вполне подойдут для любого маскарада. С Владой они пересекли уже почти у входа в Зал двух Стихий, и внутрь вошли уже вместе. Светлая тоже уже была в костюме, а за руку вела с собой ангела. Того самого, из царства Ада... Ивер лишь вздохнула: она понятия не имела, как так получилось, что он увязался за Радугой. Ну и, чем бы дитя ни тешилось, как говорится. Но на празднике тибидохсцев ждал сюрприз. Первым делом Лой заметила Эвриала в костюме капитана Крюка, который поспешно тушил форточку, и визжащих за ней купидонов. - Ну в общем, добро пожаловать, - проговорила Темная Аверенде, и в свою очередь уставилась на Ворону, которая была в доспехах и с мечом (а смотрелось ничего так, секси), а на груди ее алой помадой было написано "Лой Ивер". Сказать, что Лой была удивлена, было - сказать ничего. Она подошла к блондинке, встреча на Лысой Горе с которой, как она помнила, в прошлый закончилась горячо, и какое-то время с удивлением и какой-то усмешкой откровенно на нее пялилась, а потом громко расхохоталась. - Это то, что я думаю? - она все еще не могла перестать ржать. Свой меч, в свою очередь, она сегодня оставила в своих покоях под самыми надежными охранными заклинаниями. Уж очень не подходило к костюму. Тут Ивер кивнула на Аверендю, которая стояла неподалеку: - Кстати, смотри кого я к нам привела. ;) Тут, однако, стало не очень весело. Атмосфера паники, которая началась с Горгонова, перешла на учеников, стоящих неподалеку со столами. Те разлетелись во все стороны от Аристе, а вместе с ним и Александр Холод (, который, кстати, был очень странно одет)... - Хоакин! - с упреком воскликнула Ивер, нахмурив брови. Она уже собралась было разобраться в потасовке учеников ее отделения, как вдруг заметила на стене демоническую тень. Они с Аверендей обменялись многозначительными взглядами... могло ли быть?..

Александр Холод: Сашка приподнял голову и огляделся. Ситуация изменилась не сильно. Хоакин топал ногами стоя на столе, девушка с алой надписью "Лой Ивер" на груди невозмутимо жевала пирожок (ее стол снесло, а она даже не шевельнулась), Капитан Штопор голосил стилизованные ругательства и тушил шторы, сея хаос и панику. При беглом осмотре сильнее всего притягивала взгляд задница настоящей Лой Ивер, которая как раз вошла в зал и с таким же выражением лица, как и у самого Александра, озирала происходящее. На ней были такие коротюсенькие шортики, что даже и шортами не назывались бы, не будь она главой темного отделения (хехе). Саша встал, отряхивая с платья сажу и деревянные щепки (все, что осталось от стула, на который он приземлился). Прикинул взглядом расстояние, которое преодолел в полете и присвистнул, представив, как живописно он рассекал просторы Зала Двух Стихий. Как трепетно развевалась его юбка в полете, и как волнительно сверкали его труселя. Красотища. Отшвырнув валяющуюся рядом треснувшую от удара дубовую столешницу, Александр обнаружил, что бутылка его безнадежно разбита, а виски расплескался по полу. Ну вот, даже выпить толком не дадут. Сначала котяра эта наглая, теперь философ .. Подумав так, темный подскочил к только что вошедшим и спросил, обращаясь к Лой (почему-то ему казалось, что именно ее следует считать главной): -Ну что, кого первого? Бензопила в руках юноши устрашающе зарычала; визжя, как истребитель, мимо промчался купидон, оставляя дымный след.

Гроттер: -Ай жги-жги-жги, ай жги-жги-жги! - и вправду, костяная нога (даром, что пришлось извести банку гипса) совершенно не мешала танцевать, да и Крюк оказался весьма галантным и веселым кавалером. Разухабистый танец заставил Ягусю запыхаться, и ей было даже не до угощений, которыми лакомился капитан. Тем временем, пока они танцевали, в зале прибавилось народу: пара метро...гомо..леший их разберет-ориентационно-запутавшихся, обаятельный Чешир, и... "Лой?" - пригляделась к девушке Яга и злодейски захохотала во все клыки. "Неее, Пернатую ни с кем не спутаешь!". Но прекрасно начавшемуся самайнскому вечероночеру не суждено было так же прекрасно закончиться. -Зажжем эту ночь! - и с этими словами один из...переодетых шандарахнул огнём в шторы. Из-за них порскнули с визгами купидоны. -Ураааа, фейеверк! - Яга засвистела в два пальца, подбадривая девушко продолжать стриптиз и зажигалово, как тут её внимание привлекли вошедшие. -Ох ты ж ёжки-кочерёжки, кого черти принесли! - подбоченилась Яга, заметив Лой и её спутницу. - Аверендя, отлично выглядишь, помело мне в ступу! Пошто к нашим краям? - Яга, отвлекая внимание, щелкнула пальцами и стрелы, в панике разбрасываемые купидонами, полетели как раз в двух девушек - выпускники ТО всегда были готовы устроить "однополчанам" сладкую жизнь. Во всех смыслах. Миль пардон за задержку в отписи, у Ягуси потускнело блюдечко и запаршивело яблочко.х)

Аверендя: Не успела Падшая перешагнуть порог зала, как неприятности уже начались. Догадывалась ли она, что этот хвост мог бы тянуться от самой Преисподней? Пожалуй да, по резкой выходке и звукам музыки можно было догадаться что здесь творится что-то дьявольское, а уж пожар её убедил на все сто процентов, что дело тут не чисто. И одного взгляда было достаточно чтобы понять, кто перед ней сейчас в чужом обличье. Не сговариваясь они с Лой посмотрели друг на друга, и в глазах каждой вспыхнул огонёк. Кажется что не только они узнали того, кто предстал перед ними. - Аверендя, отлично выглядишь, помело мне в ступу! Пошто к нашим краям? - такой далёкий, словно прошедший через вату, голос вернул тёмную к действительности. Подругу дней своих суровых девушка признала сразу, хотя та замечательно замаскировалась в тряпье, но Гроттер есть Гроттер и трудно не заметить такую харизму, которая так и прёт, всем бы такой оптимизм и энергию. Придя в себя и очнувшись после секундного замешательства, Индя мгновенно отвела глаза от юноши и постаралась выглядеть как можно незаметнее в толпе. - Гро, не сейчас. Я бы тебе с радостью рассказала как провела свои "триста лет в подземелье", но кажется тут образовались дела поважнее. И кажется, что нам всем не мешало бы подумать об этом, - шёпотом ответила она, одними лишь глазами указывая на стол с полуобнажённым учеником. - И я сейчас вовсе не о стриптизе, если ты понимаешь о чём я говорю. В прошлом Индя не отличалась ангельским характером, да и в оргиях всегда была готова поучаствовать, но надеялась на то, что Ягуся смекнёт, происходящее - это не часть сценария и всё идёт не по плану. «Что сейчас начнётся - одному лишь богу известно, но раз уж Лилит не нашутку разошлась по-хорошему дело не кончится. Главное чтобы до смертоубийства не дошло,» - только и успела подумать Падшая.

Эля Зимина: Зал сверкал огнями (и куда только транжирят бюджет Тибидохса? Произвол!), по полу валялись конфетти. Периодически мимо пролетали розовые купидоньи жопки, по случаю праздника, запакованные в Хэллоуинские костюмы. К сожалению, их костюмы были легковоспламеняющимися, а ребятам так нравилось сдирать с окон обуглившиеся шторы, поэтому периодически маленькие визжащие факелы пролетали мимо удивленных обитателей (и не очень) замка. Среди всего творящегося трэша, угара и содомии, был все же один тихий уголок, который все словно обходили стороной - и только сильно приглядевшись, можно было заметить в нем тень, периодически отсвечивающую алым. Пока его зазнобушка в чьем-то теле чудила и, пригласив знаменитое "Демонцо", сцеживала кровушку из чужих ушей, он стоял,безмолвный и невидимый. Но, кажется, пришло время вмешаться. Легкой, пружинистой походкой (быстрый как бабочка, порхающий как пчела) он пронесся сквозь зал, распихав обалделых гостей во всяко-разных фетишных костюмчиках, видя только ее улыбку - и вскочил на стол, тут же приобняв за плечи... то есть, попытнувшись. Все же это тело было как-то коротковато для сей славной задумки - пришлось выкручиваться, облапив Лилит за, мнэ, талию (или ее предполагаемое место присутствия). - Господамы, не спешите следовать совету леди, - Люцифер широко улыбнулся, сверкнув глазами, - Мне льстит ваша преданность мне, и поэтому я хочу сделать по подарочку каждому. Каждому из вас. Он эффектно взмахнул руками, едва не свалившись с импровизированного помоста - все же это тело было столь непривычно, столь несовершенно... Никаких вспышек или искр за этим не последовало - все же не дилетанты работали. Но каждый в зале ощутил странный прилив сил. Все гости праздника получают в подарок магические способности. Осенняя Хандра сможет воздействовать на эмоции людей, но лишь в положительную сторону. Геката - призывать трех адских псов, но это мопс, хрюкающий французский бульдог и пекинес. С жуткими красными глазами, мерзкими ядовитыми слюнями, и очень милые, да. Парень в платье - способность переодеваться в пафосные наряды мгновением ока с помощью лунного жезла Сейлор Мун, но каждый раз при использовании появляется анимешная мимика. Эйнарт - сила голоса, но она не контролируется, поэтому приходится говорить шепотом. Жизель - высасывает жизненные силы, но только когда танцует (максима-ально страстно, ух!) Труп Невесты - вселяется во влюбленных дамочек, но когда возвращается в свое тело, спит столько же, сколько пробыла в чужом. Капитан Крюк - способность превращать, собстна, крюк во что угодно, но в основном в какую-нибудь ненужную хрень. Лой Ивер - перевоплощение в кого угодно, но не в того, в кого бы хотела. Харли Квинн - возможность вызывать похоть у окружающих, но только тех, кто больше всего ее раздражает. Чеширский кот - исчезновение, но исчезновение после лучших умностей и шуток, триумфа не будет, гы. Баба Яга - левитация, но нужно загребать веслом для разгона и ускорения и да! Не выше полуметра над землей. (Для взлета ничего не нужно, для дальнейшего передвижения - весло) Малефисента - творение магии без искр и заклинаний, но лишь во имя добра. Внимание! 1.Все отыгрыши, происходящие на территории Тибидохса, приравниваются к Хэллоуинским до самого конца праздника, и участвуют в голосовании на лучший пост, которое будет проведено по окончанию. Победитель получает новую магическую способность. 2.С данного момента до окончания Хеллоуина у вас, дорогие друзья, плюс-минус месяц. Успевайте доигрывать ваши линии. 3.Все, получившие свои подарки, превращаются в свои костюмы, теряя личины своих героев. Только ваши новые способности, только ваши новые тела, только хардкор, Господамы! 4.Каждый может вмешаться в любой отыгрыш, который приглянется ему, неважно, что будет в нем происходить. 5.На Хэллоуин открывается Лысая Гора, куда вы можете придти и умереть или же совсем наоборот, евпочя ;) 6.Очередности нет, достаточно четырех строк на пост. 7.Отдельное внимание! За победу в Хэллоуинских конкурсах вы получите горячие призы! Энджой, котики!

Александр Холод: Бензопила заглохла и Рингруин в недоумении опустил ее. Да что здесь вообще происходит? Теперь, когда темная парочка стала обжиматься на столе, было уже не так обидно за свой полет. Вот за бутылку виски, конечно, обида еще не прошла, но черт с ней. Парень знал один магазинчик на Лысой Горе, где можно было разжиться отличным горючим.. Да только вот сейчас-то как быть? Но тут, девченка начала вещать со стола: - Мне льстит ваша преданность мне, и поэтому я хочу сделать по подарочку каждому. Каждому из вас. В голове у Сашки на секунду потух огонек. А когда он снова вспыхнул, то голова была уже не Сашкина. Вернее как, - голова была все та-же, но она принадлежала не Сашке, а просто парню в платье. Абстрактному такому и отстраненному. Неверное алкоголь, наконец-то, начал действовать. Чувствовался невероятный подъем сил и вдохновение веселиться. Хотелось продолжать пить и плясать, да только парню, вдруг, совершенно разонравилось это место. Ребята тут, вроде прикольные, а вот декорации отстой. -Ребят-ребяяят! Раз уж мы с пожаром разобрались, - кивок в сторону Капитана, - может рванем на Лысую Гору? Я там знаю одного вурдалака, который продаст нам очешуенной дурман-травы. А то тут веселье подкатывает, по моему.. - тут еже кивок в сторону обнявшейся на столе парочки. -Ну так как?

Эвриал Горгонов: Разобравшись со шторами или, вернее сказать, с их обгоревшими останками, Горгонов обратил внимание на только что вошедших гостей. Юная особа, в которой узнавалась ученица Темного отделения, ураганом промчалась по залу, тормознув возле демонического юноши. - Мне льстит ваша преданность мне, и поэтому я хочу сделать по подарочку каждому. Каждому из вас. - в голосе слышалось торжеств и злорадство. - Что за... -"бред" хотел сказать Эвриал и поднял руку, чтобы стереть пот со лба. Но на руке оказался штопор. Тот самый, который он снял, чтобы потушить пожар. - Что за #$%!!! - выпалил он, сам того не осознавая. Бутафорский штопор перестал быть таковым. Он плотно сидел на руке, пальцев которой мужчина не ощущал. Спираль штопора стала железной, ржавой и очень острой. - Абордажный лом с хреном во все дыры 333 раза! - прохрипел Горгонов, остатки сущности которого отдавали штурвал пиратской душе. Капитан Крюк выпрямился и расплылся в улыбке на все...он и сам не знал сколько зубов у него осталось.. Это уже не была жемчужная улыбка преподавателя нежитеведения. Лыба, иначе не назвать, "ослепляла" желтыми кривыми зубами, два из которых были золотыми. От аристократической бледности не осталось и следа: кожа на лице была загорелая и сухая от солнца и соли. Длинные волосы трудно стало отличить от пакли. Ногти на здоровой руке были желтыми и грязными. Нарядный костюм превратился в видавший годы камзол, манжеты и воротник потрепались. Брюки были потерты в стандартным местах: колени и зад. Некогда отполированные до блеска сапоги выглядели поношенными и давно просили чистки. Потертую треуголку украшало обгрызанное перо непонятного цвета. - Чтоб мне сблевать ядовитой медузой!!! #$%&! - хриплым прокуренным голосом гаркнул Крюк. - Где нормальная жратва!? Здесь даже нечем промочить горло! -Ребят-ребяяят! Раз уж мы с пожаром разобрались, может рванем на Лысую Гору? - Деваха права. Пора поднять Весёлого Роджера. И он тяжелым размашистым шагом направился прочь из замка. По пути отвесив парочку пошлых комплиментов девке с разноцветными косами.

Хоакин Аристе: Эта ночь обещала быть прекрасной во всех смыслах. С хрустом размяв свои мощные мышцы, Лилит, прикрыв глаза, выплясывала какие-то дикие адские танцы. Кто бы мог подумать, что она вообще на это способна - танцевать под такую ересь? Демоница даже упустила момент, когда за талию ее обнял Люцифер... это был Люцифер, но тело было той девчонки, с которым стоял ее сосуд. Ну и что, парочка, так даже веселее. Она обняла его самым грязным образом, заявляя свои права на него, и удивительным образом не замечала ничего вокруг. А тем временем Дьявол раздал свои дары, и вот уже в зале были не обитатели замка, а их костюмы, ожившие и прекрасные. Правда, что-то было не так приличное время, и Лилит обратила внимание на это только сейчас. Словно выйдя из пелены, она увидела небольшую группу (почти) людей, замыкал которую.. ее дорогой ангел. - Какого... - только и успела проговорить она, прежде чем ее лицо приобрело какой-то адский земляной оттенок, а глаза побелели полностью. Никто не мог увидеть, как взглядом она прожигала то ангела, то существо, за которым он шел. Люцифер рядом развеселился, наблюдая за своей зазнобой, а она была готова отправить в ад всех причастных к воровству. Спасибо, что держали ее адски крепко. - Ты-ы-ы, - она обратилась к той, с кем шел ангел, - Как ты посмела трогать то, что тебе не принадлежит? Не дождавшись ответа, она обратила внимание на Аверендю, и можно было заметить дым из ее ушей. - А ты, как посмела допустить это? Да и сам бы он не смог выбраться, - что можно было ждать от этой стервы? Разве волновало ее когда-нибудь, что там у Лилит плохо лежит? Последней под раздачу попалась Лой, или ее костюм, знала ли об этом королева? На разноволосую девку она внимания как-то не обратила. - Ты-ы-ы-ы, - демоница вырвалась из объятий, хотя Люцифер особо и не сопротивлялся, предвкушая веселье, и одним движением оказалась около лже-воительницы, - А идея твоя. Должна отдать тебе должное, задницы ты лижешь прекрасно.

Лой Ивер: Озабоченное, было, лицо Лой, которая уже собралась было разобраться в настоящем бедламе и предложить дьявольской пассии (а особенно дьяволу) хорошенько повелиться (желательно в далеке от ее учеников), после недолгой речи Эли Зиминой ака Дьявол тут же забыла, кто она такая. Черты лица главы изменились, она прямо вся стала сексапильнее раз в 20, лицо ее посвежело, приобрело хитрое выражение, в движениях ушла определенная воинственная кособокость, оставив место дерзкой грации. - Ты-ы-ы, - Лилит обратилась к той, с кем шел ангел, - Как ты посмела трогать то, что тебе не принадлежит? Харли Квинн как ни в чем не бывало пожевывала жвачку, закинув биту себе на плечо, и смотрела на Хоакина Аристе, который наезжал на призрака рядом, как на последнее говно. Самовлюбленные бычары ей совсем не нравились, так и хотелось врезать наглецу битой и сломать пару ребер. К тому же и вел он себя, как пидарас, а пидарасов она не любила, потому что действительно, зачем ей, Харли Квинн, такая конкуренция? Цирк, да и только. -Ребят-ребяяят! Раз уж мы с пожаром разобрались, - кивок в сторону Капитана, - может рванем на Лысую Гору? Я там знаю одного вурдалака, который продаст нам очешуенной дурман-травы. А то тут веселье подкатывает, по моему.. Не успела красотка опомниться и начать претворять свои мысли в реальность, как она почувствовала острый укол под ребра - Квинн еще не знала, но это была стрела купидона, пронзившая ее сердце насквозь и тут же растворившееся в воздухе. Как же не повезло девушке, что в этот момент она смотрела прямо на парня в... розовом платье? Но это не имела никакого значения, его лицо, русые волосы, то, как он держался - девушка была уверена, вот он, ее Джокер!! Она тут же подошла к нему, игриво видяя бедрами, и, не церемонясь, облокотилась локотком ему на плечо. - Я с вами! А выпить у тебя есть? Полет предстоит долгий... Кстати, у меня мотоцикл, хочешь, прокачу? - было необычно, но почему-то Харли помнила, на что на Лысую Гору летают. И даже, что у нее есть летающий инструмент... Тут рядом прошел какой вонючий пират и отвесил ей несколько пошлых комплиментов. Харли даже не среагировала, к комплиментам она привыкла, улыбка ее новому незнакомцу стала лишь более дерзкой и очаровательной одновременно.

Аверендя: Индя с интересом наблюдала как хрупкая девушка взобралась на сцену и начала толкать речь. Но с первых же слов стало понятно, что вовсе это не девушка и уж точно не ученица. И как ей в голову раньше не пришло - где одна, там и другой. А тут уж прямо говоря началась полная чертовщина. Время будто замерло, на минуту все застыли вокруг и вдруг всё резко изменилось, жуткие метаморфозы начались прямо как в замедленной съемке, несмотря на то что всё произошло моментально падшая и ангел видели всё абсолютно иначе. Лица окружающих исказились, пошли словно рябью и превратились в фейков. И вот перед ней уже стояли абсолютно другие существа. «Чёрт побери!» - мелькнуло у неё в голове, а карнавал уже завертелся дальше. - А ты, как посмела допустить это? Да и сам бы он не смог выбраться, - тут Лилит понесло во все тяжкие. Ещё немного и раскаленный воздух натянулся бы как струна и лопнул. Демоница накинулась на пернатую, которая теперь была точной копией Лой, и готова была её растерзать на мелкие кусочки. «Сейчас она точно её прибьёт, надо что-то делать,» - в панике подумала тёмная и взяла удар на себя. - Стоп! Ваше Высочество, это вовсе не то, о чём вы подумали, - скороговоркой выговорила Индя. - Мы попросту потеряли Вас из вида, как быстро и стремительно вы удалились, и решили пойти искать Вас, правда Лой!? - подскочив к Вороне девушка толкнула её в бок. - Вот видите как Вы нас всех перепугали. Но мы очень рады, что так быстро нашли Вас. Так приятно всем вместе отметить этот праздник. Мы так давно не совершали семейных вылазок. Аверендя закрыла собой Ворону и самым что ни наесть безгрешным видом уставилась на Лилит, а потом на Люцифера, ища у него поддержки.

Александр Холод: На предложение откликнулись почти сразу. - Я с вами! А выпить у тебя есть? Полет предстоит долгий... Кстати, у меня мотоцикл, хочешь, прокачу? - Пожалуй, прокати, а то я сегодня уже налетался, -парень неопределенно махнул рукой в ту сторону, где его настиг первый подарочек Сатаны. Там, невысоко над землей, еще левитировали обломки стола, о который разбилась бутылка волшебного виски. А в следующую секунду парня настиг и второй подарок Его Темнейшества. Розовое платье, в которое был одет парень, вспыхнуло невесомым зеленым пламенем вместе со всеми своими лентами, рюшем, шнуровкой и подвязками. Под напором огня юбки быстро сплавились и сжались, обтянув ноги парня зауженными брюками фиолетового цвета , а корсет лопнул и разлетелся в стороны полами стильного пиджака, в тон брюкам. Испугавшись, что сгорит в адовом пламени, парень вскрикнул и, тут же устыдился собственной реакции. Огонь совершенно ему не навредил, а, напротив, превратил его неудобное и неуместное платье в пижонский костюм, и теперь они с Харли выглядеть под стать друг другу. Целеустремленность Харли (Кстати, откуда это мне известно ее имя?) парню нравилась, настроение стремительно улучшалось. - Деваха права. Пора поднять Весёлого Роджера. - парень ткнул пальцем Капитану в спину, - Напомни мне, как долетим, чтоб я ему глаз выдавил, -сказал он.

Лизонька Волкова: Да уж, пить Волкова почти не умела, а если и умела, то только что-то легкое и совсем чуть-чуть. Сегодня она разрешила себе дать маху, и буквально накидалась. Девушка выпала из реальности на некоторое время, опираясь на стол и потирая рукой лоб. Ее замутило. Темная стояла пошатываясь, даже не поднимая глаз. *** Пожар, появление явно наитемнейших личностей, в голове все буквально пееремешивалось. Чешир стал Чеширом в буквальном смысле, девушка посмотрела на свои ноги, которые тепрь были не в мягких тапочках, а будто приросли. "Ну отлично, самый вееселый Хеллоуин". Чеширский усмехнулся. Вокруг все сверкало, голова кружилась, реально мутило. Кот про себя ругался. -Ребят-ребяяят! Раз уж мы с пожаром разобрались, - кивок в сторону Капитана, - может рванем на Лысую Гору? Я там знаю одного вурдалака, который продаст нам очешуенной дурман-травы. А то тут веселье подкатывает, по моему.. - Кот вскинул голову, снова все завертелось, в зале было очень душно. Сделав несколько шагов... -Ой, извиняяяяюсь, можно с вами - опираясь на плечо парня, который был в платье, а теперь в костюме(?). Немного не уложилось в голове кота, кажется он мог уснуть, но это вряд ли. Немного заплетался язык, примурлыкивая кошара оперся на плечо парниши - Надо проветрится, ик, - обворожительная улыбка в купе с прекрасными сиящими глазами. Всегда помогает упасть на "хвоста", и не важно, девушка ты и кошара. По моему, котиков любят даже больше....

Александр Холод: На мягких лапах сзади подошел чешир и тоже стал настойчиво вторгаться в интимно-личностное пространство. -Ой, извиняяяяюсь, можно с вами? Оу, да я сегодня звезда.. - подумалось парню, а вслух сказалось, - Конечно, Киса, присоединяйся! Сделав два шага в сторону, ловко вывернувшись из под загребущих девичьих (кошачьих?) локотков (и лап), парень пристально, с задором, взглянул на своих будущих спутниц. - План предлагаю такой: Я, - парень ткнул себя пальцем в грудь, - бегу за алкоголем. Ты, - тут он игриво коснулся кошачьего носа (был бы уместен такой характерный "пунь"), - тащи свой полетный тарантас. Коты же не летают? Уверен, он такой же милый как и твои ушки. А ты, - тут он приблизился вплотную к девушке с разноцветными хвостиками, совершенно не опасаясь ее устрашающей биты, и аккуратно провел пальчиком по ее шее, - заводи свой харлей и жди нас на старом кладбище через двадцать минут. Идет? Конечно идет, - подумал парень и вышел из зала не дожидаясь ответа (или новых вспышек ярости Лилит)

Лизонька Волкова: Чешир немного опешил, но расплылся в довольной улыбке после "пунь" по его носу.Пожалуй, это можно было назвать умилением. Аж усищи распушились. -тащи свой полетный тарантас. Коты же не летают? Уверен, он такой же милый как и твои ушки. - Полосатый уже почти убежал, но внезапно повернулся назад. Деваха с битой не давала хвостатому покоя, казалось, что она немного того. Но Чешир лишь косо поглядывал на нее и подошел наконец. Слишком уж сильно чесался язык. -Вот мне кажется, что ты немного, того - он поднес коготь ко лбу, - Ну а кто из нас не того? Мы все того, если не того, то кто же мы? - Кот расплылся было в улыбке, но внезапно что-то произошло. Он исчез? Чешир посмотрел по сторонам и недовольно вздохнул. скрещивая лапы на груди. Триумфом не удалось насладиться. Слава безумному шляпнику, продлилось это недолго. И уже через несколько минут, виляя по лестнице полосатый мчался за своим полетным плюшевым котом.

Лой Ивер: - ...Коты же не летают? Уверен, он такой же милый как и твои ушки. Глаза Харли сверкнули дьявольским огоньком, пока она смотрела на девушку-кошку, к которой потянуло ее Джокера. Улыбка стала еще слаще прежнего, но раздражение захватило красавицу с головой, а хватка на бите стала крепче. На кошек, отбивающих у нее парней, у Квинн была аллергия... - А ты, - приблизившийся к ней вплотную парень вмиг пробудил в ней совершенно иные, не менее жаркие чувства. Почувствовав жгучее прикосновение к своей шее, она с ухмылкой подалась вперед, прильнув к его телу своим. Дерзкая улыбка не сходила с лица девушки, пока она послушно, но с чертовщинкой, заглядывала ему в глаза. - Как будет угодно, красавчик. Улыбнувшись, Харли на каблучках повернулась и, виляя бедрами, зашагала к выходу. Как тут... - Вот мне кажется, что ты немного, того, - от такой наглости Харли даже опешила и на мгновение забыла про свою биту. Если бы девушка была магом огня, в этот момент ее волосы обязательно бы вспыхнули. Но чем больше раздражения рождалось в Квинн, с тем большим обожанием на нее смотрел Чешир. - ...Ну а кто из нас не того? Мы все того, если не того, то кто же мы? Блондинка пребывала в недоумении. Оно несколько секунд достаточно явственно проступало на лице красавицы, пока не сменилось улыбкой: кошка ее развеселила. (Чешира тут же отпустил приступ слепой любви к Харли, став гораздо слабее, но не пропав до конца) И в тот же момент она.. исчезла! Квинн лишь пожала плечами. Чего только на свете не бывает... А где она, вообще? Это школа магии? Вот дурдом... С этими мыслями красавица вышла из зала.

Хоакин Аристе: - Иди к ангелам, стерва! Как вы смели взять то, что Вам не принадлежит?! - все больше свирепела демоница, обращаясь к крестнице Дьявола. Ее глаза вспыхнули двумя алыми точками, способными прожечь кого угодно. В самом деле, за кого они ее принимают?! Столь наглая ложь должна быть наказана! - Какие к чертям семейные вылазки? Взгляд демонессы упал на беловолосую девку - одну из воровок. Она предвкушающе облизнулась - дааааа, еще при первой встрече она поняла насколько темна душа воительницы, насколько алчна и порочна... она принадлежит Лилит с потрохами. Она вся ее - стоит лишь немножко подтолкнуть ее в свои обьятия, соблазнить... и выпить душу. Может быть, так удастся хоть на миг залушить собственный голод. Что там душа какой-то девчонки с поверхности для нее? Стаканчик сока, не больше. Краем глаза следя за своим ангелом, Лилит стремительно шагнула к Лой, протянув руку и нежно погладив ее по щеке, ненадолго задерживаясь большим пальцем в уголке ее губ. Алые глаза встретились с глазами воительницы, и мир словно перестал существовать. Она даже забыла пошутить - хотя бы о степени наманикюренности пальцев ее сосуда... - Что ж, милая... - и тут она поняла, что это не та душа, что была в аду, совсем не та. Девчонка смотрела на нее не то со страхом, не то с недоумением... Несколько секунд демоница осознавала что происходит, а затем яростно схватила девчонку за подбородок, - Кто ты, лгунья?

Эля Зимина: Люцифер откровенно развлекался. Первым, чем он несомненно гордился, был результат его работы: все гости вечеринки преобрели новые суперсилы (а вместе с великой силой приходит великая ответственность... упс, простите, не тот фэндом), и теперь потихоньку сваливали, освобождая пространство и алкоголь Его Величеству, Сиятельству, Могуществу и прочая лабуда. Впрочем хоть как-то повлиять на него мог лишь медицинский спирт, и то лишь до легкого головокружения, и то, если ему того хотелось. Стремительным движением Люцифер соскочил со стола, распинав бутылки, которые люд оставил на полу. Во-вторых, его Богиня, его Немезида, за своего прихвостня крушила все вокруг и метала молнии похлеще Зевса, давнего заклятого друга. Вальяжно, размахивая женственной ручкой, Люцифер приблизился к кучке смертных и не очень, где Лилит уже устанавливала свои порядки и потихоньку начинала щемить несчастных, в том числе и его крестницу. Он громко рассмеялся, привлекая ее внимание. - Дорогая, если тебе так нужен этот ангел, то... - щелчок пальцами, и пустой поводок упал на пол, а ангел вернулся в опочивальню своей госпожи. Демоница, кажется, вспыхнула ещё сильнее: ей хотелось продолжать баталии, но дражайший Князь обломал такую прекрасную возможность, - Не стоит ругаться из-за такой ерунды, ругайтесь из-за более существенных вещей. Например, ты видела, кто-то спер твою любимую пару кружевного белья? Это явно поинтереснее зачуханного ангелочка. Детка, го оторвемся? Мне тут одна птичка напела... кстати, из нее получилось отменное блюдо на огне, - Люцифер откашлялся, - В общем тут недалеко имеется чудный плэйс - самое то, чтобы провести вместе прекрасную вечность. Или хотя бы ночь. Он уж было цапнул свою даму под локоток дабы телепортироваться в столь прекрасно прорекламированное место - но тут, решив подосвиданькаться и поручкаться с крестницей, он ненароком мазнул взглядом по компании магов, и немигающе вперился глазами в Радугу, у которой в руках и остался, собственно, поводок. Ее грешная душа привлекла его больше остальных, кажется, даже заворожила. Может потому, что осмелилась красть из Ада? Люцифер ухмыльнулся настолько ехидно, насколько было способно его новое тело, и сделал шаг навстречу девчонке.

Аверендя: Аверендя знала этот взгляд, не сравнимый ни с чем другим. О да, он будто испепелял душу, проникал в самые потаённые уголки и раскрывал самые тёмные тайны. Ей уже приходилось с ним сталкиваться и не раз. И если Лилит была в принципе вспыльчива, но отходчива, то Люцифер был самим исчадием ада, чем в принципе он и являлся. Ну что ж, теперь пока он не получит своё, он не успокоится, уж это точно. Тут Индя даже и не посмела бы влезать. Поэтому, она осталась в стороне, глядя как сторонний наблюдатель, что же будет происходить далее. «А может стоило остаться в Аду и кушать свой праздничный ужин, как все нормальные демоны, или вон махнуть на Лысую гору с компанией и веселиться, предоставив эту парочку самими себе. Рано или поздно они наиграются и отстанут от бедных детишек. А если даже и убьют кого ненароком, по крайней мере вне моего присутствия» — рассуждала она про себя, отрешившись от происходящего. Возможно, один из вариантов был самым лучшим, безудержного веселья ей хотелось куда больше, чем быть между Молотом (Люцифером) и Наковальней (Лилит). Ведь по сути, эта парочка была так же непредсказуема, как погода. Ещё минуту назад они страстно обнимались, а уже сейчас готовы были сожрать кого-нибудь с потрохами. И уж точно участвовать в этом Инде хотелось меньше всего. — Ах да, я совсем забыла сказать, тут недалеко есть чудесное место, где можно отлично повеселиться и найди кучу грешных душ. И поверьте мне, Ваше Высочество и Ваше Величество, это место стоит того, чтобы его посетить. — Всё-таки она решилась ввязаться в эту авантюру и увести сладкую парочку твикс подальше от школы и её обитателей.

Хоакин Аристе: Лилит уже было приготовилась скромненько развалиться где-нибудь на уцелевшей мебели с ведерком попкорна и наслаждаться тем как ее Возлюбленный раскатает и сожрет ту, что посмела разгневать Королеву Ада, как ее дражайшая, ммм, падчерица (?) опять все испортила. Демоница мысленно застонала - как же ей хотелось заткнуть досаждающую девчонку! Но Люцифер благоволил ей и против воли Князя она не посмела бы пойти. - Бла-бла-бла, чудесное место, где можно отлично повеселиться и найди кучу грешных душ... -краем уха все же услыхала раскипятившаяся демонесса. Она быстро прокрутила в голове различные варианты событий - в сущности, воровка все равно окажется в ее руках, ну столетием раньше, столетием позже... что это за срок для бессмертной? А вот в Ад следовало в ближайшее время вернуться, иначе местные дебилемоны вконец распоясаются и устроят между собой очередную битву за даже временно незанятый Трон. А подбор кадров знаете какое утомительное дело? Так что, уцепившись за локоток Его Темнейшества, Лилит кокетливо улыбнулась: - Почему бы и нет? Смертные никуда не денутся, а ночь скоро закончится, Повелитель. Летим же! - она подхватила с пола полуполную бутылку алкоголя, сделав несколько жадных глотков, и передала ее Князю. Одним из преимуществ нахождения в человеческом теле была возможность начать чувствовать. И сейчас она снова с восторгом разрешила себе ощутить тепло, медленно растекающееся по телу. Взгляд чуть помутнел, огни начали казаться ярче, и она засмеялась во весь голос, закружившись по залу. Сознание хозяина тела едва теплилось где-то внутри, делая все ощущения только острее.

Аверендя: - Почему бы и нет? Смертные никуда не денутся, а ночь скоро закончится, Повелитель. Летим же! - Кажется, первой клюнула Лилит. Уж если ей эта затея показалась заманчивой, то Люциферу подавно должно понравится. Надо было действовать дальше. - Я укажу Вам путь! - Всё с большей надеждой в голосе воодушевленно сказала Тёмная. Наконец-то рыба её мечты попалась на крючок, теперь главное было не сорваться улову. Медлить нельзя! Решительным движением руки Аверендя открыла в воздухе портал, не смотря на все запреты на использование порталов на территории Тибидихса. Ну что же поделать, правила созданы для того, чтобы их нарушать. Тем более, что если ты это делаешь во благо всех присутствующих. - Прошу! Только после Вас Мессир! - Присев в почтительном реверансе и лукаво улыбаясь, произнесла она, указывая на открывшуюся дорогу. Из портала были слышны веселые голоса подвыпившей публики, смех, музыка и нескончаемый шум-гам. Ночка обещала быть занятной. Зал двух Стихий -> Бар «Заворот Кишок»

Эвриал Горгонов: С праздником, милые волшебницы!

Мила Клопская: -------------------> Коридор Мальчишка все же оказался хамом, как Милка и предполагала в начале этого разговора, и даже в конце прошлого. Хотелось вцепиться в эти светлые - такие же как и у нее, кстати - волосы и оттаскать по самое нехочу. Мешала пара вещей: она была на порядок слабее, чем он, меньше и младше, а также он ей нравился. А еще он много болтал, гораздо больше, чем она могла воспринимать на определенный момент. Мысли крутились в юной головке, заставляя цвет и выражение лица меняться буквально ежесекундно. - Тиби...что? - внезапно ее слух зацепился за необычное слово, показавшееся интересным. Клопша встала на месте, пока ее спутник продолжал движение, и на несколько секунд задумалась. Он грозился уже скрыться за углом, поэтому пришлось сорваться с места и побежать. Как собачонка, ей богу. -Какой тибибокс, какое отделение? Ты недавно головой ударился? Я в четвертом классе учусь, - Милка покрутила пальцем у виска, нахмурив личико. Затем она снова шла, точнее, почти бежала за ним, молча обдумывая полученную информацию, пока наконец не взорвалась, - Ты можешь не нестись, я не могу так быстро! И смачно врезалась лбом в дверь.

Эвриал Горгонов: Было что-то странное в том, чтобы находиться рядом с девочкой. Они были едва знакомы, чёрт, да он даже имении не знал, но было такое впечатление, что он знал ее много лет. Пока они шли по коридору, Горгонов изредка поглядывал на нее, стараясь рассмотреть и пытался делать это не заметно. - Не тибибокс, а ТибиДОХС! Ты что, с лукоморского дуба рухнула? Еще скажи, что ты не в курсе, что находишься на острове Буяне!.. Эвриал упустил из виду то, что девочка отстала, и обернулся уже в тот момент, когда она впечаталась в дверь. - Эй, ну ты чего?! Глаза разуй! Этим дверям лет...много, кароче. Еще не хватало, чтобы каждая мелочь их увечила. - он наклонился, чтобы оценить состояние белобрысой головушки. - Сильно больно? Теперь синяк будет и шишка... Но к его удивлению, на месте ушиба не было и намека на травму. Горгонов присвистнул. - Уууу... У тебя способность к быстрому исцелению? Или стойкость к повреждениям? - парень бесцеремонно ткнул пальцем в то место на лбу девочки, куда пришелся удар. - Интересно, а заклинания и сглазы на тебя действуют? М?



полная версия страницы